15 Июня 2024
search

На Урале показали трофейную технику НАТО

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
erid: LatgBqBmK
Объявление: http://remont.youdo.com/tile/pool/ здесь.
Автомобильные перевозки: http://perevozki.youdo.com/garbage/container/, лучшие цены.
Мастера ремонтники: http://remont.youdo.com/doors/transoms/, оформить заказ.
youdo.com


Imperial & Legal - получение гражданства и резидентства за инвестиции, а также иммиграция в Великобританию

Аналитика все материалы

Монацитовая бомба без взрывателя

Есть в Свердловской области небольшой городок Красноуфимск. В принципе мало чем отличный от многих-многих других, кроме одного – вот уже почти полвека рядом с ним лежат монацитовые запасы страны. До недавнего времени они лежали вообще чуть ли не под открытым небом – склады строились в период Великой Отечественной войны. Под Красноуфимском тогда возвели несколько огромных деревянных сараев. Война закончилась, такие запасы стали без надобности, зато началось развитие ядерной программы. В начале, надо напомнить, было два варианта ее развития – урановый путь и ториевый. Неизвестно было, какой из них окажется эффективнее, поэтому и разработка шла в обе стороны. Однако в итоге, как известно, был выбран уран. А монацит - источник тория, оказался не нужен. Тогда и было принято решение не утилизовывать его, а собрать в одном месте. Так под Красноуфимском и появился "Объект", как его называют местные жители. "Объект", на котором за 60 лет сгнили практически все сараи.

За десятилетия в окрестных деревнях появились самые разные слухи о том, как эти склады влияют на здоровье людей. Надо отметить, что основания были – после того, как под Красноуфимск привезли деревянные ящики с монацитом со всей страны, здесь резко выросла смертность. Умерли многие работники, задействованные на перевозке минерала. Однако сейчас не все местные жители относятся к "Объекту" с опаской.

"У меня мать до 92 лет прожила, - рассказывает пожилая жительница села Чувашково, расположенного в пяти минутах ходьбы от складов, - Сама тоже на здоровье не шибко жалуюсь. Воду у нас постоянно на анализы берут, вроде, говорят, нормальная".

Непосредственный контакт с монацитом действительно опасен. И именно из-за этого и умирали рабочие – в 50-60-х годах еще не были окончательно разработаны нормы безопасности при работе с ядерными материалами. Но на расстоянии опасность уменьшается. Небольшой пример – если

в складе рядом с ящиками радиационный фон зашкаливает за 5 тыс. микрорентген в час, то уже на проходной фон составляет около 80 микрорентген в час. Конечно, это значительно выше ПДК, которая составляет 15-20 микрорентген в час, но в окрестных селах радиация уже не превышает обычные показатели.
Фото: Накануне.ruМежду тем ситуация все же не самая радужная. Склады, построенные еще в 1941-42 годах, начали разваливаться. Подпорки проблемы не решали, а на более глобальные меры не было средств. Дошло до того, что у одного из складов стены пришлось засыпать землей, чтобы он не развалился, и чтобы монацит не оказался под открытым небом. Кроме того, есть и другие опасности.

"Монацит не растворяется в воде, и поэтому он не так опасен, - говорит директор ОГУ "УралМонацит" Анатолий Михеев,Но есть и другие опасения – например, склады летом просыхают, и от одной искры могут вспыхнуть, как спички. Ураганы у нас, конечно, редкость, но склады в таком состоянии, что даже просто очень сильный ветер может представлять серьезную угрозу".

Недавно областные власти взялись за решение проблемы. Были выделены деньги на мониторинг состояния экологии и здоровья населения. По данным врачей, как выяснилось, склады монацита не представляют особой опасности. Да, идет рост различных заболеваний, однако, как говорят медики, эти цифры не отличаются от показаний в других в районах области, а по онкологии они даже ниже среднеобластного.

Фото: Накануне.ruСейчас склады накрывают металлическими саркофагами. По сути дела, возводятся обычные жестяные коробки. Четыре саркофага уже построены, один строится сейчас. По словам Анатолия Михеева, в первую очередь накрыли самые аварийные склады, в том числе и тот, стены которого пришлось присыпать землей. Остальные склады будут закрыты к 2010 году. Жесть, естественно, не защищает от распространения радиации. По словам Анатолия Михеева, защита идет за счет расстояния – уровень радиации обратно пропорционален квадрату расстояния от источника. А стены помогут сохранить монацит от выветривания и, соответственно, распространения по воздуху в случае разрушения деревянного склада.

Принимаются и другие меры. Так, продолжается строительство бетонного забора. Установлены камеры наружного наблюдения. На территорию складов рабочие могут попасть только по отпечатку пальцев, а в ближайшее время планируется усилить ворота противотаранной защитой.

Однако все это не решает проблему.
Что бы ни делали власти и руководство ОГУ "Урал Монацит", основной вопрос остается открытым – что делать с минералом в принципе? Его хранение обходится в десятки миллионов рублей в год, и при этом он в любом случае остается бомбой, в которой пока просто нет взрывателя.

Фото: Накануне.ruАнатолий Михеев убежден, что решением проблемы могло бы стать строительство завода по переработке минерала. Дело в том, что под Красноуфимском хранятся не ядерные отходы, как об этом иногда сообщают в СМИ. Там хранится ценнейшее сырье, которое стоит не один миллиард рублей. Даже если не появится АЭС, работающих на тории, можно отправить монацит на переработку с тем, чтобы добыть содержащийся там уран – уж он-то точно пригодится атомщикам. Стоит учесть, что обычная урановая руда содержит доли процента урана. На складах хранится концентрат, где количество урана в десятки раз больше. Но… Как заявил Анатолий Михеев, ожидания, что монацитом заинтересуются в Росатоме, пока оказываются бесплодными.

Впрочем, несколько лет назад была попытка решить проблему, и построить перерабатывающий завод. Однако тут возмутились местные жители. Оказывается,
протестуя против хранения у них под боком монацита, они еще больше протестуют против того, что с ним что-то будут делать. Позиция, чем-то напоминающая поговорку "не будите спящую собаку". Склад монацита, в представлении местных, как раз и есть та самая "спящая собака". И, мол, еще неизвестно, что будет, когда монацит начнут перерабатывать, а значит – таскать с места на место. Именно это, по словам Анатолия Михеева, и отпугнуло иностранных инвесторов, которые уже были готовы вложить в этот проект реальные деньги. Особо Анатолий Михеев отметил, что волна протестов поднялась еще до того, как были проведены какие бы то ни было инженерные исследования, которые бы позволили реально оценить как саму возможность создания подобного производства, так и возможные опасности.

Однако таскать монацит все равно придется. Очевидно, что ангары – лишь первый шаг по дороге оцивилизовывания складов. Рано или поздно придется думать и о таре, в которой хранится монацит. А значит – надо будет строить цех по его перетаровке, цех по утилизации старой тары, а соответственно – и цех по утилизации отходов. Вот только в этом случае монацит так и останется лежать под Красноуфимском, напоминая ядерную бомбу без взрывателя.


Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС