02 Декабря 2021
форумfeedback
search

Чубайс оставил "нанодырку от бублика"

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
Перевозка негабаритных грузов - http://perevozki.youdo.com/chelyabinsk/negabaritnye/
Объявление: http://remont.youdo.com/building/roofing/montazh/stoimost/ по данной ссылке.


Аналитика все материалы

В Южной Осетии выборы президента совместили с референдумом. Опыт изучат в Кремле?

Опрос населения по "имиджевой", а не "разжигающей" теме может быть учтен Москвой в преддверии 2018 года

В Южной Осетии в воскресенье прошли президентские выборы, на которых победу одержал спикер парламента Анатолий Бибилов. Параллельно с избранием нового главы государства прошел и референдум, по которому почти 80% избирателей проголосовали за то, чтобы Южную Осетию переименовать в Государство Алания (наименование Республика Южная Осетия в этом случае сохраняется как равнозначное). Примечательно это тем, что в России обсуждаются похожие методы повышения явки – совмещение референдумов по значимым вопросам с президентскими выборами.

Стала ли Алания "полигоном" для Администрации президента РФ и увидим ли мы в 2018 г. бюллетень с двумя вопросами? Об этом и многом другом в интервью Накануне.RU рассказал политолог, декан факультета социологии и политологии Финансового университета при Правительстве РФ Александр Шатилов.

Вопрос: Как Вы в целом оцениваете такое совмещение – выборы и референдум?

Александр Борисович Шатилов замдиректора Центра политической конъюнктуры России|Фото:news.km.ruАлександр Шатилов: Конечно, всегда удобнее совмещать два мероприятия как по финансовым, так и по политическим соображениям. Тем более, выборы президента – всегда очень важное мероприятие, и необходимо обеспечить явку, а дополнительный референдум, тем более такой – имиджевого плана, дает прибавку в числе участников электорального процесса.

Если касаться референдума, то определенная логика в нем есть – Южная Осетия старается максимально избавиться от грузинского прошлого, от некого статуса юго-осетинской автономии и получить государственное обозначение. Не говоря уже о том, что Северная Осетия-Алания существует, соответствующим образом уже Южная Осетия решила переименоваться. Это тоже создает определенные предпосылки для последующего воссоединения осетинского народа. Тем более, насколько я знаю, на Кавказе не только осетины, но и некоторые другие народности претендуют на это историческое наследие древнего государства аланов. Вероятно, осетины хотят за собой это "застолбить", добиться уже в официальном порядке.

Вопрос: А если говорить про выборы? Что-то изменится в Южной Осетии в отношениях с Россией?

Александр Шатилов: По большому счету, для России не было в этих выборах принципиальных моментов. Что действовавший ранее президент Леонид Тибилов, что избранный Анатолий Бибилов – в общем-то, это "люди Москвы", и с ними проблем не возникало. Они оба выходцы из силовой среды. Единственное, у Тибилова прошлое сотрудника госбезопасности, а вот Бибилов – армеец. Наверное, в этот момент Москве потребовалась более жесткая рука в Южной Осетии.

Поэтому я думаю, что здесь была чисто тактическая перестановка, потому что Анатолий Бибилов всегда выступал в качестве, с одной стороны, более жесткого и последовательного сторонника Москвы; с другой стороны, это человек, выполнявший целый ряд деликатных, специфических миссий, в частности в ДНР, ЛНР. Так что его можно считать даже еще более жестким политиком пророссийской ориентации, нежели Леонида Тибилова.

Другое дело, что он набрал только более 50% – это не абсолютный результат, что позволяет надеяться, что человек не "впадет в эйфорию", а вполне реалистично, конструктивно будет взаимодействовать с Россией и не будет жестко давить местную оппозицию. Поэтому я думаю, что этот кандидат вполне московское руководство устроит.

Анатолий Бибилов|Фото: sputnik-ossetia.ru

Вопрос: А можно ли спроецировать такой опыт на Россию – совмещение референдума с выборами?

Александр Шатилов: Для России процедура референдума является довольно болезненной, проблемной. Потому что последний референдум (непонятно, был это референдум или национальный опрос) проходил по поводу Конституции 1993 г. Перед этим был референдум по доверию ветвям власти 25 апреля 1992 г., еще раньше – референдум о сохранении Советского Союза. Как показывает практика, референдумы вызывают повышенный ажиотаж и политический драйв среди населения, и часто не слишком позитивного плана. Если, конечно, не идет речь о "технических референдумах".

А если будет какой-нибудь референдум – гипотетически – о восстановлении смертной казни – это может вызывать очень жесткие споры, ломания копий и привести к внутренней дестабилизации. Хотя, конечно, сейчас власть ищет способы повышения явки на президентских выборах 2018 г., но, мне кажется, если референдум назначат, то по какой-нибудь не слишком животрепещущей теме.

Вопрос: А какие еще способы повышения явки рассматривались?

Александр Шатилов: Разные варианты: есть, например, идея, чтобы обязательно женщина принимала участие в выборах – какой-то независимый кандидат, которая смогла бы собрать дополнительные голоса уже по гендерному признаку. Был вариант, чтоб кандидаты в президенты шли со своими вице-президентами. Но я думаю, что вряд ли кто-то на это пойдет - у нашей страны опыт вице-президентов, в общем, заканчивался весьма печально противостоянием этих лиц.

К тому же власть, как показывает практика, последние годы уже старается эти референдумы не допускать, чтобы это не приводило к росту политических страстей. В обществе в  условиях, опять же, активного внешнего давления, социально-экономических проблем сложно сказать, насколько это целесообразно с точки зрения поддержания политической стабильности. Не говоря уже о том, что многие результаты референдумов, как показывает практика, не являются определяющими для развития политической ситуации.

Бюллетень для голосования на референдуме СССР|Фото: eurasia-eansu.org

Вопрос: Вы имеете в виду референдум о сохранении СССР?

Александр Шатилов: Да, например, референдум 1991 г., когда большинство населения СССР решило сохранить Советский Союз, а через полгода он распался. Или тупиковый референдум о доверии ветвям власти 1992 г., который не привел к разрешению противоречий, а лишь к углублению, и завершился мини-гражданской войной в Москве в сентябре-октябре 1993 г. Референдум в наших условиях – это "палка о двух концах". С одной стороны, он дает прибавку участников голосования, но при этом может привести к нагнетанию страстей и лишней политизации общества.

Вопрос: Из последних подобных инициатив было предложение губернатора Иркутской области Сергея Левченко – чтобы совместно с выборами проводить референдум о выборности мэров. Такой повод – ведет к "лишней политизации"? 

Александр Шатилов: Выборность мэров – тоже вещь непростая, и, как мне кажется, Левченко с учетом своего губернаторского статуса играет с огнем. Потому что чаще всего избираемые мэры городов, особенно региональных центров, вступали в жесткий конфликт с губернаторами. И начиналась катавасия в регионах. Мне кажется, это просто определенная инициатива господина Левченко – он все-таки представляет оппозиционную партию, и коммунисты всегда выступали за народовластие. Но это скользкий момент, насколько это действительно в текущих условиях целесообразно.

коллаж, Путин, Кириенко, Кремль, выборы, голосование, эфир, телеканалы|Фото: Накануне.RU

Вопрос: То есть, возвращаясь к Южной Осетии, можно ли сказать, что она стала "полигоном" для апробирования политтехнологии повышения явки?

Александр Шатилов: Да, я не исключаю, что, действительно, в администрации [президента РФ] посмотрели, что и как проходит. Как говорится, совместили приятное с полезным – нужно было и ситуацию принципиально решить с руководством региона, и, действительно, апробировать кое-какие политтехнологии. Кстати, нечто подобное, на мой взгляд, происходило и происходит в ДНР, ЛНР. Это тоже такие площадки для обкатки различных инициатив.

Далее уже дело Москвы – решать, насколько эксперимент оказался удачным. Но на мой взгляд, Южная Осетия не слишком показательна, потому что референдум там был все-таки по не разжигающей страсти теме, а по имиджевой. В самой России наблюдается некоторое политическое брожение, и сложно сказать, насколько этот референдум сейчас нужен с точки зрения нагнетания общественных страстей.



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Голосование

Вы за или против принятия закона о QR-кодах?

Результаты 6537

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды