21 Сентября 2020
форумfeedback
search

"Тесак" скончался в челябинском СИЗО

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
Услуги на YouDo: http://perevozki.youdo.com/passenger/cars/wedding/limousines/red/, ссылка на описание.
Юду: http://perevozki.youdo.com/cars/container/3i5t/, посетить сайт .


Аналитика все материалы

Валерий Чарушин: Люди почувствуют достижения нанотехнологий в перспективе

Ровно месяц прошел с того момента, как Уральское отделение РАН обрело нового председателя Валерия Чарушина, который сменил на этом посту избранного депутатом Госдумы Валерия Черешнева. Уральских ученых ждет множество проектов, которые будут решаться под его руководством, и они будут включены в долгосрочную стратегию развития Уро РАН, подобно общероссийской, до 2020 года. Выпускник УПИ, живший в одной комнате общежития с нынешним ректором этого вуза, по сей день преподает в нем. О том, какие уникальные наноразработки могут предложить уральцы, почему важен "северный" вектор развития Урала и зачем нашим университетам объединяться, академик рассказал в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Валерий Николаевич, прошел ровно месяц с того момента, как Вы стали председателем Уро РАН. Что самое первое, важное пришлось сделать на новом посту?

Фото: Ольга ЗубоваВалерий Чарушин: На новом посту пришлось заняться проблемами молодежи. Сегодня обсуждается вопрос строительства жилья для молодых ученых с использованием того ресурса, который имеется в РАН. Видимо, в ближайшее время будет поручение председателя правительства РФ Владимира Путина о развитии молодежного строительства жилья в академии наук.

У нас есть так называемые жилищные сертификаты для молодежи, но их не хватает. Уральское отделение ежегодно выдает около 20 сертификатов на 1 млн руб. каждый, а потребность составляет 230 сертификатов в год. Нужно изменить ситуацию радикально – ведь она складывается в академии в целом.

Вопрос: Удастся ли перекрыть ту потребность, о которой Вы говорите?

Валерий Чарушин: Рассчитываем, что квоты, которые мы будем получать, будут в несколько раз больше, чем те возможности, что у нас есть сегодня. За примерно пять лет мы сможем эту проблему решить.

Помимо этого пришлось заниматься обновлением материально-технической базы, здесь мы также ожидаем серьезные перемены по обновлению парка оборудования.

Еще один вопрос – программа фундаментальных исследований на ближайшие годы. Будем корректировать направления исследований, разбивку по институтам.

Вопрос: Валерий Николаевич, Вы учились в УПИ. Насколько чувствуется влияние alma mater, и кто из друзей по студенческой скамье помогает развивать уральскую науку?

Валерий Чарушин: Я действительно учился в УПИ, и вся моя жизнь связана с этим вузом. Сегодня я остаюсь профессором технического университета. Учился я в одной группе с Анатолием Ивановичем Матерном – сегодняшним ректором. Мы жили с ним в одной комнате общежития. Также моими соседями по комнате были профессор Лесотехнического университета Виктор Гаврилович Бурындин, главный инженер Уралхимпласта Павел Иванович Ярков и замдиректора этого предприятия Владимир Иванович Антонов. Это мои ближайшие друзья, и мы, безусловно, поддерживаем тесные связи, хотя они к академической системе, кроме Анатолия Ивановича, не относятся. С УПИ у нас очень тесная интеграция, также как и между Уро РАН и классическим университетом. Многие научные сотрудники преподают в университетах, и наоборот, многие сотрудники университетов проводят здесь свои исследования.

Мы сегодня заняты обсуждением концепции развития федерального университета, большого евразийского и встречаемся очень часто на разных заседаниях. То, что мы знакомы со студенческих лет, конечно, помогает, потому что это другой уровень доверия, другая степень ожидания!

Вопрос: Сейчас много обсуждают развитие нанотехнологий. Для каких сфер жизни людей уральские ученые могли бы предложить уникальные разработки?

Валерий Чарушин: Люди почувствуют достижения нанотехнологий в перспективе. Сегодня проекты, которые фигурируют в областной программе Роснанотеха, касаются, в основном, материалов с улучшенными характеристиками – в том числе, керамических, композиционных, катализаторов. В повседневной жизни вы этого не чувствуете.

Допустим, выпущен катализатор, который используется в автомобиле, и благодаря этому улучшается экологическая ситуация в городе. Обыватель почувствует это опосредованно – ему все равно, какой там стоит катализатор – платиновый или на основе нанотехнологий – ему важно, чтобы он выполнял свою функцию, и в воздухе не было вредных газов.

Вопрос: То есть нанотехнологии незаметно влияют на нашу жизнь?

Валерий Чарушин: С другой стороны, создание, например, магнитных сенсоров или биосенсоров – это уже более революционные Фото: www.army.lvпреобразования, которые несут новые методы в диагностике, новые методы записи информации. Мы почувствуем это не так быстро, не за один день. Думаю, что через пять-десять лет мы будем ощущать влияние нанотехнологий более емко, а тем более – через 20-30 лет, когда это влияние станет неоценимо.

Вопрос: Госкорпорация Роснанотех, которую Вы упомянули, готова выделить 5 млрд руб. на развитие нанотехнологий на Среднем Урале. Речь идет о десятках проектов. А готовится ли у нас достаточное количество специалистов?

Валерий Чарушин: Для того чтобы работать в области нанотехнологий, не нужно специально готовить специалистов по этой тематике, потому что это – физика, химия и биология.

Вопрос: А как же отдельная кафедра в УрГУ?

Валерий Чарушин: Это, скорее, дань моде, поскольку для физиков, химиков и биологов, если их деятельность связана с созданием объектов наноразмерного уровня, достаточно базового образования. Мы говорим сегодня о том, что средства диагностики, наблюдения, контроля, измерения позволяют уследить за нанообъектами – это то, чего не было 20 лет назад. Сейчас есть масса методов анализа их структуры и поверхности.

Не нужно обозначать, что человек – специалист в области нанотехнологий, если он получил то базовое образование, а котором я говорил, и если стоит задача его работы в исследовательском проекте с нанотехнологиями. В процессе вузовского обучения он волей - неволей получает информацию о том, как работать с нанообъектами.

Нанотехнологии – это неотъемлемая часть нашего микромира.

Вопрос: Какой будет научный вклад Уро РАН в мегапроект освоения ресурсов северного Урала "Урал промышленный – Урал Полярный", над какими направлениями нужно особо работать ученым?

Валерий Чарушин: Очень хороший вопрос, потому что сегодня потенциал Уро РАН не в полной мере используется для реализации этого проекта. Мы располагаем кадрами – и экономистами, и геофизиками, геологами, и биохимиками, экологии, специалистами в гуманитарных сферах, и надеемся, что все они будут более широко востребованы по мере развития этого комплексного и масштабного проекта. Наряду с освоением минерально-сырьевой базы северного Урала, решением проблем энергетики, транспорта, нужно решать массу других проблем: это изготовление машин в северном исполнении, экологическая оценка осваиваемой территории – ведь могут изменяться русла рек или может прекратиться нерест рыб в определенные водоемы.

Нужно решать проблемы, связанные с развитием местной инфраструктуры, вопросы взаимодействия с населением, учитывать этнографические особенности. Например, у нас есть институт языка Коми, северных народов Ямала.

Фактически мы сейчас говорим о движении в северном направлении. У специалиста по этносу северных народов – члена-корреспондента Андрея Владимировича Головнева – есть интересная концепция северного измерения России. Ведь мы порой не осознаем, что Россия – страна северная. У нас 80% ресурсов лежит на севере. А 80% населения живет относительно на "юге". Относительно, потому что если мы сравним с США, то широта Нью-Йорка – это широта Сочи. Мы живем намного севернее. И Россия – действительно северная страна.

Фото: Накануне.ruЧасто говорится о взаимоотношениях Запад – Восток, Европа – Азия, о развитии взаимоотношений со странами азиатского бассейна, Европой, но главная составляющая политики, которая должна учитываться – это северное измерение. Мы забываем о том, что сегодняшние процессы, связанные с миграцией населения из северных районов, входят в противоречие с вектором развития – освоения ресурсов.

Этот проект очень сложный и он должен быть наполнен всеми компонентами – экономическими, техническими, прогностическими и гуманитарными, потому что, в конечном счете, все делают люди, которые будут осваивать этот регион. От создания благоприятного климата – физического, нравственного и духовного, очень многое зависит. Мы рассчитываем на то, что участие Уро РАН будет более полным. Мне предстоит встреча с уральским полпредом Петром Михайловичем Латышевым, который является инициатором проекта, для обсуждения этой темы.

Вопрос: Расскажите, в чем необходимость появления большого евразийского университета?

Валерий Чарушин: Этот проект тоже возник не на "голом" месте. Мы понимаем, что такое Урал как регион, динамично развивающийся, и в будущем ему отводится еще большая роль, потому что это перекресток геополитических векторов, пересечение транспортных коридоров, минерально-сырьевая база металлургии и машиностроения. Почему возник "Урал промышленный – Урал Полярный" – потому что за 300 лет эксплуатации эта база истощилась. Сейчас есть новые возможности. Они требуют новых импульсов в развитии науки и образования.

Фото: Накануне.ruИстоком создания и нынешнего технического, и классического университетов стал декрет Ленина 1920 года. У нас в Екатеринбурге был горный институт – императорский – и в 1920 году появился университет. Первоначально это был единый университет. Потом от него отпочковался индустриальный институт.

Если раньше мы шли по пути дифференциации знаний, то сегодня есть обратная тенденция развития науки – направления начинают между собой взаимодействовать, появляются общие платформы, например, информатизация, нанотехнологии, фундаментальная медицина (такой факультет появился в МГУ – ведь сейчас говорят о системной медицине, поскольку человек – система единая).

Нужно менять и образовательный процесс, сегодня, к примеру, студенту не обязательно приходить в библиотеку, он может получить доступ к книге через электронную базу в Интернете.

Не создав новую образовательную платформу в регионе, мы не получим того динамизма развития, который нужен. Концепция появления этого университета появилась как насущная необходимость развития уральского региона – не важно, как мы его назовем федеральный, большой евразийский – важно то, что это университет нового типа, который содержит исследовательскую компоненту как важнейший элемент подготовки специалистов.

Вопрос: Насколько остро, на Ваш взгляд, стоит сейчас проблема оттока кадров на Запад? И сколько сейчас получают уральские ученые?

Валерий Чарушин: В этом году средняя зарплата в Уро РАН по бюджетной составляющей составит 30 тыс. руб. В конце прошлого года она была 20 тыс. Есть ученые, которые получают 50 тыс., естественно, кто-то – меньше. Отток кадров есть, но уже значительно снизился – сегодня уже привлекательно для молодежи заниматься научными исследованиями, потому что можно реализовать свой потенциал. Во-вторых, если на Западе предлагают $ 2 тыс., то их при активной деятельности можно и здесь заработать – у нас есть такие примеры. Таким образом, разрыв в зарплате уже не такой драматический. Помимо бюджетной составляющей есть возможность получить дополнительно научные гранты, договорные средства.

Сегодня уже не такая ситуация, когда в России возможности заработать были на порядок ниже, чем за рубежом и уехать туда было соблазном. Здесь есть перспектива роста, чего наши ученые, в основном, не имеют на Западе. В период с 27 до 40 лет вас ждут там с научной степенью с распростертыми объятиями, но больших перспектив роста нет – ведь в Германии и Штатах есть свои профессора. Нужны помощники, квалифицированные люди в этом возрастном интервале. Но возникают проблемы создания семьи, приобретения дома – потому что без дома с зеленой лужайкой и теннисным кортом вам будет сложно вписаться в существующие традиции и взаимоотношения и быть полноценной частью западного научного сообщества. Уезжающие туда могут почувствовать себя изгоями.

Конечно, если человек талантлив и одержим, то рано или поздно впишется во все и реализует себя, не важно, где. Но это очень не просто. Поэтому, я считаю, основы для оттока уже незначительные.

Вопрос: Скажите, где нужно получать образование молодым людям – у нас в России или за рубежом?

Валерий Чарушин: Образование надо получать у нас, но по возможности – дополнить его стажировкой или кратким курсом за границей – это тоже очень полезно. Мой сын, к примеру, получил очень хорошее образование – он окончил физтех УГТУ-УПИ по специальности информационных технологий, затем прошел годичное обучение в Англии, и эта комбинация нашего образования и английского в части менеджмента дала свои плоды. 

add_circle ОБСУДИТЬ


Добавить комментарий:

Валерий Чарушин: Люди почувствуют достижения нанотехнологий в перспективе

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *





Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС






Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС