30 Сентября 2022
search

Путин объявил частичную мобилизацию

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Аналитика все материалы

Ольга Александрова: Зэков хотят перевести в рабы

Заменить тюремные сроки на принудительные работы и использовать этот труд в сферах строительства, сельского хозяйства, лесной отрасли, добывающей промышленности и швейного производства — такое "ноу-хау" предлагают в "Деловой России". Своим мнением об этой инициативе с Накануне.RU поделилась доктор экономических наук, заместитель директора по научной работе Института социально-экономических проблем народонаселения ФНИСЦ РАН, профессор департамента социологии Финансового университета при Правительстве РФ Ольга Александрова:

— Если честно, меня такая инициатива настораживает по ряду причин. Во-первых, и наши исследования, касающиеся занятости населения, и просто общение со знакомыми, говорят о том, что существенной части обычных добропорядочных россиян нелегко найти работу, особенно в возрасте старше 40 лет. Более того, есть фактор цифровых технологий, которые неслучайно называют "безлюдными технологиями".

То есть государству нужно бы думать о том, как эффективно занять имеющихся сегодня работников и куда деть работников, которые будут высвобождаться на фоне все более широкого внедрения цифровых технологий. Мы же видим обратное — идею привлечь в экономику дополнительную и весьма специфическую рабочую силу. Это говорит о том, что планируется консервация отсталых форм производства, использующих физический труд, а не внедрение современной техники, да и мотивация у работающих принудительно совершенно другая. Таким образом, заранее программируется сохранение в этих отраслях низкой производительности труда.

гастарбайтеры таджики уборка(2008)|Фото: Накануне.RU

Во-вторых, для экономического развития важна общественная атмосфера. Почему наш бизнес так любил использовать труд гастарбайтеров из Средней Азии, что завозил их даже в трудоизбыточные районы Юга России (об этом свидетельствовали и наши исследования)? Потому что это была рабочая сила очень непритязательная с точки зрения условий труда, техники безопасности и тому подобного. И к тому же платили не просто мало — можно было и вовсе не заплатить. Взаимодействие с такой безответной, по сути, рабской рабочей силой, не может не развращать работодателей. И если вчера наш бизнес предпочитал использовать не труд готовых работать россиян, а труд беззащитных мигрантов, то завтра ищущим работу законопослушным россиянам будут предпочитать труд заключенных. А войдя во вкус, бизнес захочет иметь таких работников как можно больше, тем более, что мигранты из Средней Азии, как показывают исследования моих коллег-специалистов по миграции, на фоне девальвации рубля и других ограничений все больше переориентируются на другие страны — Турцию, страны Ближнего Востока и так далее.

Отсюда еще одна грозная перспектива — рост числа так нужных бизнесу физически крепких заключенных. Боюсь, что с учетом специфики работы нашей правоохранительной и судебной системы и невнятного законодательства, организовать это будет не так сложно.

Если же пытаться оценить успешность проекта, то тут самое важное — а что понимать под успехом? Если успехом является полученные таким образом сверхприбыли нашего бизнеса (кстати, весьма монополизированного в этих отраслях), то вероятность успеха высока — "Деловая Россия" выходит с такой идеей, вероятно, с санкции властей. Если же говорить о, как это называлось ранее, народном хозяйстве и населении России, то трудно назвать успехом связанную с реализацией такого проекта консервацию технологической отсталости в экономике и дискриминацию в сфере труда законопослушных граждан в пользу использования труда правонарушителей. Не говоря уже о создании экономических стимулов для увеличения числа заключенных.

(2004)|Фото: Накануне.ru

Весь технологически развитый мир думает, что делать с теми, кто будет высвобождаться на фоне все более широкого внедрения автоматизации, роботизации и искусственного интеллекта, а мы — как легитимизировать рабский труд. И сходу заявляется о 100 тысячах человек — если планируется (а судя по таким идеям, это так) копать "котлован" лопатой и киркой, то это мизерная цифра. Но как мы говорили — достаточно только начать, а дальше легко войдут во вкус. И оправдания начинанию уже придумали: инициатива позволяет осужденным "избегать пагубного влияния тюремной субкультуры", по словам замглавы Минюста Всеволода Вуколова. Но было бы желание или, точнее, задача — можно придумать еще десяток оправданий в пользу этой идеи.

Повышение правовой культуры населения реализуется совсем иными способами, в которых мы явно не преуспели. Это, прежде всего, представление о законах как о справедливых — а для этого нужно, чтобы принимающий их парламент был реальным представительным органом; неотвратимость наказания, для чего нужна независимая и не коррумпированная судебная власть; наконец, равенство всех перед законом. Перевод из "зэков" в "рабы" вряд ли принципиально что-то меняет. А трудовое перевоспитание в соответствующих учреждениях есть и сегодня.

С учетом того, что подобное зондирование общественного мнения не может проходить без санкции властей, то за этой идеей, видимо, стоят интересы субъектов, так или иначе, аффилированных с властью. Никакого общественно-полезного эффекта от этой идеи не вижу, угрозы же для экономики и общества, как мне кажется, налицо.



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды