05 Февраля 2023
search

ДНР освободят в ближайшие месяцы?

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
Смотрите http://remont.youdo.com/plumbers/radiators/, посетить сайт.
Услуги специалиста: http://remont.youdo.com/repair/bathroom/material/dekshtukatur/, описание.
Услуги автоперевозок: http://perevozki.youdo.com/arenda/manipulyator/tag/bezvoditelya/, подробности здесь.




Аналитика все материалы

Впереди "паровоза"

Предвыборные кампании кандидатов в нижнюю палату федерального парламента России вышли на финишную прямую. Понятно, что без скандалов и сюрпризов не обойдется – одним победа, другим лишь участие и сочувствие. Но все-таки не Госдума в любом ее составе для нашей страны – источник глобальных перемен. Российская Федерация относится к типу не "парламентских", а "президентских" республик, где вся полнота реальной власти принадлежит не шумному Ноеву Ковчегу с парковкой на Охотном Ряду, а первому лицу государства и его ближайшим соратникам. Именно поэтому возможные итоги выборов есть смысл рассматривать в основном с точки зрения неочевидных последствий всенародного голосования. В первую очередь – того, как расклад депутатских мандатов скажется на расстановке сил в Кремле, Белом Доме и силовых структурах.

Метка-триколор

Одна из мини-интриг нынешней кампании: региональный список "Единой России" по Саратовской области возглавил 1-й замглавы Администрации президента Вячеслав Володин. Шаг достаточно необычный, особенно если вспомнить, что предшественник Володина на этом посту Владислав Сурков при всех своих "серокардинальских" талантах и умении виртуозно выстраивать выборные схемы свое собственное имя ни в какие бюллетени отродясь не вписывал.

Добавим к этому упорные слухи о том, что после думских выборов глава кремлевской администрации Сергей Иванов тоже может поменять место работы. Близится президентская кампания, и это требует кардинальной смены стиля взаимодействия главы государства и правительства – проводника президентской программы. Однако сегодняшний премьер Дмитрий Медведев катастрофически сдает свои позиции, которые и без того были не самыми прочными. Когда второе лицо государства вызывает в обществе недоумение, а вместо решительных антикризисных мер плодит в основном интернет-мемы и становится героем анекдотов, для лица первого это не просто унизительно, но и рискованно. В глазах обывателей консолидированный авторитет власти "на переправе" должен быть особенно прочным. Глава АП Сергей Иванов однажды уже выступал спарринг-партнером Дмитрия Анатольевича, причем до последнего было неясно, кого из двоих ленинградцев президент изберет своим преемником. Возможно, в скором будущем этот политик и чиновник - амбициозный, жесткий, целеустремленный, имеющий колоссальные рычаги влияния - наконец реализует свой шанс занять премьерское кресло. Или, по крайней мере, сильно укрепит своим присутствием потенциал и авторитет правительства на достаточно сложном этапе президентской кампании.

Аппаратная неожиданность

Кто может занять вакантные места в администрации президента, если они действительно возникнут (в чем большинство аналитиков уже не сомневается)? Круг возможных кандидатов не столь широк, как может показаться. И в данном случае уместно будет вспомнить историю еще одной кремлевской рокировки.

9 ноября 2005 г. Путин провел в Сочи ничем не примечательную рабочую встречу с губернатором Тюменской области Сергеем Собяниным. Через пару дней на совещании в Белом Доме, куда в ходе операции "преемник" был отправлен на пост первого вице-премьера Дмитрий Медведев (он занимал пост главы АП с 2003 г.), президент заявил, что "богатство России должно прирастать Сибирью" - и представил Собянина в ранге нового главы своей администрации. Назначение Собянина знаменовало собой смену вех: отказ от неразберихи и чересполосицы в времен Дмитрия Медведева, когда многие вопросы в администрации главы государства решались через голову руководителя АП. Собянин прекрасно знал ситуацию в регионах, умел быть одновременно дипломатом и диктатором, жестко отстаивал свои позиции, но при этом был способен воспарить "над схваткой" и не пытался на все ключевые посты сразу определить своих людей. Кадровое решение президента выглядело для тех времен абсолютно логичным и себя впоследствии оправдало – укрепление вертикали власти вообще и звеньев администрации президента в частности при Собянине дошло до абсолюта.

Что-то подобное может произойти и сейчас, когда кризис затронул не только экономическую, но и в значительной степени политическую сферу, по силовым ведомствам прокатился вал громких коррупционных дел, а региональные власти либо расписались в своем бессилии повлиять на ситуацию, либо активно "тянут одеяло на себя" во взаимоотношениях с московскими начальниками, министерствами, федеральными ведомствами и т.д. Во главе администрации президента нужен человек, который – как в свое время Сергей Собянин – полностью владел бы информацией о положении дел на местах, умел договариваться и давить, но при этом не пытался строить собственную чисто политическую публичную карьеру. В этом отношении фигура Вячеслава Володина по ряду параметров явно не проходит отбор. И не только по извечному комсомольско-партийному принципу карьерной лестницы "второй секретарь почти никогда не становится первым, а зам - директором", но и по более серьезным резонам.

Тихий ход

Вячеслав Володин в последнее время явно теряет чисто управленческий вес и склонен набирать очки за счет сугубой "политики" - эффектных жестов, красивых деклараций, публичных выступлений и т.д. Провозглашенные им недавно "пять принципов" ведения предвыборной кампании удивили и несколько позабавили политтехнологов – и сильно озадачили партийных функционеров, которым было предложено отныне "самим вести свои кампании". Руководство предвыборным штабом и общение с избирателями требует многих специфических навыков, рядовому чиновнику-назначенцу просто неведомых. Поэтому в общем-то правильные слова Володина о том, что "нельзя превращать кампанию в борьбу политтехнологий, админресурса и компроматов", что необходима "конкуренция идей, программ, проектов и предлагаемых решений, которые будут вести к улучшению жизни людей" звучали откровенной демагогией. Всего лишь потому, что были произнесены не в том месте и не для той аудитории, которая готова была их воспринять. Главная беда Володина – он несколько оторвался от реальности, "плохо видит себя в зеркале" и, похоже, теряет контроль над ключевыми процессами в регионах (кроме хорошо знакомого ему Поволжья, да и то не всегда). Он оказывает влияние на второстепенные, но не ключевые кадровые назначения – во многом потому, что не принадлежит к так называемому "силовому блоку" в российском истеблишменте и за все годы своей работы так и остался для него "чужим среди своих". Стихия Володина – скорее раздавать поручения, нежели жестко контролировать их исполнение и предвосхищать возможные тихие забастовки подчиненных или откровенный аппаратный саботаж. Давать интервью, собирать совещания, выступать перед активистами или региональными подчиненными – но не вести отчасти подковерную, но последовательную селекционную работу для того, чтобы вертикаль власти в тех же регионах не оказалась упертой в болото, вечную мерзлоту или песок. Он по сути своей натуры, как отмечают эксперты в сфере политической психологии, относится к типу лидера-актера и лидера-"пожарника", который концентрируется в момент аврала или красуется на публике, но в повседневной рутине проигрывает менее эмоциональным и более дотошным коллегам. Не добавляет ему очков и звание самого богатого сотрудника АП – согласно декларации Володина о доходах, за 2015 год его заработок составил 87,1 млн рублей (большая часть – доходы от вкладов и акций различных компаний). Не спасает имидж даже то, что, по слухам, около 40 млн чиновник перевел на благотворительные цели.

Не забытые и не старые

Осторожно и с массой оговорок (как это обычно бывает в прогнозах относительно президентских структур и их внутренней "кухни") источники в АП в последнее время стали называть в качестве возможного преемника Володина, а может, и самого Сергея Иванова, абсолютно не публичную и потому широкой публике не известную персону – 55-летнего Антона Федорова. Вот уже три года он возглавляет Управление президента Российской Федерации по вопросам государственной службы и кадров. Федоров и Володин земляки и почти ровесники, однако являют собой практически полные противоположности, если говорить о стиле работы и типах личности.

Володин - человек эффектный, политически подкованный и речистый. Федоров –до мозга костей управленец, аккуратный и сдержанный. Он имеет за плечами опыт работы в самых разных структурах, от комсомола до "Росатома". Родом он тоже из Поволжья - родился и окончил университет в Самаре (б. Куйбышеве). Публичной политики не чужд – успел пройти горнило выборов и стать народным депутатом Верховного совета РСФСР в 1990-91 гг., как раз на пике демократических устремлений перестроечной эпохи. Но большую часть своей карьеры в администрации президента со времен распада Союза он сделал, налаживая взаимодействие центра и регионов (в 90-е годы, учитывая "парад суверенитетов", задача была для АП далеко не простой). В разное время Антон Федоров занимал должность представителя президента в Самарской области (до создания института полпредов и деления РФ на округа), отвечал в администрации президента за работу с территориями. С 2000 и до 2011 года работал заместителем полпреда президента Георгия Полтавченко в Центральном федеральном округе (кадровая чехарда тех лет его не коснулась). Такая строка в послужном списке сделала его вхожим в круг так называемых силовиков во власти и внушила к нему доверие. Формально отношения к этой среде он не имел, однако рекомендация "шефа" стоила дорого. Уважению, кстати, способствовало и место срочной военной службы Федорова – он был десантником и воевал в Афганистане (этот факт он обычно не педалирует и особо упоминать не любит, но признавался в одном из интервью, что не раз был на волоске от гибели и спасся лишь "чудом"). В администрацию президента в 2013 году после скоропостижной смерти своего предшественника на посту главного кадровика АП Владимира Кикотя Антон Федоров пришел из госкорпорации "Росатом" (там он тоже отвечал за координацию работы с регионами). Это был немаловажный для управленца опыт: именно в тот момент "Росатом" совершил самый важный в своей истории рывок вперед. Госкорпорация в корне перестроила свою работу по стандартам современного мирового менеджмента - от системы закупок и внутренних правил поведения персонала до собирания воедино машиностроительных активов, получения мощных государственных преференций в России и беспрецедентного увеличения портфеля заказов на строительство АЭС за рубежом на волне "постфукусимского синдрома" в прочих странах мира.

Спокойно и методично Антон Федоров сделал свое подразделение одним из самых влиятельных в администрации президента. Пароль "кадры", отзыв - "решают все", и старые истины с годами не теряют своего смысла. Те, кто знал его еще по комсомольской работе в Самарской области, в один голос отмечали: Федоров – не политикан, а "просто чиновник", но при этом человек достойный и решительный, твердо знающий, чего он добивается: "Если он сказал "хочу" - лучше дай". У Антона Федорова, по отзывам хорошо знакомых с ним людей, есть очень ценное качество – он "не отдает предпочтение ни правым, ни левым, его приоритетом является его служба", у него нет фаворитов или врагов, и с людьми он работает "независимо от того, что они вчера сказали на митинге".

О своей семье и троих сыновьях Федоров на публике практически не распространяется. Исключение он несколько лет назад сделал лишь для одной очень важной для себя темы – рассказал журналистам об истории своего обращения к вере, встречах с митрополитом Киринским Афанасием, которого считает духовным наставником, и о том, как он себя ощущает в роли прихожанина московского Храма Всех Святых на Кулишках.

Именно такие фигуры, не связанные с громкими скандалами и ненадежными покровителями, но имеющие большой опыт и обширные связи "на земле", могут для АП (да и не только для нее) оказаться сейчас наиболее востребованными.

Трудно сказать, сбудутся ли прогнозы о том, что еще до наступления зимы в администрации президента РФ произойдет "тихая кадровая революция". Порой именно эти предположения становятся главным тормозом для возможных перемен. Но дело даже не в персоналиях. Нельзя не увидеть, что мы наблюдаем сейчас смену политических эпох в сфере управления на фоне кризисов и общей усталости от них. Вертикали власти приходится демонстрировать сейчас не только жесткость, но и способность к "упругому сжатию", находить компромиссы и быть последовательной в своих действиях, снижать обороты самопиара и становиться более эффективной по сути. Новое время – новые цели – новые люди. Логика налицо. Не возразишь.

Александр Журавлев

Теги:



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС