05 Декабря 2021
форумfeedback
search

Чубайс оставил "нанодырку от бублика"

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo


Аналитика все материалы


Мнения из Сети

Кучка самозванцев приватизировала не только большие владения, но и понятие либерализм

Если мы сегодня говорим, что либеральная доктрина и либеральная идеология на данный день исчерпала себя, мы должны все же сознавать, что именно исчерпало себя: либерализм как рожденная веком Просвещения идеология, провозгласившая ценности Свободы и Разума и утверждавшая, что каждый человек от природы рождается не рабом, а свободным, и в силу своей природы достаточно разумен, чтобы иметь право и способность распорядиться своей свободой, хотя в полной мере распорядиться ей он сможет, только если не будет лишен собственности, или авантюристическая и лицемерная практика ограбления людей и стран, характерная для мира уже три столетия, а для России в последние три десятилетия.

Если рассматривать либерализм как идею полной экономической свободы и рынка - она давно стала просто безумной: рыночное регулирование исчерпало себя еще ко времени Великого кризиса 1929 года. Если рассматривать либерализм как идею полной политической свободы для имущего меньшинства и его представителей, формально она давно отвергнута, хотя и будучи отвергнутой – на деле реализуется.

Это давно нужно не просто признать себя изжившим – это давно нужно признать преступным. Готовы ли те, кто говорит о том, что либерализм себя изжил, отказаться в России от рыночной экономики и пропаганды идей рынка? Если готовы, все в их власти.

Только многие, кто вполне справедливо обличают тех, кто сегодня называет себя либералами в России, хотели бы отказаться и отказываются не только от этой практики и доктрины, но и от того, что лежало в основе либерализма когда-то: от всего, что дала эпоха Просвещения и секуляризации, от антропологического оптимизма, то есть от веры в человека и его способности быть Человеком. От признания того, что все же Человек – это главное, и общество без свободы рынка и произвола нужно не для того, чтобы утвердить диктат власти и государства, а для того, чтобы сделать человека свободным в его познающей и созидательной деятельности. И что цель разумного общества – создать условия, при которых каждый человек мог бы всемерно развить заложенные в нем таланты и способности. И чтобы каждый, потенциально способный стать Рафаэлем, имел бы реальную возможность им стать.

То есть от либерализма можно отказываться, идя дальше вперед и выше него – к обществу Познания и Созидания, а можно – идя от него в прошлое, к Средневековью и признанию человека по природе своей не свободным созидателем, а рабом высших начал и высших сил. Но либерализм (как, впрочем, и коммунизм) – это не самоназвание той или иной группы более или менее удачливых политических активистов (или авантюристов).

Либерализм – это мировая идеология, одна из ведущих политических идеологий мира. Это концентрация комплекса ценностных, политических и, что, кстати, менее константно – экономических доктрин, определенным образом трактующих мир, верифицирующих его и зовущих к его преобразованию.

Лицо либерализма – не Чубайс и Гайдар и уж совсем не Новодворская с Альбац. Лицо либерализма – это Вольтер и Дидро, Гольбах и Франклин, Гоббс и Локк, между прочим, Руссо и Американская революция вместе с Французской. Том Грин и Франклин Рузвельт.

Это явление такого масштаба, которое просто по своей значимости и порядку проявления не может быть уничтожено и исчезнуть благодаря неудачной авантюре той или иной политической партии или партий, провалу той или иной не слишком грамотной "реформе".

Либерализму в России явно не повезло. Сначала, на рубеже XIX–XX веков, слабый и весьма умеренный, он оказался зажат между противоборствующими силами самодержавия и революции и перемолот ими в политическое ничто. Потом, в конце 20 века, осуществляемая от его имени власть привела страну к такой смуте и экономической катастрофе, которую вряд ли простят будущие поколения. Поэтому, когда говорится о предельной дискредитации в обществе слов "либерализм" и "либералы", говорится правда.

Сегодня дискредитированы не только эти слова, но и практически все имена политических течений и мировых идеологий. Первым оказались дискредитированы имена "социализм" и "коммунизм", затем "либерализм", "демократия" и "демократ". Сегодня мы приближаемся уже к дискредитации имен "консерватизм" и "патриот". Не говоря уже о "национализме", который после соединения его с практикой национал-социализма, то есть его исторического воплощения XX века, навсегда будет восприниматься в России как бранное и неприличное слово, несмотря на отчаянные попытки определенной генерации публицистов поднять его на свое знамя на фоне дискредитации остальных идеологий.

И в этом отношении мы сталкиваемся со значительно большей опасностью цивилизационного порядка, характерной для общей энтропийной эрозии постмодернизма: разрушением смыслов и обесцениванием имен как таковых. В результате мы получаем поле, в котором смыслов нет в принципе, а имена ничего не значат, поскольку каждый в сугубо ситуативных целях может присвоить себе любое из них, не отвечая за соответствие данного имени исходному его смыслу. Если же смыслов нет как таковых, если имена сведены до кличек и самоназваний, то нет и человека, потому что главное в нем — не столько его биологические признаки, сколько смыслы, которые он принимает и которые для него значимы достаточно, чтобы платить за служение им своей жизнью.

Иногда говорят: не стоит выяснять, был ли осуществляемый в России в 90-е годы курс курсом либерализма, поскольку достаточно, что авторов его называли либералами и уже потому он должен быть уже проклят. Однако тем самым говорят, что неважно, с какой смысловой сущностью мы имеем дело, не важно, истинное ли имя она носила, а важна кличка, которую она себе присвоила. И это — и есть один из моментов смысловой энтропии, один из векторов разрушительного влияния постмодерна и обессмысливания человеческой сущности.

Но, во всяком случае, нет абсолютно никакого смысла отдавать это имя и это большое и значимое мировое явление в приватизированное владение кучке самозванцев, обоснованно заслуживших ненависть народа.

И еще раз: признавая исчерпанность доктрины либерализма, мы имеем в виду отказ от той политики и той доктрины, которая достаточно долгое время объявляла себя либерализмом, или от сущности идеи свободного общества, где каждый человек свободен, разумен и экономически независим и никем не может быть порабощен. И если от первого не только нужно отказываться и нельзя развиваться дальше, от этого преступного бреда не отказавшись, то отказаться от второго – не менее преступно, чем не отказываться от первого.

Потому что если, не отказавшись от первого, мы обречем цивилизацию на вымирание и самоуничтожение, то, отказавшись от второго, мы обрекаем ее на деградацию и умирание.

Сергей Черняховский, км.ру



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Другие статьи


Голосование

Вы за или против принятия закона о QR-кодах?

Результаты 6938

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды