20 Июля 2024
search

На Урале показали трофейную технику НАТО

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
erid: LatgC8uLr
По ссылке http://perevozki.youdo.com/country/geo/belgorod/, подробности...
Объявление: http://perevozki.youdo.com/country/geo/saransk/, лучшие цены тут.
youdo.com


Imperial & Legal - получение гражданства и резидентства за инвестиции, а также иммиграция в Великобританию

Аналитика все материалы

"У меня есть предложения. Вот они". "Купятся" ли металлурги и нефтяники на господдержку в обмен на выход из офшоров?

Второе послание подряд президент России Владимир Путин говорит о проблеме оседания российского капитала за рубежом. Вся борьба с офшоризацией экономики уместилась в законопроект о раскрытии бенефициаров, в остальном - никаких сдвигов. В этом году Путин дополнил речь конкретными предложениями: отлучить оффшорные компании от госбюджета, закрыв доступ к кредитам и госконтрактам, облагать их налогами по российскому законодательству и создать офшоры на территории России. Меры, прямо скажем, не кардинальные, но вполне конкретные. Смогут ли они переломить тенденцию к потере Россией налогооблагаемой базы, а вместе с ней и возможных инвестиций в экономику - в материале Накануне.RU.

По информации депутатов Госдумы, под иностранной юрисдикцией находится около 95% крупной российской собственности. В числе компаний (по состоянию на март 2013 г.) "Базовый элемент" (бенефициар Олег Дерипаска, конечная фирма зарегистрирован на Вергинских островах), "Металлоинвест" (Алишер Усманов, компания принадлежит четырем кипрским офшорам), "Северсталь" (Алексей Мордашов, более 50% акций контролируются кипрскими офшорами), "Норильский никель" (Олег Дерипаска и Владимир Потанин, 47,8% акций принадлежат все тем же кипрским компаниям). По данным председателя комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым ранкам Сергея Рябухина, только на Кипре зарегистрировано порядка 170 тыс. российских компаний, а за 20 лет из страны было выведено более $800 млрд. В реальности цифры в разы больше, полагают аналитики.

"Почти четверть века мы жили в ситуации колоссальной офшоризации российской экономики. Все 90-е и нулевые годы из России ежегодно вывозили сотни миллиардов долларов законным и незаконным образом. Всего за последние 23 года суммарным образом только официально из страны вывезли $1,5 трлн, по неофициальным оценкам с учетом незаконной внешнеэкономической деятельности было вывезено около $3 трлн. Власть на это закрывала глаза, проводила либерализацию внешнеэкономического законодательства, почти полностью демонтировали в 2003-2007 гг. валютное регулирование и валютный контроль, сделали все, чтобы финансовая система оказалась "дырявой". В 2012 и в 2013 гг. президент России спохватился и сразу два послания Федеральному собранию были посвящены проблеме офшоризации российской экономики. Видимо, сначала заморозка, а потом и конфискация банковских активов на Кипре возымела действие", - рассказал Накануне.RU экономист Владислав Жуковский.

Отметим, что в ходе конфискации части депозитов кипрских банков в марте 2013 г. компании потеряли порядка 18 млрд евро, при этом, по неофициальным данным, только российские офшоры держат на Кипре более $100 млрд. По мнению экспертов, события в одном из самых популярных офшоров высветили неустойчивое положение российского бизнеса под иностранной юрисдикцией, а также подтолкнули верхушку власти к более активным действиям.

 

Девять из десяти существенных сделок, заключенных крупными российскими компаниями, включая структуры с госучастием, не регулируются отечественными законами, сказал Владимир Путин в послании Федеральному собранию в 2012 г. Он дал поручение правительству разработать меры по деофшоризации экономики, отметив при этом, что если компании делают выбор в пользу иностранной юрисдикции, "то нужно, конечно, признать, что следует исправлять свои собственные недоработки в судебной системе, в нормотворчестве, в практике применения законов".

В День Конституции глава государства признал, что за прошедший год ситуация не изменилась: за рубежом наиболее комфортные условия налогообложения и кредитования для бизнеса, раскрыть налоговую информацию офшоров столь же сложно, как и проследить их конечных бенефициаров (не так давно МВД вместе со Следственным комитетом с трудом смогли найти реального владельца Домодедово). Тема деофшоризации российской экономики гораздо активнее обсуждалась на международной арене, нежели в правительстве и Госдуме.  Так на саммите "G8" Владимир Путин отчитался о принятии закона о раскрытии бенефициаров, который может начать работать с 2014 г., по словам Путина, он является частью "национального плана борьбы с офшорами". Другие его детали президент раскрыл в очередном послании.

"Доходы компаний, которые зарегистрированы в офшорной юрисдикции и принадлежат российскому собственнику, конечному бенефициару, должны облагаться по нашим налоговым правилам, а налоговые платежи должны быть уплачены в российский бюджет. И нужно продумать систему, как эти деньги изъять", - обозначил Владимир Путин первую меру.

Второй, еще более серьезный удар по таким компаниям – запрет на пользование любыми мерами господдержки. Кредиты ВЭБа, госконтракты, госгарантии – все это по задумке президента не должно быть доступно для офшорных структур.  Третье предложение президента касается создания зон опережающего экономического развития на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Для несырьевых компаний, которые придут в эти зоны, правительство готово обеспечить льготное налогообложение (в том числе пятилетние налоговые каникулы), а дефицитные высокотехнологичные производства могут рассчитывать на льготную ставку страховых взносов. Нормативные документы по созданию зон правительство должно подготовить до 1 июня. Помимо этого президент пригрозил уголовной ответственностью за предоставление руководителями недостоверных сведений о реальном положении финансовых организаций и поручил правительству взять под контроль программы стратегических предприятий.

Несмотря на внесенную конкретику, по оценкам большинства экономистов, предложения Владимира Путина иначе как "полумерами" назвать нельзя. Экономист, профессор МГИМО, доктор экономических наук Валентин Катасонов полагает, что налоги для офшорных компаний – недостаточное условие для выхода из нынешнего кризисного состояния.

"Вопрос надо ставить более радикально - необходимо не просто облагать налогом, а проводить перерегистрацию офшорных компаний, по крайней мере, крупных и средних (мелкие могут и подождать, а вот крупные и средние – нет). Иначе никаких крупных рычагов управления экономикой у правительства нет, то есть фактически все, на что может рассчитывать правительство – это требовать оплаты налогов, но дело в том, что офшорный бизнес имеет 31 способ для того, чтобы уклонятся от оплаты налогов, и это особая тема. С этой точки зрения, налоги – это полумера, имитация попыток для проведения деофшоризации", - рассказал Накануне.RU профессор.

Схема, по которой российские власти планируют получать налоги с офшоров, пока не ясна. Но аналитики склоняются к мнению, что президент имел ввиду двойное налогообложение.

"В рамках инициатив президента необходимо либо продавливать двойное налогообложение, соглашение о котором подписывает Минфин с отдельными странами в двухстороннем формате, либо внедрять модели, связанные с вычетами", - предполагает президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

Несистемность шагов правительства в сторону деофшоризации подтверждает тот факт, что между Россией и рядом территорий с 2014 г. начинают действовать соглашения об избежании двойного налогообложения. Это такие финансовые центры, как Люксембург (территорию считают "белым" офшором из-за низких налогов, под его юрисдикцией находится, например, российская O'Key Group SA), в текущем году соглашение подписано с ОАЭ, действует соглашение с Кипром (в начале 2012 г. внесена поправка, согласно которой резиденты РФ должны уплачивать налоги в российский бюджет). О необходимости выхода из подобных соглашений в связи с поручением президента уже заявил президент "Роснефти" Игорь Сечин. К слову, сделка, проведенная "Роснефтью" по выкупу активов ТНК-ВР, также была упомянута президентом в контексте разговора об офшорах:

"Напомню о масштабной сделке текущего года с объёмом более 50 миллиардов долларов. Продажа долей в компании ТНК–BP прошла вне российской юрисдикции, хотя продавцы известны – это российские граждане, и покупатель хорошо известен – одна из крупнейших российских компаний".

Если кто и должен был послушно исполнять указы президента по возвращению средств в бюджет, то это компании с госучастием. Однако, в текущем году отличилась не только "Роснефть", выкупившая пакет акций ТНК-ВР за счет государственного кредитного плеча.

"За этот год были проведены сразу несколько крупных корпоративных сделок. Проведена продажа 7,5% акций "Сбербанка", был продан крупный пакет акций "Внешторгбанка" с дисконтом 20% от рыночной цены иностранным инвесторам. Все эти сделки проходили за пределами российской юрисдикции. Все они регистрировались в офшорах, итоговыми акционерами российских крупнейших госбанков стали либо суверенные нефтегазовые фонды Норвегии, Кувейта, ОАЭ и Саудовской Аравии (в случае с "Внешторгбанком"), либо крупнейшие американские финансовые спекулянты ("Сбербанк"). Структура "Роснефти" должна была услышать президента, будучи крупнейшей российской государственной нефтегазовой корпорацией, крупнейшим налогоплательщиком России", - говорит Жуковский.

По словам экономиста Ивана Каблукова, мера двойного налогообложения будет работать только в случае жесткого нормативного регулирования, но, учитывая "дыры", которыми богаты практически все российские законопроекты, компании наверняка смогут найти способ не платить налоги России.

"Президент сказал о налогах для офшорных территорий, но существуют страны, финансовые центры, которые формально не считаются офшорами и все равно имеют налоговые условия более выгодные, чем в России. Таким образом, часть структур российских компаний может просто перерегистрироваться на территории другого государства, которое имеет договор об избежании двойного налогообложения с Россией. Бизнес способен пойти по более простому пути – уклониться от налогов, найдя очередную прореху в законе и остаться на том же Кипре. По моей информации, с момента корректировки правил налогообложения с Кипром единицы среди российских компаний начали уплачивать налоги в российский бюджет", - рассказал Накануне.RU экономист.

Стимулом для возвращения компаний из офшоров на Родину может стать ограничение в мерах господдержки. Неполучение госконтрактов, а также кредитования ВЭБа – серьезная угроза для металлургических олигархов, которые уже обратились к премьеру Дмитрию Медведеву с просьбой профинансировать их огромные долги.

Напомним, по итогам совещания  Минэкономразвития, Минфин и Минпромторг разрабатывают меры поддержки промышленников. Предлагается продлить льготные правила предоставления госгарантий до конца 2015 г., а также усовершенствовать механизм госгарантий для рефинансирования кредиторской задолженности, сформировавшейся при реализации масштабных инвестпроектов. Учитывая послание президента и тот факт, что крупнейшие предприятия отрасли находятся под иностранной юрисдикцией, компаниям нужно выбирать между Вергинскими островами и бюджетными средствами. Третьего не дано, но если очень хочется, то…

Дмитрий Абзалов приводит пример экономической схемы компании, при которой можно вести деятельность в офшорах и получать госконтракты:

"Производственная структура делится на две экономические структуры: одна занимается производством, другая продажами. "Продажная" компания будет находиться в офшорах, у нее будут те же самые акционеры, что и у производственной. При этом, производственная компания сможет участвовать в тендерах, государственном кредитовании, получать госзаказы, а бенефициары будут аккумулировать значительную часть прибыли. При этом стоимость предоставляемых услуг и товаров будет занижаться (в 2008 г. из-за этого появилось дело "Мечела", горнодобывающая компания продавала большую часть угля в офшоры, снижая цену на 30-50%, - прим Накануне.RU)".

По словам эксперта, необходимо создать прозрачные условия кредитования ВЭБа (банкам с госучастием и вовсе потребуется менять свою кредитную политику), а также инструменты контроля решений по госзакупкам.

Существует другая схема, по которой работают многие крупные структуры, она характерна для нефтегазовой отрасли. Компании имеют сеть дочерних предприятий, которые зарегистрированы на территории России и уплачивают налоги в бюджет. Теоретически, они будут иметь право участвовать в тендерах и получать госгарантии. Однако, аналитики предполагают, при внедрении антиофшорных мер будут учитываться конечные собственники материнских структур. 

"Выбор у того же самого Дерипаски и компании "Русский алюминий", "Мечела" крайне непростой. Они рассчитывают получить поддержку государства и рефинансировать долги и займы, но они понимают, что выполнить требования государства сейчас не могут. Они были бы и рады перевести офшорные капиталы и имущество обратно в Россию, но, во-первых, не факт, что капитал реально им принадлежит. Есть вероятность, что они транзитные собственники, а реальные владельцы российских корпораций и банков – иностранные ростовщики и международные банкиры. С другой стороны непонятно, как перевести имущество в Россию, если пакеты акций заложены по кредитам и займам иностранным кредиторам? Только за период с начала текущего года размер внешнего долга России вырос с $630 до $720 млрд, при этом внешний долг российских компаний и банков достигает $645 млрд. Российские крупнейшие компании и банки, контролируемые олигархами, полностью в долгах, и как вернуть капиталы не только олигархам, но и государству – большой вопрос", - рассказывает Владислав Жуковский.

Аналитик отмечает, если крупные предприятия ТЭКа лишатся госзаказов и поддержки государства, то они могут "пойти на дно", ровно как и "жертвы" вступления в ВТО – металлурги.

"На мой взгляд, наиболее невыгодное положение в этой ситуации у средних и мелких офшорных компаний, которые не пользуются поддержкой государства и не принимают участие в решении политических вопросов. Бизнес, который ушел на Кипр, чтобы быть недоступным для российских "драконьих законов", будет вынужден вернуться в страну или платить двойные налоги. Для ряда компаний и то и другое равносильно закрытию. Особенно, если у владельцев не хватит таланта увернуться от налогов. "Газпром", "Роснефть", "Уралкалий", "Норникель" и другие гиганты находятся под крылом государства, которое, конечно, заинтересовано в получении налогов от компаний, но ему невыгодно ставить под угрозу выполнение компаниями уже взятых на себя обязательств и крупных проектов, в том числе в рамках выполнения государственных программ", - считает Иван Каблуков.

Государство контролирует основные сегменты, которые являются юридически значимыми с точки зрения генерации прибыли, говорит Дмитрий Абзалов.

сновная часть налогообложения: НДПИ, таможенные пошлины, прибыль и доходы идут с ТЭКа, консолидированный 40-45% от общих объемов бюджетных поступлений, на втором месте металлургия – 10-15%. В этих сегментах государство будет занимать активную позицию, потому что это основные генераторы прибылей. Что касается других сегментов, здесь ситуация будет сложнее, потому что контроль за компаниями требует дополнительных инструментов", - рассказал Накануне.RU эксперт.

Анализируя меры деофшоризации, предложенные президентом, эксперты сходятся во мнении, что для получения реального эффекта от них нужно озаботиться решением более глобальных проблем.

"Путин озвучил ряд мер, сами по себе они неплохие, весьма хорошие. Это те меры, которые позволят всем олигархам жить спокойно, потому что они не приведут к переделу собственности, но и проблему офшоризации экономики они решить не смогут. Надо понимать, что она сопряжена с решением сразу нескольких стратегических проблем. Это деиндустриализация, дезинтеграция народного хозяйства – преодоление "сырьевого проклятья" и сокращение пропасти между добывающей сверхрентабельной промышленностью и наукоемкими низкорентабельными производствами, депопуляция… Проблема деофшоризации требует затыкания дыр в российской финансовой системе, требует возрождения системы валютного регулирования и валютного контроля, которую начала разрушать еще в 1995-97 гг. команда "младореформаторов". Офшоризация – следствие процесса общей утраты контроля государства за экономикой и собственностью, и здесь стоит вопрос о наведении порядка во всей системе государственной власти. Мы понимаем, что офшоризация еще и следствие коррумпированности всей системы власти. До тех пор пока бизнес не будет доверять своему государству и чиновникам, капитал будет бежать из России, до ближайшей финансово-налоговой гавани, не понимая, что за рубежом он находится в той же ловушке, что и у нас в стране", - подытожил Владислав Жуковский.

С аналитиком согласен и Валентин Катасонов, по его словам, для деофшоризации нужно осуществлять целый комплекс мероприятий, в том числе и введение контроля над капитальными операциями - восстановление валютного регулирования.

"А у нас его нет, поэтому капитал будет все равно уходить. Ведь не секрет, что значительная часть капитала, который уходит из России – это казенные деньги, которые проходят ряд различных бизнес-структур и потом под какими-то легендами, "благовидными" основаниями выводятся за рубеж. Но основания, на самом деле, не совсем благовидные - различные фиктивные контракты, фиктивные кредиты и так далее. Тут необходим комплексный, целостный подход, потому что проведение отдельных мероприятий ничего не даст, эта многоглавая гидра умеет приспосабливаться к любым частичным мерам регулирования и ограничения", - говорит профессор и добавляет, что для борьбы с этой "гидрой" нужно не побояться в некоторых случаях пойти и на такой шаг, как национализация тех предприятий, которые откажутся регистрироваться в России.


Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС