30 Ноября 2022
search

ВС РФ уничтожили около 200 польских наемников

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Аналитика все материалы

"Когда дела в экономике плохи - остается только холопов в чуланы загонять"

Накануне Костромская область отметилась в сводках СМИ новым скандалом - к властям региона возникли претензии у руководства федерального правительственного издания. Представителей СМИ выгнали из зала заседания парламента Костромской области перед самым началом выступления губернатора Сергея Ситникова со словами: "А ну-ка быстро вышли все отсюда! Сейчас тут губернатор пойдет".

Кажется, что это становится "нормально" для страны и ее городов и весей - "Денег нет, но вы держитесь", "Учителя могут идти работать в бизнес", "Вышли отсюда, сейчас тут губернатор пойдет!".

Политические "сотрясения" привычны и для Костромы с недавних пор. Сначала тут разгорелся скандал с "иностранным агентом" на посту куратора выборов от администрации губернатора Максимом Ериным; потом оказалось, что так называемся "демкоалиция" была отстранена во всех регионах, кроме именно Костромской области; приложилась даже "Открытая Россия" Ходорковского, заявив, что это ключевой регион для "демкоалиции". А "Партию дела", известную курсом на возрождение промышленности, сняли с выборов. Юрий Крупнов, лидер списка кандидатов в депутаты Костромской областной думы от партии, обратился к Владимиру Путину с открытым письмом по поводу необоснованного отказа в регистрации на выборах. По его мнению, это свидетельствовало о разворачивающемся в Костромской области политическом и конституционном кризисе.

Теперь область подходит к новым выборам с новым скандалом. За это время в политической жизни региона ничего не поменялось, а в чем-то стало только хуже. В интервью Накануне.RU член "Партии дела", директор набсовета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов рассказал, что, по его мнению, Костромская область, бывшая когда-то льняной столицей России, теперь превращается в политическое и экономическое "болото". Но хуже всего то, что за скандалами и отработками "электоральных приемов" кроется медленно разворачивающийся, тлеющий "украинский сценарий".

Партия дела, съезд, Юрий Крупнов|Фото: Накануне.RU

Вопрос: Накануне Костромская область отметилась хамским отношением к журналистам, когда их выгнали из зала заседания в грубой форме – на Ваш взгляд, это нормально вообще и в частности для этой области?

Юрий Крупнов: Мне кажется, тут есть проявление такого неформального внутрироссийского закона, что чем сильнее убита экономика – тем больше "феодального холопства" в окружении губернаторов и прочих высокопоставленных чиновников. 

У Костромской области доходы в бюджет и государственный долг, по сути, находятся на уровне 18 млрд руб. – то есть эти показатели сравнялись. Ситуация критическая. Очевидно, что все эти "барско-холопские" форматы точно экономику не спасут. Понятно, что если всех журналистов и население отогнать подальше от местных дум, важных государственных домов – от этого экономика не заживет, не возродится. Экономику создают люди, а те же журналисты отражают ситуацию. Если они не нужны, они лишние, то отсюда и экономика – такая же.

И, видимо, когда уже очевидно, что с экономикой ничего не сделаешь, область убита окончательно – остается только холопов в чуланы загонять. Но, насколько я представляю Сергея Ситникова, губернатора, я думаю, что все-таки это не с его санкций напрямую сделано. В этом проблема окружения. Это и есть главный тормоз всего – это вред и самому губернатору, и области.

ситников|Фото:Накануне.RU

Вопрос: А кто тогда в выигрыше?

Юрий Крупнов: А в выигрыше та часть окружения, которая, с одной стороны, сама ни за что не отвечает, потому что мы в таких случаях, прежде всего, обсуждаем губернатора и область. А с другой стороны, они везде пытаются найти какие-то преференции, чтобы ничего не делать, ни за что не отвечать. В этом смысле это окружение действует в системе "теневой анонимной власти" - когда кто-то где-то с кем-то договаривается – а это значит, что понятной нормальной политики не будет.

Вопрос: В прошлом году "Партия дела" была отстранена на выборах в областную думу, какая ситуация тогда была?

Юрий Крупнов: Вся соль в том, что, по сути, никакие свежие силы не нужны. И по отношению к нашей партии, ко мне и моим товарищам было такое же отношение – как к холопам. Все места заняты, новые люди не нужны – вот мы их через избирательную комиссию и выкинем, нарушая все писаные и неписаные законы.

Это трагедия, потому что ведь проблема не в "Партии дела" и не в Крупнове, а в том, что область все больше погружается в трясину. Вот сказали "плохой Крупнов", сказали "плохая партия" – а что взамен? На что надеяться? С субъективной точки зрения меня это никак не волнует, мне, например, симпатичен губернатор – он местный, переживает за регион искренне, но с объективной точки зрения - область погибает. Везде написано, что Кострома – льняная столица России, но при этом уже два года нет гектаров с посевами льна.

А в почти соседней Тверской губернии - почти 7,5 тыс. гектаров льна. Это, конечно, значительно меньше, чем в советский период, этого мало, но это есть. Это вопрос управления, а, точнее, вопрос управленческого дефолта в области. И вот это бездарное окружение - и есть реальный враг России и Костромской области.

Вопрос: Могла ли "Партия дела" изменить ситуацию, ведь у вас была программа на выборах?

Юрий Крупнов: Когда "Партия дела" шла на выборы – мы предложили совершенно конкретную программу "Костромская мечта", были проекты по тому же льну. За полгода до выборов я встречался с губернатором, я тогда и не собирался идти на выборы. Мы обсуждали с ним проекты, он оценил это, предлагал вместе работать, расписал это окружению, а оно все и утопило.

Я и пошел на выборы потому, что увидел, что конкретные предложения просто убиваются не в каком-то бюрократическом произволе, а в этом анонимном теневом "субъекте" власти. И в прошлом году, когда был скандал в ЦИК по моим подписям и "Партии дела", стало очевидно, что это, по сути, антиконституционный субъект.

Накануне.RU, накануне, логотип(2021)|Фото: Фото: Накануне.RU

Вопрос: Была также скандальная личность Максима Ерина (на фото). Еще в 2013 г. генпрокурор РФ Юрий Чайка указывал на то, что Ерин является агентом иностранного влияния. Но, тем не менее, он на протяжении нескольких лет курировал внутреннюю политику, в том числе проведение выборов.

Юрий Крупнов: Конечно, но он в данном случае лишь инструмент, он ниже ярых "теневиков" – это замы губернаторов. Ерин отрабатывал то, что ему поручили, он в этом смысле "мальчик на побегушках". Вопрос вот к этой анонимной массе, которая, осуществляя антиконституционные действия и гробя область, по сути, осуществляет захват власти в такой вот неформальной форме. Конечно, удивительно, куда смотрят наши правоохранительные органы.

Вопрос тут, в общем, не в журналистах, не в каких-то электоральных нарушениях – это все частности. Но когда экономика падает, начинается хамское отношение к журналистам, идут антиконституционные действия в избирательной кампании – это уже система, которой не нужна ни Костромская область, ни Россия.

Вопрос: Вы говорили о том, что свежие силы не нужны – может быть, просто ставка была тогда сделана на так называемую "демкоалицию"? Ее ведь допустили только в Костромской области?

Юрий Крупнов: В той борьбе был важный момент, который я тогда назвал "бой нанайских мальчиков". В Костромской области стал отрабатываться спарринг между этой "демкоалицией", "Парнасом" и "Единой России". Суть спарринга сводится к разговорам о том, что если не нравится "ЕР", премьер учителей "посылает", то тогда будут вам эти всякие проплаченные "навальные" и прочие фигуры. И избиратель пожилого возраста должен прийти в ужас от этого, понять, что даже если ему страшно противна "Единая Россия", но это какие-никакие "свои", это меньшее зло. А те - уже враги, Западом посланные. Поэтому ничего не остается, кроме как закрыть глаза, пойти и проголосовать за "Единую Россию".

Это действительно такая политтехнологическая находка тех, кто отвечает за внутреннюю политику. Другое дело, что она также вместе с этим теневым субъектом гробит страну, потому что при этих электоральных задачах реально сохраняется субъект на региональном и на федеральном уровнях.

Накануне.RU, лого, логотип (2015)|Фото: Фото: Накануне.RU

Это специально был организован эксперимент в  консервативной Костромской области. Но хочется напомнить нашим замечательным креативщикам, что подобный же эксперимент делал господин Янукович, когда у "Партии регионов" не падал рейтинг, и политтехнологи выпускали партии по типу того же Тягнибока, пугая фашизмом, бандеровцами и прочим. И чем закончилось это пугание? Оказалось, что эта "электоральная находка" превратилась в нынешний киевский режим. Все эти игры только кажутся оригинальными, эффективными, но в исключительно узкой электоральной ситуационной плоскости. А с точки зрения интересов России, тем более в ситуации пикирования экономики с одного "дна" на другое – это разрушительно для страны.

Вопрос: Если говорить про нынешнюю ситуацию – как вообще область подошла уже к новым выборам? Будет отыгрываться еще один эксперимент? Или придумают что-то новое?

Юрий Крупнов: Области это все уже неинтересно, уже все прошло, а сейчас идут рутинные процедуры – поджимают коммунистов, поскольку они серьезные конкуренты. А основная задача – хоть как-то вытянуть "Единую Россию". Все остальное – Ходорковский, "Парнас" и прочее – это уже практически неразличимые аспекты. Другое дело, что все равно структура прозападных сил увеличивается, потому что растет число недовольных, так или иначе происходит и их организационное закрепление, и, как на Украине, это может в один момент сработать.

Накануне.RU, накануне, логотип(2021)|Фото: Фото: Накануне.RU

Вопрос: Вы в Открытом письме Владимиру Путину писали, что чувствуется конституционный кризис – что с ним стало? Он еще ощущается?

Юрий Крупнов: Нет, он уже перешел в режим свободного падения. Уже партий альтернативных реально нет, по большому счету наступил "кладбищенский покой", какой тут кризис? Федеральный центр всему этому потворствует – все "замечательно".

Вопрос: Вы сказали, что область убита окончательно - а что "Партия дела" могла бы предложить региону?

Юрий Крупнов: "Партия дела", по сути, вытолкнута из электорального процесса, потому что идти сейчас на  сборы подписей ради одного места – это бессмысленно, мы отказались от этого, потому что это значит опять участвовать в этом "лохотроне", результаты которого очевидны. Другое дело, что мы продолжаем наращивать реальные проекты. Сейчас создаем "Рослен" как систему Нечерноземья, без которой не будет подъема, не будет ничего, потому что лен – базовая культура при условии хорошей переработки. Этот проект у нас уже в инвестиционной стадии. Соответственно, и вопросы работы с молодежью мы прорабатываем, организуем конкретные проекты в том числе для самых отдаленных и "убитых" субъектов федерации. Забота о малокомплектных школах тоже у нас конкретно идет вне рекламы и электоральных задач.

И результаты есть буквальные – например, основной тезис "Костромской мечты" в прошлом году был в том, что нужна госпрограмма подъема нечерноземья, и начать это инициировать должна Костромская область. И руководитель областной думы все-таки начал инициировать этот проект, невзирая на то, что "Партия дела" это выдвигала. Костромская область провела несколько совещаний с губернаторами других Нечерноземных соседних областей. Эта повестка сейчас уже появилась как межрегиональная, на серьезном уровне. Это тоже наши действия, и мы даже рады, что у нас забрали эту идею, ведь наша задача – чтобы все это двигалось.

"Партия дела" действует делами. Мы понимаем, что без стратегических инвестиционных проектов, без молодежных команд под эти проекты, без конкретных подходов к самым запущенным районам ничего не будет. Мы двигаемся, движем за собой все остальное и надеемся, что федеральный центр все-таки как-то "вздрогнет" и обратит внимание на Костромскую область и на многие другие области.

Вопрос: А дефолт управления – что с ним делать?

Юрий Крупнов: Выход в данном случае один – иметь программу по Костромской области, у нас она есть, и кадровые решения принимать. Потому что, если то окружение, которое сегодня крутит губернатором и выгоняет журналистов, и дальше будет безответственно царствовать, то будут наноситься удары, в первую очередь, по губернатору, так или иначе. Социального "взрыва" не будет, так как Костромская область в этом смысле не "болотная", но будет самый страшный вид протеста – вымирание и запустение области.

По сути, Костромская область вместо того, чтобы выступить форпостом новой повестки дня для федерального центра по Нечерноземью, по льну, молоку и прочему – превращается в тихое "болото" с вымирающим в прямом и переносном смыслах населением.



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС