06 Февраля 2023
search

ДНР освободят в ближайшие месяцы?

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
Укладка натурального камня на стену на http://remont.youdo.com/tile/material/dikiykamen/.
Объявление: http://remont.youdo.com/building/zabor/stoimost/, посмотреть.
Услуги мастеров: http://remont.youdo.com/furniture/repair/geo/odintsovo/, быстро и недорого.




Аналитика все материалы

Лишь бы не работать: Минфин стремится сохранить "подушную подать" для компаний ТЭКа

Правительство уже сегодня рассмотрит проект энергостратегии

В российском правительстве идет межведомственная битва по поводу очередной реформы налогообложения в нефтяной отрасли. Инициатива депутатов и руководства Ханты-Мансийского автономного округа о переходе к налогу на финансовый результат (НФР) получила поддержку Минэнерго, но против нее выступает Минфин, чиновники которого говорят о непрозрачности налога, неясных критериях отбора проектов для его "обкатки" и, в конечном счете, предъявляют главную свою претензию – потеря бюджетных денег. Контраргумент – ввод новых месторождений для поддержания добычи (а по прогнозу Минэнерго она упадет на 2% к 2020 г. и на 10% к 2035 г.) – Минфин не убеждает. Как и тот факт, что бюджеты субъектов получат дополнительные доходы и восполнят потери от "налогового маневра", стремительно одобренного кабмином в 2014 г. 

НФР взимается с дохода компаний, в то время, как база для НДПИ – объем добытой нефти. Порядка 60% затрат добывающих компаний приходится на первоначальный и самый рисковый этап - геологоразведочные работы. Компания вкладывает деньги в ГРР и работы по обустройству месторождения, платит НДПИ с объемов выкачанной нефти и в итоге остается в убытке. Поэтому нефтяники предпочитают не рисковать и заниматься проектами с высокой степенью подтвержденности запасов, на них же сосредотачивается и Минприроды. В 2014 г. ведомство направило 16,4 млрд руб. на пять зон, расположенных в Западной и Восточной Сибири, а также в Прикаспийской провинции, повесив ГРР на других участках недр на шею нефтяных компаний. Но частных инвестиций нет, а с учетом падения стоимости энергоресурсов рассчитывать на увеличение объемов бурения только за счет нефтяников не приходится. Со своей стороны государство дополнительных денег не выделяет. В этих условиях нефтяные регионы задумались о стимулировании ввода новых месторождений. На это нацелен проект Югры о введении НФР вместо НДПИ.

Временно исполняющая обязанности губернатора Югры Наталья Комарова, выступая на парламентских слушаниях в Государственной думе РФ, сказала, что сейчас есть высокие риски снижения темпов добычи из-за истощения действующих месторождений и отказа нефтекомпаний инвестировать в разведку новых. В частности, в Югре вместо 250 млн т по итогам 2014 г. к 2030 г. может добываться только 196 млн т. Эксперты прогнозируют и рост себестоимости добычи нефти вместе с увеличением доли трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ) – на 50-90% к 2030г. в зависимости от месторождения.

"Как следствие, при сохранении действующей системы налогообложения с учетом фискальных параметров "налогового маневра", а также текущих макроэкономических условий: цены на нефть 50 долл./баррель, мы брали в расчет при курсе 61,5 руб./долл. в период с 2015 по 2030 годы, ожидается снижение годовых налоговых поступлений в консолидированный бюджет Российской Федерации от нефтегазовых компаний Югры с 3,2 до 2,5 трлн руб., то есть на 20,5 %", - сказала Наталья Комарова.

Предпосылок для более радужных прогнозов нет: на начало года в Югре не введены в разработку более 70 лицензионных участков с запасами в 618 млн т углеводородов. Сумма необходимых капвложений – 5,5 трлн руб., из-за отсутствия инвестиций более половины участков так и не будут вовлечены в разработку, предполагают в ХМАО.

До сих пор на новые месторождения недропользователей заманивали адресными льготами. Так, пару лет назад Югра добилась обнуления НДПИ для ТРИЗов, широко представленных в регионе. Правительство России дает налоговые преференции для шельфовых и арктических проектов. Как ни парадоксально, в стране, бюджет которой более, чем на половину, формируется за счет нефтегазовых доходов, для ТЭКа нет единой системы налогообложения, которая  не требовала бы подстройки под отдельные проекты.

О "налоговом маневре" (поэтапное сокращение ввозных пошлин и акциз на нефть и нефтепродукты с параллельным увеличением НДПИ) правительство говорило как о попытке создать механизм, полезный для всех. На деле вышло, что при ценах на нефть в $50-60 "маневр" мешает работе компаний. По оценкам министра энергетики РФ Александра Новака, при сегодняшнем налоговом режиме падения добычи нефти в России можно будет ожидать уже через пять лет. Есть еще пара немаловажных моментов, о которых в правительстве не говорят. Во-первых, на экспортных пошлинах федеральный бюджет теряет порядка 1,3 трлн руб., 800 млрд руб. из которых за счет роста НДПИ перекладываются на внутреннего потребителя в виде роста цен на топливо и энергоресурсы. Во-вторых, вместе с федеральным бюджетом страдают и регионы: с повышением НДПИ (его "федералы" полностью отобрали у субъектов) падает прибыль добывающих компаний, а, значит, уменьшается налоговая база для обложения региональными платежами. 

А вот от введения НФР субъекты выигрывают, что не очень нравится Минфину. На это указал заместитель главы ведомства Сергей Шаталов, тоже выступавший на парламентских слушаниях в Госдуме. В отличие от НДПИ, который полностью зачисляется в федеральный бюджет, налог на финансовый результат предложено поделить между федеральным и региональными бюджетами, в результате выиграют нефтяные регионы. По словам Шаталова, влияние на бюджетную систему налога не определено, из проекта следует лишь, что дополнительные доходы получают субъекты, так как в отличие от НДПИ НФР сразу зачисляется в бюджеты двух уровней. Выгода для федерального бюджета для чиновников сомнительна.

Минэнерго ведет речь о том, чтобы опробовать НФР на 12 пилотных месторождениях: Хасырейское, Надейюское, Бахиловское, Верхне-Колик-Еганское месторождения "Роснефти", Вынгаяхинское, Еты-Пуровское, Валынтойское месторождения "Газпромнефти", Красноленинское, Лазоревское и Имилорско-Источное, Нивагальское, Лас-Еганское месторождения ЛУКОЙЛа. По расчетам авторов проекта, НФР даст прирост налоговых поступлений только от "пилотов" Югры на 40%, и от всех добытчиков региона – на 16% при цене на нефть в $50 за баррель.

"В основном, указанный прирост может быть достигнут за счет поддержания объемов добычи нефти на уровне 2014 г. и, соответственно, расширения налоговой базы по налогу на финансовый результат и налогу на прибыль. Кроме этого, рост добычи от применения налога на финансовый результат позволит несколько снизить удельную налоговую нагрузку на бизнес – с 12,8 тыс. руб. до 12,3 тыс. руб. на тонну", - рассказала Комарова.

Минэнерго, ратующее за прирост добычи, поддерживает югорский проект. Заместитель министра энергетики Кирилл Молодцов согласился, что введение НФР позволит сделать налоговую систему более гибкой, адаптивной и обеспечить стратегическую устойчивость отрасли.

ФР учитывает и динамику мировой конъюнктуры, и экономику разработки месторождений, позволяет стимулировать добычу на ранее неразрабатываемых залежах действующих проектов и на новых месторождениях", – сказал Молодцов.

Как сообщили Накануне.RU в Минэнерго, параметры НФР, закрепленные в законопроекте ХМАО, предусматривают фиксированную ставку в размере 60% от налогооблагаемой базы при сохранении остальных параметров налоговой системы неизменными. Фактическая налоговая нагрузка на пилотные месторождения в режиме НФР составит около 80%: 60% - НФР и 20% - налог на прибыль. На участие претендовали 35 проектов, 12 отобранных при введении НФР дадут прирост, превышающий 90 млн т нефти, а это порядка 900 млрд руб. налоговых поступлений в бюджеты всех уровней.

Минфин на это возражает: НФР дает компаниям инструмент для реализации инвестпрограмм исключительно за счет государства из-за высокой ставки списания капитальных затрат (по подсчетам Минфина, на условные 100 руб. инвестиций компании могут заявить вычет в 112 руб.), что не принесет дополнительных доходов в бюджет, а, напротив, увеличит расходы. Противная сторона предлагает диалог и корректировки проекта, тем более, что речь идет только о его обкатке. Но финансисты настроены категорично: как стало известно СМИ, у Минфина уже готово отрицательное заключение на законопроект.

"НФР, как и НДПИ, нельзя считать универсальным налогом, который устраивает всю нефтяную отрасль, и он не может быть автоматически тиражирован на все месторождения. Для месторождений, которые сейчас пользуются льготами (налоговые каникулы, льготы по экспортной пошлине, специальные режимы по шельфу и трудноизвлекаемым запасам) режим НФР создаст более высокую нагрузку. Для выработанных месторождений, которые пользуются понижающими коэффициентами для НДПИ, такие как Ромашкинское месторождение, также будет отрицательный эффект", – сказал в Госдуме Сергей Шаталов.

Эти же аргументы Минфин перечислил в отзыве, указав также на высокие риски при введении налога: если компании будут выводить прибыль в офшоры или занижать ее, то бюджеты лишатся облагаемой базы.

НФР используется, как универсальный налог Великобритании, Норвегии, Нидерландах, но в России пока рано вести речь о полном переходе на налог, считает депутат Госдумы, председатель комитета по энергетике Иван Грачев. Он рассказал Накануне.RU, что претензии Минфина в этой части небеспочвенны: нужно нормировать затраты компаний, которые они могут предъявлять к списанию, детализировать описание месторождений, к которым применяется НФР. Пока что в проекте Югры этого нет. Поскольку опыт налогообложения финансового результата нефтяников в стране отсутствует, нужно опробовать проект на пилотных месторождениях, считает депутат.

"Выбрать старые и новые участки недр в ХМАО, Татарстане, Башкирии и опробовать систему. Если НФР принесет результат, то через два-три года можно принимать решение о расширении списка месторождений.
Сейчас стоит задача поменять стратегию развития отрасли. Пока в мире коэффициент извлечения рос на 10%, в России с советского времени он упал с 40% до 30%. Мы выстроили стратегически неверную налоговую систему, которая решает только тактические задачи и работает на то, чтобы "снимать сливки". Коэффициент извлечения на старых и новых трудных месторождениях будет иметь принципиальное значение, потому что без Запада мы не сможем пойти на шельф и в Арктику. Чтобы там получить отдачу, нам нужно вложить порядка $1 трлн. Соответственно, какое-то время добыча будет поддерживаться только за счет старых месторождений и на "трудных" новых участках близ созданной инфраструктуры
", - считает депутат.

Налоговая система в "нефтянке" строилась по самому простому пути: оборотные и вмененные налоги, а также таможенная пошлина – облагаемая база прозрачна, жесткого контроля не требует. При этом, НДПИ в 2001 г. был введен, как временный налог с твердой ставкой, напоминает председатель экспертного совета комитета по бюджету и налогам Госдумы Дмитрий Орлов. Но налог прижился, так как не требовал администрирования и позволял прогнозировать доходы бюджетов. Но нефтяные компании остались недовольны.

"Твердая ставка не учитывает финансово-экономические показатели компаний. Разница в налогообложении между НДПИ и налогообложением финансового результата, как между налогом на доходы физических лиц (НДФЛ) и подушной податью. Если мы введем вместо НДФЛ подушную подать, то прогнозировать доходы будет очень просто. Десять тысяч на каждого взрослого человека в год - и все проблемы решены. Но так вопрос не ставится", – сказал он, добавив, что НДПИ в сегодняшнем варианте – аналог подушной подати и государство должно выполнить свои обязательства перед нефтяными компаниями, проявив гибкость в налогообложении.

Отсутствие гибкости НДПИ привело к появлению массы исключений для отдельных компаний, проектов и типов полезных ископаемых. Апогей реформ – "налоговый маневр", от которого потеряли и нефтяники, и регионы, и федеральный бюджет. По итогам первого квартала 2015 г. депутаты Госдумы планируют внести инициативу об отмене маневра, Минэнерго для реабилитации прописало в измененной Энергетической стратегии полный переход на НФР до 2035 г. Таким образом, инициатива югорчан вписывается в стратегический документ развития отрасли, но почему-то в штыки принимается правительством.

Как рассказал Накануне.RU директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, правительство уже сегодня рассмотрит проект энергостратегии и пояснит свою позицию относительно НФР.

"Стратегия не является тем правовым актом, который утвердит переход к НФР. Но ориентир на долгосрочную перспективу, что Минэнерго видит сохранение темпов добычи именно в этой системе налогообложения, есть. В противном случае у компаний не будет стимулов для того, чтобы работать по ТРИЗам, "тяжелой" нефти, сложным проектам на шельфе и месторождениям Баженовской свиты, в Арктике. Даже те льготы по НДПИ, которые есть, в полной мере не позволяют стимулировать проекты. Вопрос, который волнует Минфин – каким образом администрировать данный налог, чтобы разделять проекты. Тут потребуется определенная работа, чтобы можно было отдельно выделять проекты и их учитывать", - отмечает Пикин.

По его мнению, российские компании в отчетах часто занижают уровень прибыли, поэтому Минфин и Налоговая служба (тоже не поддержала законопроект) будут вынуждены проводить дополнительные проверки, следить за работой управленцев, а не только смотреть бухотчетность. Нежелание брать не себя дополнительную нагрузку вызывает протесты со стороны ведомств.

В Югре отмечают, что в системе налогообложения уже достаточно много сложноадминистрируемых налоговых режимов, таких как льготы по НДПИ и система налогообложения при добыче углеводородов на новых морских месторождениях. В этой связи введение налога на финансовый результат не приведет к существенному усложнению механизма администрирования, а, напротив, повысит его универсальность.

"С помощью НФР можно стимулировать добычу, рост доходов компаний и увеличить поступления в бюджеты всех уровней", - считает Пикин.

Компании станут основными выгодоприобретателями от введения НФР, налог может открыть доступ к ресурсам новым игрокам. Отраслевики периодически поднимают вопрос о законодательном регулировании работы юниорских компаний, которые занимались бы высокорисковыми вложениями в ГРР и последующей продажей лицензий на разработку. По мнению специалистов, это могло бы помочь в разработке новых, небольших месторождений, которые не интересуют крупных игроков и неподъемны для небольших. С переходом к НФР у последних появится стимул для приобретения лицензий, говорит аналитик по нефти и газу Виктор Стреков.

"Малые компании, наконец, выйдут на рынок, НФР даст преимущество и компаниям, которые занимаются высокозатратными проектами в Восточной Сибири, северных регионах. Но внедрять налог нужно быстро, так как вместе с коэффициентом извлечения падает показатель дебита скважин. Это значит, что без новых месторождений при условии сохранения низких цен на нефть и спада иностранных инвестиций в ТЭК добыча упадет в ближайшие пять лет", - рассказал он Накануне.RU.



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС