20 Июня 2021
форумfeedback
search

Признание олигарха: "Жадность — это хорошо!"

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo


Аналитика все материалы

Осторожный пессимизм: стало известно, сколько ученых нужно для выживания российской науки

Российские ученые пришли к печальному, но закономерному выводу: исследователей в стране все меньше, и их меньше, чем в других развитых странах. Главная же проблема в том, что доля вложений в новые разработки у нас мизерная.

В Совете Федерации сегодня прошли парламентские слушания с заявленной темой "Научный кадровый потенциал страны: состояние, тенденции развития и инструменты роста". Оптимизм излучала только спикер СФ Валентина Матвиенко, даже министр высшего образования и науки Валерий Фальков был вынужден признать негативные тенденции, например, про научную аспирантуру он сказал: "Институт не здоров".

Матвиенко в начале обсуждения заявила, что цель по вхождению в десятку мировых лидеров по объему научных исследований и разработок "вполне достижима". Дальше сенатор поделилась еще более радостной информацией: "Нам надо остановить утечку мозгов и обеспечить возврат наших ученых. Но и драматизировать этот вопрос нельзя. Налицо позитивная динамика. Нужно создавать условия, чтобы динамика и дальше была позитивной".

Из последующих спикеров о позитивной динамике никто не говорил. Президент Российской академии наук, академик Александр Сергеев разложил ситуацию: "Вопрос кадрового потенциала в науке вызывает общественное беспокойство. Статистика: по числу исследователей в последние годы мы опустились с 4 места на 6, пропустив вперед Германию и Южную Корею. По исследованиям находимся на 27 месте и падаем. Мы единственная страна в мире с уменьшающимся количеством исследований: за 15 лет сокращение на 17,5%, в остальных странах рост от 30 до 130%".

"Во всем мире существует корреляция между долей вложений от ВВП в науку и процентом исследователей, – рассказал глава РАН. – В высокоразвитых странах это около 100 ученых на 10 тыс. населения. 2-3% ВВП идут при этом в науку. В Корее – это 4,5% ВВП и 150 ученых на 10 тыс. населения. Сократившееся число ученых в России соответствует этому тренду. На науку мы тратим 1% ВВП. Число исследователей – около 0,5%. Это часть системной проблемы – отсутствия инвестиций в науку".

Лаборатория УрФУ(2020)|Фото: Накануне.RU

Сергеев ссылается и на общественное мнение: "Наука не является сегодня драйвером экономики. По результатам соцопроса только 5% россиян сказали, что будущее страны связано с развитием науки и технологий. В массовом сознании развитие технологий – это следствие, а не причина богатства государства".

Министр высшего образования и науки Валерий Фальков отметил: "Сложно спорить с тем, что происходит сокращение числа ученых. Но есть и положительная тенденция определенная. Например, за последние 10 лет в полтора раза увеличилось количество ученых до 39 лет. Правда, в возрасте до 29 лет у нас сокращение. В секторе высшего образования количество исследователей возросло на 33%".

Пациент скорее мертв

Основным источником кадров для отечественной науки эксперты видят аспирантуру. И тут все, мягко говоря, не очень хорошо. И власти, и ученые признают провал проведенной в 2012 году реформы аспирантуры. Только в 2020 году противоречия были устранены на законодательном уровне, аспирантура вновь вернулась в научное русло с сокращением образовательной компоненты (например, отменены госстандарты, госаккредитация в Рособрнадзоре и т.д.). Но даже после этого проблемы остаются. Одна из главных – отсутствие приличных стипендий. По данным РАН, за пять лет число исследователей с учеными степенями сократилось на 10 тыс. человек.

"Сейчас конкурс в аспирантуру очень не большой. Государственные аспирантские стипендии составляют 9 тыс. руб. Стипендия аспиранта Сколтеха, например, составляет 70 тыс. руб.", – отмечает Сергеев. Он отметил (впрочем, как Матвиенко, ректор МГУ Виктор Садовничий и другие выступавшие), что Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) два года назад открыл специальный грантовый фонд для аспирантов, который помог облегчить их финансовое положение. Но сейчас начата реформа РФФИ, понимания того, что будет дальше с грантами для аспирантов – нет. Кстати, Сергеев заявил, что консервативный сценарий, при котором наука в России просто будет выживать, а не развиваться, предусматривает всего около 5 тыс. защит в год – это вполне укладывается в текущий тренд с 9 тыс. защит. Вот только это не имеет ничего общего с развитием.

"Конечно, аспирантура – это основа для воспроизводства кадров. Наблюдается значительное снижение защит кандидатских диссертаций: с 9 тыс. до чуть более тысячи в 2020 году. Институт не здоров. Но системные решения приняты", – говорит Фальков.

Министр заявил, что "мощности академических институтов [по подготовке аспирантов] работают на пределе". "В университетах сейчас подготовка не хуже. Но большинство вузов расположены в десятке крупных городов. Доступ к аспирантуре нужен во всех регионах, и для этого надо развивать университеты", – полагает Фальков.

Глава Росатома Алексей Лихачев, Дни карьеры в УрФУ(2017)|Фото: Накануне.RU

За подготовку ученых в университетах ратует и Садовничий. Он напомнил, что в университетах работает 45% российских ученых. "Это мощный ресурс. Аспирантура – кузница научных кадров. К сожалению, прожить на нынешнюю стипендию без другого источника не реально. Все подрабатывают, работают и уходят из науки. Надо повышать стипендию аспиранта и расширить грантовую поддержку", – отметил ректор МГУ.

Сергеев не верит в государственную помощь – он полагает, что инвестиции от государства едва ли увеличатся. Другое дело, что государство могло бы поддержать частные инвестиции мерами стимулирования, которые сейчас "фрагментарны". В первую очередь, речь идет о критически важных направлениях: IT, биотехнологии, новые материалы, новая энергетика и др.

"Рост инвестиций от государства маловероятен. С чем могут быть связаны надежды? С рыночными законами. Есть естественная потребность компаний осваивать новые рынки и технологии. Их заставляет инвестировать сама жизнь. Они вкладывают определенные деньги в университеты и академический сектор. Но эти компании вкладываются и в кадровый потенциал. Они становятся работодателями, которые стимулируют подготовку кадров для высокотехнологичной экономики", – говорит президент РАН. Он приводит в пример Росатом, который вместе с РАН и МГУ строит наукоград в Сарове.

add_circle ОБСУДИТЬ

Форум временно не работает по техническим причинам, приносим извинения.




Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды