07 Февраля 2023
search

ДНР освободят в ближайшие месяцы?

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo




Аналитика все материалы


Политика За рубежом

У Сербии остается слишком мало вариантов для решения косовской проблемы

Ситуация в самопровозглашенном Косово продолжает накаляться и, как заявил накануне бывший госсекретарь МИД Сербии Неманья Старович, может дойти до точки невозврата. Формально можно назвать конец июля началом обострения ситуации, когда у сербов в северной части Косово и Метохии потребовали перерегистрировать сербские номерные знаки на автомобилях и документы, однако в целом можно сказать, что политика притеснения сербов в Косово продолжается уже гораздо дольше. Все это вылилось в акции протеста, возведение баррикад косовскими сербами и даже перестрелки с полицией.

Теперь многотысячные митинги потянулись по Белграду — в знак поддержки жителей северной части Косово. Президент Сербии Александр Вучич назвал этот период самым сложным за все время своего правления, а также призвал Приштину и международных "партнеров", в первую очередь Вашингтон, соблюдать международные соглашения и законы, так как в отношении косовских сербов все просто закрывают глаза на происходящее.

"У нас есть один вопрос для наших американских партнеров. Скажите нам, какое соглашение соблюдает Приштина и какой акт вы соблюдаете? Устав ООН, резолюцию 1244 Совбеза ООН, Брюссельское соглашение или Вашингтонское соглашение?" — заявил президент Сербии.

Несмотря на прогнозы различных экспертов, что Вучич вынужден будет оставить Косово и выбрать "худой мир" вместо войны, Белград направит запрос на размещение сербской полиции в Косово согласно резолюции 1244 Совета безопасности ООН. Однако это и может стать той самой точкой невозврата и, очевидно, не станет завершением конфликта. О том, как может развиваться ситуация и в чем исторические причины конфликта, в беседе с Накануне.RU рассказала доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН Елена Гуськова.

баррикады в Косово(2022)|Фото: REUTERS/Florion Goga

— Все чаще говорят, что конфликт в Косово приближается к точке невозврата, но может ли он закончиться после этого?

Елена Гуськова, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН(2022)|Фото: tvc.ru, скриншот видео— Этот конфликт сегодня не может закончиться прежде всего потому, что Евросоюз занимает очень необъективную позицию в этой ситуации. Брюссель возглавлял переговорный процесс между Приштиной и Белградом больше 20 лет. Белград постоянно шел на уступки, я бы даже сказала, что на такие уступки, которые потом не позволили Сербии присутствовать в Косово и Метохии. Например, в 2013 году, согласно брюссельскому договору, была установлена граница между Косово и Сербией. И сегодня, например, не могут ни полицейские сербские войска, ни армия, ни даже руководители страны пройти в Косово и Метохию без разрешения Приштины. И ситуация по защите сербского населения, конечно, крайне сложная для Белграда.

— Какие есть возможности у Белграда по разрешению конфликта?

— Белград может обращаться в Брюссель, но он сегодня стоит полностью на албанской стороне, поэтому ждать от них каких-то уступок в отношении сербов не приходится. Сербы могут обращаться в Совет безопасности ООН, обращаться за помощью к России или обращаться за помощью к США. Штаты вот в этом конфликте не очень активны, более того, даже слышатся голоса критики непосредственно в Америке, что она занимает позицию, которая не ведет к миру на этой территории.

— Что может предложить Брюссель?

— Он предлагает Сербии французско-немецкий план решения косовского вопроса, который заключается в том, что Сербия может не признавать Косово и не произносить слово "независимость", но закрыв глаза на то, что Косово может быть принято и в Евросоюз, и в ООН, и в НАТО. На что Сербия не может пойти.

Сербы написали очень хороший, большой, подробный документ со всеми данными и выкладками, почему сербское население должно быть защищено в Косово, почему мир и Европа не обращают на это внимание. Эта бумага возвращает ситуацию к 1999 году и резолюции 1244, которая позволяет сербской полиции вернуться на территорию Косово и Метохии, если будет угроза сербскому населению. Это обращение было направлено к Евросоюзу, к НАТО, к натовским войскам KFOR, которые стоят на территории Косово. Но KFOR отвечает, что это не их обязанность. Если сербская полиция вернется, то они должны обеспечить им порядок при входе на территорию Косово. Но кто должен это решать? Вероятно, Совет безопасности ООН, каким-то образом ЕС, но европейцы сегодня открытым текстом говорят, что они поддерживают албанцев и настаивают на том, что нужно вести речь о признании независимости Косово.

Поэтому сербы сегодня внимательно следят за ситуацией, сами власти сделать практически ничего не могут, но баррикады продолжают стоять уже несколько ночей, народ собирается, перегорожены дороги, ситуация крайне сложная и для албанской полиции, и пошли добровольцы в поддержку своих братьев из Сербии. Ситуация будет напряженной до тех пор, пока Евросоюз и СБ ООН не рассмотрят этот вопрос. Конечно, самым спокойным было бы разрешить сербской полиции войти в Косово и защитить сербское население, но я глубоко убеждена, что на это Евросоюз не пойдет.

преграждение дорог в Косово(2022)|Фото: TASS/Visar Kryeziu

— И даже если Евросоюз рассмотрит этот вопрос, завершения конфликта ждать не приходится?

— Ситуация открытая, потому что Сербии выдвигают ультиматум признать независимость Косово, на что нынешнее руководство пойти не может. Вот если бы им предложили это сделать в 2011-12 годах, наверное, это сработало бы, а сейчас — уже нет, потому что больше 90% населения Сербии считают, что отдавать Косово нельзя, это сербская территория. Они могли бы это сделать несколько лет назад каким-то таким хитрым путем, не признавая независимость, но сегодня при таком обострении и при том, что от них ведь еще требуют ввести санкции против России и не поддерживать Россию, они не могут на это пойти, поэтому сербы находятся в трудной ситуации.

Но у них есть такое слово, которое трудно переводится на русский язык, — "инат" — они из этого "ината" делают очень многое, это как бы назло. Ситуация ухудшается, а они назло будут сопротивляться и браться за оружие. Поэтому ситуация крайне сложная, и мне кажется, что все европейские структуры и Совет безопасности ООН должны подключаться к решению этого вопроса, нельзя обнадеживать албанцев, что они именно таким вооруженным путем могут прийти к своей независимости.

— Но какой смысл обращаться к США, если они даже не выполняют своих же договоренностей?

— Смысл заключается в том, что Косово — это проект США, поэтому они держат руку на пульсе событий, понимая, что для них важно признание независимости Косово и давления на Сербию. Поэтому решить этот вопрос без Штатов просто не получится. Они, конечно, как бы отписали решение этого вопроса Брюсселю, но постоянно находятся в напряжении и смотрят, как Брюссель будет решать этот вопрос. То есть контроль со стороны Вашингтона постоянный.

Вместе с этим Брюссель совершенно открыто говорит, что для них по вопросу Косово и Метохии международное право не существует. Поэтому обращение к мировым структурам сегодня есть. Но когда касается дело России или Сербии, то это волна русофобии и сербофобии становится настолько высокой, что вообще могут этот документ "не заметить".

— Кажется, что ситуация России с Донбассом и Сербии с Косово похожи?

— Ситуация теоретически, с внешней стороны, конечно, схожа, но изнутри — разная. Потому что мы имеем возможность войти на территорию Донбасса, и нас никто не остановит, сербы такое право потеряли, когда подписали договор 2013 года и установили границу между Сербией и Косовом. Они физически не могут помочь сербам там, они все время это делали дипломатически — переговорами, попытками "уломать" албанцев, чтобы они ввели такой общественно-политический орган как объединение сербских общин, они пытались материально помочь сербам, которые работают в структурах на севере Косово, даже что-то строили. Но тем не менее они постоянно шли на какие-то очень серьезные уступки.

Александр Вучич(2022)|Фото: Hannibal Hanschke / Reuters

— Например, какие уступки негативно сказались?

— Мне очень не нравится тот факт, что в Косовско-Митровице, где большинство сербов живет на севере этого города, существовал мост, который связывал южную и северную части этого города. Мост был блокирован. Сначала его блокировали, чтобы албанцы не переходили на сербскую часть, солдатами KFOR, и я помню, когда мы были в начале 2000-х в Косово, там стояли эти международные силы, чтобы не пропускать кого-либо на северную и южную части. Затем этот мост был сделан непроходимым, и на нем были посажены в больших кадках деревья, кусты, он стал как бы садом, никто на машинах не мог проехать из албанской части в сербскую. И что вы думаете? Именно Александр Вучич решил этот мост открыть — мост был заасфальтирован, приведен в порядок, и как бы было сказано, что все албанцы теперь могут спокойно проходить на сербскую часть.

Поэтому, конечно, определенная вина лежит и на руководстве Сербии — зачем нужно было вводить границы? Зачем нужно было идти на такое количество уступок, может быть, даже на те, которые и не требовались? Поэтому сегодня ситуация для руководства страны крайне сложная: если не обращая внимания на решение Брюсселя просто ввести туда полицейские силы, то в этом случае они могут столкнуться и с подразделениями KFOR, которые там находятся, и с албанской полицией. Мне кажется, что руководство Белграда на это сейчас не пойдет.

А будет призывать мировые и европейские структуры к тому, чтобы они повлияли на албанцев и разрешили этот вопрос. Но в этом случае, как мне кажется, европейские структуры опять отодвинут решение этого вопроса на несколько месяцев, и скажут Белграду — в течение этих месяцев и решайте этот вопрос, нам нужно, чтобы вы признали независимость Косово и Метохии.

Белград, Сербия(2019)|Фото: Накануне.RU



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС