19 Мая 2024
search

Мертвый Пригожин победил живого Шойгу

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Аналитика все материалы


Армия и ВПК В России

Российский оружейный экспорт "подвис", но обещал вернуться

Стокгольмский международный институт исследований проблем мира (SIPRI) сравнил мировой экспорт вооружений и военной техники по двум четырехлеткам: период 2014-2018 годов сопоставили с периодом 2019-2023. Из доклада следует, что экспорт оружия Франции за последнее время увеличился на 47% и их доля рынка стала чуть выше, чем у России, оружейный экспорт которой упал на 53%. То есть французы вышли на второе место, пусть и довольно неустойчиво, за ними идет РФ, на первом же месте остаются США — их доля на рынке выросла до 42%.

С одной стороны, такое развитие событий выглядит предсказуемым — западные страны экспортируют много оружия на Украину, вооружение, производимое российским ВПК, нужно самой России в первую очередь, да и санкции по разным направлениям никто не отменял. С другой стороны, те же США недавно поставили партию легкой военной техники в Узбекистан, что вызывает опасения, как бы нас не "выдавили" с наших традиционных рынков.

Что происходит с экспортом вооружений и сможет ли ВПК России вернуть свою нишу после завершения СВО — своим мнением в беседе с Накануне.RU поделился военный эксперт Владимир Орлов.

— На ваш взгляд, какая основная причина такого наращивания Францией экспорта вооружений? Связано ли это в первую очередь с экспортом на Украину или первостепенны другие причины?

Владимир Орлов, военный эксперт(2022)|Фото: Телеканал "Звезда", скриншот видео— Франция традиционно является довольно крупным игроком на рынке вооружений, у нее достаточно развитые коммерческие производители. Но при этом нужно понимать, что сейчас Россия в большей степени сосредоточена на событиях в зоне специальной военной операции, поэтому можно сказать, что есть объективные причины по сокращению экспорта вооружений РФ.

Кроме того, сейчас у нас появились новые оперативные направления и поэтому основные усилия ВПК и всех наших предприятий, которые входят в этот конгломерат, связаны в первую очередь с тем, что необходимо наполнить вооружением новые угрожаемые направления. Ради этого были, кстати, воссозданы Московский и Ленинградский военные округа.

Поэтому да, пока Россия не будет возглавлять списки экспортеров вооружений.

А что касается Франции — она действительно является основным поставщиком вооружений киевскому бандеровскому режиму, поэтому неудивительно, что, скажем так, количественные показатели в этих оценочных рейтингах выдвинули французов на более высокие позиции.

Армата, Т-14, Т-15, САУ "Коалиция СВ"(2015)|Фото: Накануне.RU

— Могут ли Россию "выдавить" из ее традиционных рынков экспорта вооружений?

— Рынок вооружений достаточно консервативен, и если вы производите какую-то военную технику и думаете зайти на рынок какого-то государства, то маловероятно, что оно сразу начнет у вас покупать массу всего. Вспомните пример из Афганистана, когда США вынуждены были покупать в России старые вертолеты, чтобы поставить их во вновь создаваемую афганскую армию. Опять же, нужно понимать, что это за государство, какому оружию в данном государстве наиболее "лоялен" персонал. Да, наверное, можно зайти на рынок и поставить какую-то партию вооружений, застолбить небольшое место, но нельзя сказать, что это произойдет моментально и массово.

Поэтому повторюсь — рынок вооружений достаточно консервативен и в основном операторы вооружений, которые привыкли к определенным поставщикам, стараются работать именно с ними. Особенно это касается Африки и Ближнего Востока, где существуют определенные "привычки" у местных операторов к определенным классам.

—То есть после завершения СВО, скорее всего, получится снова нарастить экспорт вооружений?

— Как бы это ни прозвучало, но спецоперация в какой-то мере является рекламой российского вооружения. И конечно, традиционные потребители оружия очень внимательно смотрят на все то, что происходит в зоне СВО.

Недавно была выставка вооружений на Ближнем Востоке, и к нашим стендам было повышенное внимание, особенно интересовали наши новинки, которые были показаны именно в зоне СВО. Поэтому я не исключаю, что после того, как Россия завершит спецоперацию, а может, и до ее окончания, когда наши боевые порядки и новые угрожаемые направления будут насыщены необходимым вооружением — возможно, Рособоронэкспорт вернется на старые рынки и предложит там уже опробованные новинки.

БПЛА на выставке "Иннопром"(2023)|Фото: Накануне.RU

— Что будет востребовано в первую очередь? Что показал опыт СВО?

— Все зависит от того, какое оружие поставщик и производитель захочет выставить на рынке. Мы же прекрасно понимаем, что на экспорт поставляются так или иначе какие-то "обрезанные" версии. Те же американцы не доверяют даже своим близким контрагентам, у них же есть комплектации для внутреннего рынка, есть модели на экспорт, а есть вооружение для так называемых партнеров по НАТО. И все эти версии отличаются определенными характеристиками, начинкой.

Взять в пример те же "Абрамсы", которые были поставлены в распоряжение киевского бандеровского режима — по современным меркам это достаточно примитивное оружие, которое соответствует войне уровня "Буря в пустыне", которая была в Ираке в 1991 году.

Вероятно, это будут какие-то улучшенные артиллерийские системы, модернизированные танки с учетом тех особенностей специфики применения в условиях СВО. Кроме того, я уверен, что это будет целое семейство различных БПЛА; модернизированные крылатые ракеты, планирующие авиабомбы, которые, можно сказать, получили прекрасную рекламу от всего западного сообщества СМИ — лучше рекламу для наших УМПК (управляемый модуль планирования и коррекции) трудно было придумать.

Возможно, это будут и средства связи, электроника, которые сейчас появляются в наших вооруженных силах — не секрет, что мы вошли в спецоперацию с достаточно посредственными тактическими средствами связи, а сейчас понемногу эта ситуация улучшается, основные производители этой электроники получают определенный опыт применения новых видов средств передачи данных, и на основе этого опыта, вероятно, появятся новые системы, которые также могут быть предложены покупателям нашего оружия.

— Однако чем-то ведь другие экспортеры привлекают покупателей, кроме самих вооружений? Чем не хватает нашему ВПК, техобслуживания, сервиса, чего-либо еще?

— Наше вооружение традиционно было в нижнем ценовом сегменте глобального рынка вооружений. Но если мы посмотрим на те же США, они работают немного по другому принципу: они создают глобальные цепочки коопераций. То есть они "подсаживают" покупателей своего вооружения не только на само изделие, но также и на спектр различных услуг, начиная от банального техобслуживания, заканчивая предоставлением пользователям своего вооружения каких-то глобальных данных. Условно говоря, они подключают их к системам GPS, системам глобальных сетей передачи данных, услугам получения какой-то разведывательной информации.

Возможно, нашему ВПК тоже стоит подумать о каких-то глобальных сервисах, которые он сможет предоставить в распоряжение потребителям нашего вооружения. Может быть, получится выйти и на новые рынки покупателей.

— Таким образом и складывается та самая консервативность?

— Конечно, когда потребитель привязан ко всем этим "бонусам", ему достаточно сложно выйти из этих цепких лап американского ВПК.


Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Другие статьи



Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС