16 Сентября 2021
форумfeedback
search

К 100-летию Станислава Лема

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo


Аналитика все материалы

"Кавказ без русских: удар с Юга"

Фрагмент новой книги Валерия Коровина

В издательстве "Родина" вышла книга российского публициста, политолога, исследователя проблем Кавказа Валерия Коровина "Кавказ без русских: удар с Юга". Как следует из названия, книга преимущественно посвящена проблеме оттока русского населения с Кавказа, а также оценке его последствий. Но есть и созидательная составляющая – варианты разрешения накопившихся за многие десятилетия проблем. Предлагаем вашему вниманию небольшой фрагмент.

Русская миссия на Кавказе: как и зачем русские там оказались?

Исследование многочисленных исторических документов доказывает, что "покорение Кавказа" не было самоцелью русских. И уж, тем более, русская миссия на Северном Кавказе не заключалась в простой "колонизации" и "порабощении" коренных этносов этого региона, на чём довольно часто в последнее время, при поддержке западных советчиков, спекулируют некоторые кавказские этнонационалисты. Приведённые в данной книге исторические факты показывают, что Северный Кавказ был важным транзитным полем для продвижения русских в Закавказье, а также в Среднюю Азию. К этому добавляются и сугубо идеалистические мотивы продвижения на Южный Кавказ. В первую очередь, выполнение миротворческих функций и защита угнетаемых, а именно – спасение Грузии, сохранение территориальной целостности грузинского государства и его православной идентичности[i]. Хотя, бесспорно, в продвижении России на Южный Кавказ присутствовали и геополитические мотивы, связанные с усилением влияния в регионе. В какой-то момент Российская Империя обозначила и свои прикладные цели: наладить стратегические отношения с Ираном, Турцией и Афганистаном, чтобы вытеснить основного на тот момент стратегического оппонента – Англию – со всего южного пространства евразийского континента. В перспективе ставилась задача выйти к границам северо-западной Индии, с которой Россия намеревалась наладить торговые и политические отношения[ii].

И всё же, системное участие России в делах Кавказского региона начинается не ранее конца XVIII – начала ХIХ века. В этот период в состав Российской Империи добровольно входят земли современной Грузии – царства Картли-Кахетия, Имеретинское царство и Мингрелия, а также ряд предгосударственных образований на территории современного Дагестана и Азербайджана. Главной формальной задачей России в Закавказье в это время становится обеспечение территориальной целостности грузинских царств и защита их религиозной идентичности, ибо в тот момент Грузия находилась под постоянным давлением не только со стороны Османской империи и Персии, но и со стороны развивавшей свои интересы в регионе Англии.

Таким образом, централизованное военное появление русского фактора на Кавказе было связано именно с оборонным противостоянием западному вектору, распространившему своё влияние в Азии, а лежащий на пути в Закавказье Северный Кавказ стал на тот момент дорогой к миру на Кавказе в целом. Такое положение дел начисто отметает все версии антироссийских сил, позиционирующих Россию в качестве агрессора и "тюрьмы народов".

Изложенные выше тезисы подтверждаются не только современниками и ближайшими по времени своего творчества к происходящим событиям историографами, утверждавшими, что "Россия была призвана объединить земли грузинского царства"[iii]. Миссию формирования территориальной целостности Грузии, приведшую Россию и на Большой Кавказ и в Закавказье, фиксирует также русская философская школа. Так, например, Данилевский постулировал тот факт, что "мелкие христианские царства ещё со времён Грозного и Годунова молили о русской помощи и предлагали признать русское подданство. Но только император Александр I в начале своего царствования, после долгих колебаний, согласился, наконец, исполнить это желание, убедившись предварительно, что грузинские царства, донельзя истомленные вековой борьбой с турками, персиянами и кавказскими горцами, не могли вести долее самостоятельного существования и должны были погибнуть или присоединиться к единоверной России"[iv]. Следует заметить, что на момент вхождения Грузии в состав Российской Империи население её составляло всего порядка 30 тысяч семей, что в принципе ставило под вопрос сохранение народов Грузии как таковых.

Появление России на Северном Кавказе и в Закавказье, безусловно, стало вызовом для Османской империи и Персии, которые конкурировали между собой за влияние в регионе. Также следует учитывать интересы Англии во всём азиатском регионе. Английские стратегические и экономические устремления диктовали активную колонизационную политику, особенно в индийском северо-западном регионе. И для того, чтобы обеспечить относительную безопасность своего "начинания", английской стороне нужно было сначала ликвидировать присутствие России в Закавказье, так как Англия всерьёз опасалась, что через Иран Россия сможет выйти к границам Индии, и тем самым помешать её планам там. Таким образом, антироссийская позиция Англии была продиктована необходимостью зафиксировать Закавказье в качестве непреодолимого препятствия для России, а также в качестве собственной сырьевой колониальной базы, обеспечивающей её дальнейшее продвижение в Индию. Поэтому-то на тот момент самой актуальной задачей Англии была попытка объединить Иран, Афганистан и Турцию в борьбе против России[v]. Не просто сохранить колониальный статус этих стран, но использовать их для вытеснения России с Кавказа.

России же необходимо было отвечать на угрозу, коль скоро Иран и Турция выступили флагманами этого удара. Против этих стран, подстрекаемых Англией, применялись вынужденные защитные меры, которые вытекали из необходимости сохранить свои позиции в регионе. Ещё одним значительным аргументом, подталкивающим Россию к активному ответу, был уже упоминавшийся религиозный фактор.

Важным является и тот момент, что ещё во время ведения боевых действий на Кавказе начинается процесс осмысления русской миссии в этом регионе на очень высоком уровне. Фактически, русские исследователи подошли вплотную к тому, чтобы констатировать геополитическую предопределённость выхода России к побережьям теплых южных морей, а именно, к Индийскому океану. Кавказ стал форпостом борьбы России с "зашедшей с тыла Европой".

Такая картина, безусловно, была бы идеальным образом реализации русской миссии на Кавказе, если бы северный его регион, формально входивший, но не подчинявшийся Российской Империи, не стал географическим барьером между равнинами Предкавказья и Закавказьем. Именно этот регион и должна была освоить Россия, наладить с ним диалог для того, чтобы не оставлять в опасности свой южный тыл. Если бы северокавказские этносы осознавали весь масштаб этой стратегической задачи России, то они, безусловно, должны были бы согласно этой логике прекратить набеги на отныне российские земли, что было важно, хотя бы для контроля над Северным Азербайджаном. Также они должны были бы перестать подрывать безопасность тыла нашей армии и начать работать над установлением гармоничных отношений с русскими[vi].

В общем, Северный Кавказ продвигал Россию в направлении Средней Азии посредством утверждения в Каспийском море, а это, в свою очередь, в перспективе имело целью наладить равноправное торговое сотрудничество с Индией. Что, впрочем, было для неё гораздо предпочтительнее, нежели жёсткий диктат и эксплуатация со стороны Англии[vii].

Без приведения народов Северного Кавказа под стратегический контроль, без противодействия попыткам рецидивов "набеговой" экономики, выматывания сил российской армии, ставившей своей целью не столько завоевание Северного Кавказа, сколько продвижение в Закавказье, воплощение этих геополитических планов России ставилось под угрозу.

Книга "Кавказ без русских: удар с Юга"(2021)|Фото: Валерий Коровин

[i] Василенко С.Б., Сидоренко А.В. Феномен тбилисской неблагодарности // Сегодня.ru [Электронный ресурс]. – 2010. – Режим доступа: http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=10&newsid=11190

[ii] Там же.

[iii] Утверждение русского владычества на Кавказе, под ред. А. Берже, т.т. I – IV Тифлис 1901-1905 // Игамбердыев М. Иран в международных отношениях первой трети XIX века. Самарканд, 1961, с. 6.

[iv] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. С. 36.

[v] Игамбердыев М. Иран в международных отношениях первой трети XIX века. Самарканд, 1961, с 4.

[vi] Покровский М.Н. Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. М., 1924. С. 179.

[vii] Акты собранные Кавказкою Археографическою Комиссиею. Тифлис, 1866-1888. Т. 6. Ч. 1. С. 717.

add_circle ОБСУДИТЬ

Форум временно не работает по техническим причинам, приносим извинения.




Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды