20 Июня 2021
форумfeedback
search

Признание олигарха: "Жадность — это хорошо!"

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo


Аналитика все материалы

"Мозг – это не компьютер". На ПМЭФ обсудили будущее нейроинженерии

Практически все специалисты согласны с тем, что мозг намного сложнее компьютера

Что такое интерфейс "мозг-компьютер" и зачем он нужен? Можно ли создать "искусственный мозг"? Каково будущее нейроинтерфейсов? Эти вопросы обсуждались на Петербурском международном экономическом форуме на секции с названием "Таблетка от всего: подключаем мозг к компьютеру".

Заведующий лабораторией нейрофизиологии и нейрокомпьютерных интерфейсов МГУ имени М.В. Ломоносова Александр Каплан объяснил, чем мозг отличается от компьютера.

"Знания, накопленные по структуре ткани мозга – нейроанатомические знания, – детализированы уже до микрона. Мозг виден полностью. Но почти ничего не известно о том, как в мозгу рождается мысль. Это главная тайна мозга. Мозг – это не компьютер. Он никакого отношения к компьютеру не имеет. Мозг работает по другому принципу. У него заранее есть все "операционные элементы", но нет связей между ними. Кто их создает? Жизнь. Мозг несет в себе целостность физического мира. В компьютере этого нет. Там и мощность другая. Мозг – это 86 млрд нервных клеток. В современных процессорах 3-5 млрд транзисторов, может быть, когда-то будет 10 млрд. Но аналогом операционного элемента в мозгу является не нейрон, а контакты между ними, передающие сигналы. И таких контактов там миллион миллиардов – 10 в 15-й степени. Где вы найдете такой процессор?" – рассказал Каплан.

Профессор "Сколтеха" Михаил Лебедев отметил, что во все времена мозг представляли в рамках тех технологий, которые были на то время. Поэтому сейчас представляют с помощью нейросетей. Но это больше мода. Он привел слова выдающегося немецкого философа и ученого XVIII века Готфрида Лейбница:

"Если мы вообразим себе машину, устройство которой производит мысль, чувство и восприятие, то можно будет представить ее себе в увеличенном виде с сохранением тех же отношений, так что можно будет входить в нее, как в мельницу. Предположив это, мы при осмотре её не найдем ничего внутри нее, кроме частей, толкающих одна другую, и никогда не найдем ничего такого, чем можно было бы объяснить восприятие".

Руководитель Лаборатории нейронауки и когнитивных технологий Университета "Иннополис" профессор Александр Храмов тоже согласился с тем, что мозг нельзя низводить до компьютера – он крайне пластичен. Это не просто машина, переписывающая свою "программу", но и меняющая свое "железо", если проводить аналогии с компьютером. Он сверхадаптивен, приспосабливаясь к любым изменяющимся внешним условиям. Ничего подобного у компьютеров нет.

Касательно конкретно нейроинтерфейсов эксперты высказались так.

"Нейроинтерфейс – это не гаджет, это целая технология, которая позволяет трансформировать намерения человека в команды для внешних исполнительных систем путем регистрации электрической активности мозга", – сказал Каплан.

Он добавил, что для этого нужно или расположить электроды на внешней поверхности мозга, или ввести их в мозг, что уже делают иногда в медицинских целях.

Храмов отметил также, что мысли читать нельзя, можно считывать только физиологические процессы. И нужны очень мощные математические методы, чтобы преобразовывать сигналы в те намерения, которым они соответствуют.

Директор Центра искусственного интеллекта, анализа данных и моделирования Университета Лестера профессор Александр Горбань тоже согласился с тем, что ключевая задача нейроинтерфейса – это уметь расшифровывать сигналы в мозгу.

Также речь зашла о применении нейроинтерфейсов. Прежде всего это медицина. Было рассказано о возможностях в этом направлении.

И все же основной вопрос здесь – это вообще проблема нейроинтерфейса как дополнения к мозгу. Каплан отметил, что мы все больше погружаемся в "цифровой мир" и человеку все труднее жить в информационном потопе. А нейроинтерфейс – это своего рода "протез" для человека, который ему поможет. Правда, здесь возникает вопрос, а зачем тогда вообще двигаться в этот "цифровой мир", где человек без протеза уже не может.

Профессор Мюнхенского технического университета Ченг Гордон сказал, что в ближайшие пять лет будет возможно создать backup личности – "цифровую копию" человека. В смысле не базу персональных данных человека, а именно "личность, переведенную в цифру". С этим категорически не согласился Каплан. Он уверен, что это никогда не будет возможно в силу совершенно иной природы человека.

Подобным вопросом задавались многие мыслители. Можно ли создать искусственный разум? Какова природа сознания? Некоторые ученые полагали и полагают, что сознание возможно создать в компьютере, просто пока это не получается. Так думал, например, известный физик-теоретик Стивен Хокинг. Он называл себя убежденным редукционистом. Редукция – это операция упрощения, сведения сложного к более простому. Так, биологию можно объяснить химией, химию – физикой, а ту – математикой. И в конце концов можно математически описать сознание, запрограммировав его на достаточно сложном устройстве.

"У меня нет оснований считать, что компьютер не может моделировать интеллектуальную деятельность, хотя, разумеется, сегодня он не способен моделировать ее полностью", – писал Хокинг.

А вот знаменитый британский физик и математик Роджер Пенроуз уверен в обратном: сознание человека обеспечивается физическими процессами в мозге, но оно ими не исчерпывается, а является принципиально невычислительным процессом. Современный уровень развития науки не соответствует сложности процессов познания. Иными словами, в рамках наших знаний это просто невозможно. Например, что значит понимание? Компьютеру оно недоступно. Он может лишь считать. Да, он намного превосходит человека в расчете, но это ничуть не приближает машину к рождению там разума. Она просто реализует алгоритм. Сознание же, по Пенроузу, неалгоритмизируемо (с ним согласен один из крупнейших специалистов в области искусственного интеллекта в России Игорь Ашманов).

Пенроуз приводит для иллюстрации такой пример из шахмат, которые, подчеркнем, являются игрой, основанной на расчете. Известно, что уже с 1990-х компьютеры стали выигрывать у самых сильных шахматистов, что неудивительно, поскольку они рассчитывают миллиарды вариантов и выбирают наилучший. Сегодня такие матчи проводить не имеет смысла: даже гроссмейстер почти наверняка проиграет. Но вот простейшая позиция, в которой компьютер делает грубейшую ошибку.

шахматы, позиция Пенроуза(2021)|Фото: Накануне.RU

Белым нужно просто ходить королем куда угодно, и через 50 ходов им гарантирована ничья, согласно правилу 50 ходов, которое гласит, что ничья фиксируется, если в течение 50 ходов не было ни одного взятия фигур и ни одного хода пешкой. Это легко понимает даже ребенок (даже не зная правила 50 ходов), ведь черные ничего не могут сделать с пешечной стеной белых. Но компьютер берет ладью и разваливает непробиваемую стену белых, делая их позицию проигранной (черные идут пешкой на b4, и для белых все кончено). В этом легко убедиться, задав данную позицию на компьютере.

Другая позиция подобна этой, но вместо пешки на b4 у белых слон на e1. Ясно, что белым нужно просто поставить его на b4 и закрыть стену, но компьютер не первым, так вторым ходом берет ладью, делая позицию белых безнадежной. Почему так происходит? Компьютер работает по программе, рассчитывая ходы до некоторой глубины, и в каждом случае оценивает в долях пешки преимущество одной из сторон. Поскольку взятие ладьи, согласно компьютерной оценке, резко улучшает позицию белых (ведь у черных станет на ладью меньше), он ее берет, считая этот ход сильнейшим, а остальные – одинаково слабыми. Но то, что это ничейная позиция, компьютер не "понимает" – он ее оценивает как такую, где у черных огромный перевес из-за двух ладей и слона, хотя в данном случае они для черных все равно что мебель. Понятно, что компьютер не "думает", он лишь реализует заложенный в него разработчиками алгоритм.

Пенроуз отмечает, что в шахматную программу можно внести эту позицию или вообще подобные структуры, но это не меняет дела. Данный пример иллюстрирует огромную разницу между вычислением и пониманием. Наше понимание содержит в себе нечто большее, чем набор вычислительных операций. Оно как бы "схватывает" реальность целиком и сразу, даже если ошибается в частностях. Вычисления можно запрограммировать на компьютере, а как занести в него понимание? Как понимание описать и смоделировать? Ученый считает, что это невозможно.

Что касается "бэкапа" личности, то подобным вопросом еще в 1950-х задавался Станислав Лем. В "Диалогах" (первый диалог) он поставил вопрос: можно ли разобрать человека на атомы и затем снова собрать? Будет ли это тот же человек? После убедительных логических рассуждений он приходит к выводу, что разобрать и собрать можно тело, а как быть с сознанием, которое не сводится к атомам? Да, оно возникает на материальной основе, но где оно? Классики марксизма отвечали примерно так же: материальна лишь основа, обеспечивающая процессы в мозге, но сознание человека идеально.

Возвращаясь к "таблетке" (которая маячит в названии секции), можно привести позицию Лема по "информационной пилюле" – упакованным знаниям, которые человек мгновенно приобретет, например, в результате вживления ему в мозг чипа с соответствующей информацией.

"Информационная пилюля", уничтожая круг явлений, сопутствующих учению, может изуродовать психическое развитие человека", – писал Лем, подчеркивая, что знания, полученные без труда учения, опасны.

Учитывая все это, позволительно задать вопрос: а зачем вообще внедрять все эти нейроинтерфейсы? Если в случае инвалидов это еще можно понять, то в школах, где это уже тестируется и восхваляется адептами цифровизации, это может привести к разрушительным последствиям – дети просто не смогут жить без этих "нейропротезов". И, однако, это навязывается довольно бесцеремонно и практически безальтернативно как неизбежное движение в какое-то светлое цифровое будущее. Но даже ученые и специалисты признают, что мозг намного сложнее компьютера. И, привязывая человека к нейроинтерфейсу, мы не увеличиваем его возможности (не считая особых случаев), а уменьшаем. Потому что создается "узкое место", и возможности системы "человек-компьютер" будут ограничиваться "пропускной способностью" компьютера, которая неизмеримо меньше, чем у человека.

На эти общие вопросы ответа нет, все ограничивается ответами для узких случаев, а вот изменения продвигаются в общем. И можно догадаться почему. Видимо потому, что цифровизация позволяет поставить под контроль каждый шаг человека. А то, что эти шаги должны быть сведены к набору однотипных действий, чтобы фиксироваться цифровой системой, – наверное, такова цена, которую хотят навязать людям те, кто продвигают цифровизацию.

Кажется, не все уже признают тот принцип, что технологии существуют для человека, а не человек для технологий. Значит, об этом нужно напоминать.

add_circle ОБСУДИТЬ

Форум временно не работает по техническим причинам, приносим извинения.




Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды