07 Октября 2022
search

Путин - об ошибках частичной мобилизации

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo




Аналитика все материалы


Политика В России

"Пора выйти из режима пробивания дна – нужна простая нормализация всех процессов"

Митинги и задержания, которые прошли во многих городах России, обнажили массу проблем у власти – начиная с самого очевидного, чтоб люди недовольны происходящим, и заканчивая тем, что у Кремля как будто вообще нет никакой контрпропаганды, никакого преимущества.

Так, очевидно, что молодежной политики нет и не будет, несмотря на массовые мероприятия. Еще одна проблема – перекладывание ответственности, как было и с коронавирусом – губернаторов оставили один на один с массами граждан, дескать, на местах виднее, как справляться с ситуацией. Но на самом деле нет.

Ну и наконец, последнее заявление Дмитрия Пескова о том, что зрители видеороликов Навального должны "включать голову", говорит банально о том, что даже в контрпропаганде ничего делаться не будет. Кто смотрит – сам должен делать выводы, необходимые власти, кому что не нравится – будет бит.

И еще один важный вывод из 23 января – а "Поклонной", на которую Кремль смог опереться в 2012 году, больше нет. И даже если власть сейчас соберет массовый митинг в свою поддержку, ему не только никто не поверит, но он еще больше усугубит ситуацию. О выбранной стратегии властей и ее последствиях в интервью Накануне.RU рассуждает политолог, директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

митинг в поддержку Навального, Екатеринбург(2021)|Фото: Накануне.RU

– Как вы оцениваете ситуацию? Пока все выглядит так, как будто выбрана тактика ничего не замечать?

Илья Гращенков(2020)|Фото: НТВ– То ли присутствует какая-то растерянность со стороны власти, то ли идут какие-то торги между разными внутриэлитными группами, но в любом случае нет какого-то очевидного ответа на всё происходящее, пока это действительно просто пытаются не замечать. Всё сводится к тому, что ничего не происходит, нет проблемы. Мол, дворец не Путина, ролики никто не смотрит или просмотры накручены, на улицы никто не вышел, это всё дети, которым делать нечего и вообще, вон за Конституцию голосуют миллионы, а тут какая-то статистическая погрешность. То есть сейчас Кремль действительно выбрал такую тактику – "ничего не было".

– Какие пути решения могут быть?

– Если говорить о том, что с этим делать, то, видимо, есть разные пути. Первый – это то, как Кремль скорее всего будет действовать. Второй – "что бы делал я на их месте".

Итак, что скорее всего будет делать власть – очевидно, последует сценарий если не закручивания гаек, то по крайней мере ужесточения отношения ко всему происходящему. Во-первых, уже звучат призывы ограничить доступ в "Тик-Ток", на "Ютуб", принимаются цензурирующие законы и законы о вовлечении детей в политику с реальными сроками и так далее.

Что касается внутренней политики – никакой молодёжной, никакой другой политики реализовано не будет, потому что есть эмуляционная политика – это разнообразные конкурсы: "Лидеры России", "Лидеры интернета", конкурс политологов и так далее. Все эти конкурсы заменяют реальную политику. Никто не собирается растить реальных пусть и провластных политиков, потому что их тоже боятся, всех этих "нашистов" – сегодня они за власть, а прекрати их финансировать – пойдут за оппозицию. Вместо этого власти нужны такие "травоядные" политики, которые в рамках конкурса должны показать презентацию, рассказать что-то, ну и на сладкое – победители могут пообщаться с главой АНО "Диалог", такой вот "приз".

И вряд ли кто-то будет разворачивать ситуацию в другую сторону. Для разворота ситуации нужно поменять, наверное, сам политический блок, его подход. Будут ли это делать накануне выборов в Госдуму – скорее всего нет.

Владимир Путин, телевизоры(2020)|Фото: Накануне.RU

– А что бы вы предложили?

– О чём я пишу, и что скорее всего ни в коей мере не будет реализовано, потому что сейчас такие люди, как я, представляются властью ещё хуже несистемных... Потому что сейчас любая критика, выпадающая за рамки чёрного и белого, она ещё болезненней для представителей власти, чем критика со стороны оппозиции, ведь там-то всё понятно, это "агенты Госдепа", а тут что вдруг?

Моя позиция состоит в том, что нужно создавать пространство диалога, потому что мы наблюдаем не какую-то одномерную картину, как её пытаются представить, что всё это инспирированная Западом подготовка к "майдану" и ничего более. Может быть, где-то в ядре это так и есть, но ведь люди выходят на улицу не за Навального и не против власти, а еще и потому, что есть просто какие-то свои накопившиеся локальные проблемы, которые никто не решает. Есть обманутые дольщики, есть те, кто лишились работы, не понимают, как её найти, а им вместо этого всё время рассказывают, что жить стало лучше, жить стало веселее. Кому-то не нравится, что, включая телевизор, они узнают про жизнь в Америке больше, чем про жизнь в России, что все поимённо знают депутатов Верховной рады Украины и законы штата Массачусетс, но ничего не говорят о проблемах в Краснодарском крае или Омске.

То есть масса проблем, которые в последние годы не решаются, замалчиваются пропагандой. И здесь как раз нужна, может быть, не столько контрпропаганда, сколько именно пространство для диалога, если не решение проблемы, то хотя бы попытка найти это решение. А для этого как раз нужны эти разные точки зрения. А если система любого, кто не кричит, что все хорошо, воспринимает автоматически как врага – так мы действительно придём к условному 1938 году.

– Если система так и продолжит действовать, то к чему это приведет?

– Как мы помним, всё заканчивается печально в таких системах. Да, можно закрутить гайки, но это очень кратковременная ситуация, потому что как только исчезают какие-то голоса, которые ведут активную критику, сразу появляется голос улицы, потому что ситуация не выправляется, и если нет критики, то значит, критика появляется уже со стороны самих людей, как в 90-е годы и было. Почему пришли к правительству шахтёры с касками – потому что те голоса, которые в перестройку активно обсуждали, что нам делать с угледобывающей отраслью, они исчезли, исчезла работа, и люди уже сами пришли к правительству.

Поэтому что нужно делать сейчас? Есть такое слово "либерализация" – оно уже слишком избито, но напомню, у нас выборы в Госдуму, у нас предвыборный год, мы к этому году подошли, закрутив всё, что можно – вот были малые партии, которые сам же Кремль создал, а теперь он их выводит из игры, испугавшись, что они могут какой-то разлад внести.

То есть в единственной сфере, где можно было выпустить пар на выборах, и для этого были созданы все условия – ну победит несколько человек от "Новых людей", ну расширят состав "справедливороссы", – но нет, опять крепить оборону даже в этой ситуации. Если хотя бы там допустить сейчас долю либерализации и не устраивать тактику выжженного поля – возможно, положение как-то хотя бы начало выправляться по этому контуру, потому что в противном случае будем иметь по результатам этих выборов очередную "Болотную" с лозунгом "они украли наши выборы".

Несанкционированный митинг 23 января в Екатеринбурге(2021)|Фото: Накануне.RU

– Но ведь это только одна из сфер, где нужна так называемая либерализация?

– Что такое либерализация? Это допуск всех желающих в политический процесс. Но об этом речь не идет – нужен хотя бы допуск тех, кто все эти годы участвовал. Хотя бы отказ от зачистки. Вот даже последняя утечка KPI для губернаторов – мы видим, что три человека с конца списка – это Хакасия, Владимирская область и Хабаровск. То есть нам предлагают – вот видите, избрали трех оппозиционных губернаторов, а их выгонять надо, они KPI не выполняют.

Ну хорошо, мы зачистим трех последних оппозиционных губернаторов – что дальше-то?

То есть даже не либерализация нужна, а – ключевая фраза – нормализация. Все, что нужно – перейти из этого режима ежедневного пробивания дна.

Потому что уже звучат призывы от радикально настроенных "политологов", дескать, а где люди, которые не будут жалеть патроны, а всех, кто подталкивает людей к любой оппозиционной деятельности, мол, нужно признать не просто оппозицией, а врагами народа, и не сажать, а применять высшую меру – даже такие пошли разговоры. И что-то никто этих людей не привлекает к ответственности за экстремизм или призывы. То есть радикализируется общественное поле, и мне кажется, это совершенно не в интересах власти, которая последние годы проявляла себя как, наоборот, умеренно прагматичная.

Путин не был никогда радикалом, Путин – "великий переговорщик", который отстаивает интересы, но не ведет страну к черносотенному хаосу. А это сейчас и проявляется – лезут радикалы.

И надо нормализовать политику, чтобы ее сбалансировать между либеральным блоком, который до сих пор активно представлен в правительстве, и хорошо, если есть какие-то ура-патриотические настроения. Они тоже должны быть услышаны, но не в качестве доминирующих, а просто в общем порядке. То есть нужна нормализация процесса.

– Как же эта нормализация решит локальные проблемы каждого, кто вышел на улицу?

– Они же все увязаны. Есть локальные проблемы, которые могут решаться не по вертикали власти. То есть для этого не нужно создавать проблему глобального участия власти во всех процессах. В общем, чтобы все не решалось по щелчку президента, а все было системно, организованно, были понятные механизмы. Что, в Иркутске вышли – там много коммунистов? Вот недовольны они тем, что сняли предыдущего губернатора, протащили нового. Это же политический вопрос. Да, какие-то группы воевали за то, чтобы Левченко снять и провести во власть какого-то другого человека. Надо ли так делать? Мы видим, что не надо, проблема никуда не делась. То есть люди будут выходить на улицы в таком случае.

Все должно нормализоваться – ну, выбирают губернатора оппозиционного, так не надо его "мочить" и говорить, что у него KPI не совпадает. Пусть досидит до конца срока – и если KPI не совпадает, то люди его и не выберут в следующий раз. Сейчас власть сама везде обостряет ситуацию, сама пытается представить всех, кто "неправильно" реагирует, врагами, мол, "правильный" человек должен реагировать лояльно, все поддерживать, оценивать исключительно положительно. Это и есть радикализация, а нужна нормализация.

Коллаж, Владимир Путин, Сергей Левченко, Валентин Коновалов(2020)|Фото: Накануне.RU

– С другой стороны стало понятно, что козыря "Поклонной" у власти в рукаве больше нет, ведь даже некоторые представители тех провластных митингов сегодня оказались на улице со стороны оппозиции. Как быть с этим? Ответить новыми митингами?

– Все эти митинги на Поклонной являлись таким аватаром для молчаливого "глубинного народа". То есть, например, проводят социологию и понимают, что митингующих, например, 0,2%, в целом недовольных 20%, а 80% всем довольны. И естественно, довольный человек никуда не выйдет, поэтому на улицы выводят какие-то активы условного ГБУ "Жилищник", чтобы представить через них вот этот народ. Он, конечно, есть, но через этого несчастного мигранта, которого согнали на митинг, репрезентуют 10 молчаливых людей, которые сидят, у которых все хорошо.

Сейчас принципиально другая ситуация. Очевидно, что сама власть фиксирует рост недовольства и протеста даже снижением до рекордных показателей, которые хочет получить за "Единую Россию", давая ей 45%. Фиксируются даже минимальные значения рейтинга президента. Сейчас уровень поддержки власти если не минимален, то как минимум находится на одной из нижних точек. Поэтому сейчас собирать митинги – значит попытаться эту картинку приукрасить.

Противостояние Болотной и Поклонной в прошлом давало картину реального противостояния, когда есть пассионарные выступающие, которых немного, а есть "глубинный народ", который никуда не выходит. А сегодня мы получим искаженную картинку – если этих людей выведут, да, будет такой же митинг, но только за ними будут стоять не эти 80% довольных, а достаточно небольшое число людей, которые даже не прямо довольны, а которых просто пытаются убедить, что ваше недовольство приведет только к худшему. Ведь людей как бы пытаются припугнуть, что любое ваше недовольство приведет к возвращению в 90-е годы, пустым прилавкам, агрессии Запада, войне и так далее. И уже нет людей, которые просто считают, что все прекрасно, жизнь удивительна и ничего мы менять не хотим.

Поэтому, если такой митинг произойдет, то таким он и будет – "мы боимся, что будет хуже". Нужно ли это сейчас противопоставлять людям, которые агрессивно вышли против власти? Не уверен. Мне кажется, что сейчас любые противостояния ведут к ухудшению ситуации. Нужен диалог с разными группами, а не попытка покрасить весь мир в черное и белое и столкнуть лбами.



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды