18 Мая 2022
search

256 боевиков и военных с "Азовстали" сдались

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
Ремонт входных дверей на http://remont.youdo.com/doors/repair/entrance-doors/.
Тут http://perevozki.youdo.com/voronezh/pereezdy/tag/mebel/ - лучшие цены здесь.
Смотрите тут - http://remont.youdo.com/carpentry/window/roof/, подробное описание тут.




Аналитика все материалы

Михаил Войтенко: Действия КНДР противоречат "Морскому закону"

Вторую неделю на Дальнем Востоке продолжаются поиски пропавших без вести моряков с затонувшего сухогруза "Синегорье". Спасено 11 человек, погибло семеро. До сих пор не могут найти еще двоих. Между тем, по словам специалистов, поиски можно было бы завершить гораздо раньше, если бы не действия Северной Кореи, в чьи территориальные воды течение оттащило обломки судна и, возможно, тех моряков, которых еще не удалось найти. Напомним, лишь через два дня после трагедии власти КНДР разрешили зайти в их территориальные воды одному кораблю и "открыли" воздушное пространство для одного самолета спасателей. Как повлияло долгое раздумье КНДР на поисковую операцию, и как должно реагировать на подобное происшествие нормальное государство? Что стало причиной трагедии с "Синегорьем", и насколько опасны "удобные" флаги для кораблей. Какие проблемы у российского гражданского флота сегодня, и как можно их решить? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью Накануне.RU ответил автор и создатель проекта "Морской бюллетень", моряк с 16-летним стажем в водах Дальнего Востока Михаил Войтенко.

Вопрос: Михаил Дмитриевич, с чем связаны сложности с поиском пропавших без вести моряков с сухогруза "Синегорье"? Действительно ли в территориальные воды КНДР сложно попасть даже ради спасения людей?

Михаил Войтенко: В общем, это действительно так. Получается, что

слишком долго ждали специального разрешения, причем Северная Корея дала разрешение только на один самолет и на один корабль.
На это было потеряно много времени, да и пустили-то один самолет. А если бы там было два, три, четыре самолета? Площадь поиска бы значительно увеличилась. А из-за поведения Кореи мы не можем обнаружить наших моряков.

билборд накануне(2007)|Фото: Фото: Накануне.RU Вопрос: Если бы не было проблем с допуском спасателей в территориальные воды, сколько бы кораблей и самолетов принимали участие в поисках? Есть ли какие-то определенные нормативы по количеству техники?

Михаил Войтенко: Минимум было бы три самолета. Кроме того, стоит учесть, что были задействованы спасательные корабли Южной Кореи, наш спасатель. Давайте посмотрим, как было дело. Течением все было оттащено в северокорейские воды. Какое-то время никто вообще не смотрел, где и что там. Представьте, сколько времени потеряно. А 
любое нормальное, вменяемое государство, оно бы подняло все свои силы, а эти через двое суток сообщают, мол "мы настолько гуманны, что готовы пустить одно судно и один самолет для поисков". Это элементарно противоречит морским законам – люди в беде, надо помогать и спасать их любыми средствами.


Вопрос: Как Вы считаете, что все же послужило причиной крушения? Погодные условия, или же возможны и какие-то ошибки экипажа?

Михаил Войтенко: Причиной послужил и шторм, и ошибки экипажа, по видимому были. В принципе, ничего из ряда вон выходящего не было. Лесовозы – штука достаточно опасная, тем более – лесовозы, которые обычно используются в том регионе – небольшого водоизмещения, небольших размеров. Тут трудно судить. Но каждый год либо какая-то авария происходит, либо гибель судна.

Вопрос: Насколько сложна навигация в акватории Японского моря?

Михаил Войтенко: Море достаточно суровое, но сказать, что оно как-то опаснее других нельзя. Рейтинга "опасности" у моряков нет, но можно сказать, что наиболее тяжелые места – это северная часть Тихого океана, северная Атлантика, район Антарктиды.
Японское море действительно опаснее, чем, скажем, Черное или Балтийское, хотя бы потому, что Черное море перейти можно за ночь, там и убежище в случае чего найти проще и быстрее. А Японское – оно намного больше, и повышается риск, если шторм застал судно далеко в море.
За счет того, что оно больше, волны тоже больше.

Вопрос: В качестве одной из причин крушения "Синегорья" называется его большой возраст – около 30 лет. А сколько лет судно может плавать по стандартам?

Накануне.RU, лого, логотип (2015)|Фото: Фото: Накануне.RU Михаил Войтенко: В мире считается, что нормальный срок жизни судна – около 15 лет. Чисто технически, при нормальной эксплуатации, при нормальном ремонте, то 15 лет – это не возраст. И 27 лет – это вполне нормальный возраст. К тому же надо учитывать, что судно получило российский класс регистра, своеобразный "знак качества". А российский регистр получить очень не просто, у нас достаточно жесткие требования, и марку свою держат.

Вопрос: Некоторое время назад поднимался вопрос флагов на кораблях – многие из них плавают под флагами других стран, которые "удобнее", чем российские. "Синегорье" тоже выбрало "удобный" флаг. Как обстоят дела с этим в России на сегодняшний день?

Михаил Войтенко: У нас есть пять крупных компаний, и
большая часть их кораблей ходит под "удобными" флагами. Ситуация фактически не изменилась. Сейчас в России пытаются запустить так называемый "второй реестр", чтобы привлечь российские суда обратно под российский флаг. Однако это проблема не только России, а любой крупной морской державы мира. Очень трудно перестроить законодательство так, чтобы судовладельцы не разбегались.
Это специфика судоходства, она требует особого отношения.

Вопрос: В чем заключаются "удобства" флагов, которые выбирают компании?

Михаил Войтенко: Удобств достаточно много. Прежде всего, это налоговая база – в этих странах максимальное освобождение от налогов – платится всего около 12%, а иногда и того меньше. Это и очень удобное и быстрое оформление – чтобы получить "удобный" флаг нужен один день. И, как ни парадоксально, это связано с работой на российские порты –
зачастую в российских портах уютнее себя чувствуют суда под иностранными, нежели под российскими флагами.
Очень часто меньше придирок или каких-то зацепок, чтобы суда не подвергались всех, кому не лень. У нас список организаций, имеющих право проверять суда под российским флагом, включает около двух десятков различных ведомств. Это сущее мучение и для экипажа, и для судовладельца. Есть налог на ремонт – если судно под российским флагом ремонтировалось в иностранном порту, или поставило там какое-то новое оборудование, то взимается этот налог. Но самое главное, что проигрывают судовладельцев – это время. Сутки простоя для небольшого корабля могут стоить $10-15 тыс.

Вопрос: В чем будет отличие "второго реестра", чем планируют завлечь моряков обратно под российский флаг?

Михаил Войтенко: Прежде всего, запланировано снижение налогообложения, оно будет больше, чем у "удобных" флагов, но уже будет достаточно выгодным, чтобы перейти под российский флаг. Второе – это упрощение процедуры получения флага. Сейчас она занимает минимум три месяца, тогда как, повторю, получить "удобный" флаг на Мальте, в Кипре занимает одни сутки. Причем раньше это все делалось только через Москву, сейчас ожидается, что это можно будет сделать в крупнейших портах. И самое главное, российский флаг должен будет давать большую защиту. Пока, правда, последние случаи показывают, что Россия не торопится спасать свои корабли.

Вопрос: Какие можно еще отметить проблемы у российского гражданского флота?

Михаил Войтенко: Проблем на самом деле хватает. Как, например, судостроение было в загоне, так оно в загоне и остается. Судоремонтная отрасль тоже не сказать, что сверкает. И самое главное –
для наших средних и мелких судовладельцев проблема в том, что они с трудом могут обновлять свой флот. Им необходимо привлекать кредиты, а в российских банках их брать нельзя – берутся совершенно дикие, ни с чем не сопоставимые проценты. А иностранные банки при работе с российским судовладельцем, предъявляют свои требования. Одно из них – это оффшорные структуры. Если компания полностью работает в России, то у нее мало шансов получить кредит.


Вопрос: Как можно решить эти проблемы?

Михаил Войтенко: Это решается законодательно, причем это практически не требует никаких бюджетных вливаний. Надо просто разработать грамотное законодательство и сделать так, чтобы оно работало. "Второй реестр" приняли, но он напоминает шест в пустыне, поскольку требуется множество подзаконных актов, которых нет. Построили дом, но не подвели ни электричество, ни воду, ни канализацию, ни дорогу. Дом красивый, а жить невозможно.



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды