25 Июня 2024
search

На Урале показали трофейную технику НАТО

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
erid: LatgBUeC9
youdo.com


Imperial & Legal - получение гражданства и резидентства за инвестиции, а также иммиграция в Великобританию

Аналитика все материалы

Опыт запуска межпланетных станций к Венере и Марсу снова надо приобретать "с нуля"

20 февраля 1986 года была запущена в космос орбитальная станция "Мир". Отработав 15 лет, в марте 2001 года она завершила свою миссию. Эксперты утверждают: со времен "Мира" в экспериментах в невесомости и наблюдения за Землей не было развития. Почти день в день – 18 февраля – ученое сообщество вспомнило 85 годовщину со дня открытия Плутона, к которому совсем скоро прибудет американский космический комплекс "New horizons". Почему у нас, некогда космической державы, нет своих подобных проектов? Есть ли перспективы развития у современной космонавтики и интерес к ней? Об этом Накануне.RU рассказал обозреватель журнала "Новости космонавтики" Игорь Лисов.

Вопрос: "Мир" был своего рода символом изучения околоземного пространства. Есть ли сейчас у нас такой же символ?

Накануне.RU, лого, логотип (2015)|Фото: Фото: Накануне.RU Игорь Лисов: Станция "Мир" предназначалась, главным образом, для проведения экспериментов в невесомости, отчасти – для наблюдения Земли. В данный момент, в принципе, станции выполняют те же задачи, какие-то – лучше, какие-то – хуже. В этом смысле нет особого отката назад, но нет и движения вперед.

Вопрос: Актуальны ли вообще сейчас для нашей страны вопросы изучения космоса? 

Игорь Лисов: Надо все же разделять изучение космоса и прикладные вещи. Нужно и то, и другое. Нужны нормальные спутники, которые снимают Землю в нужном нам количестве и в нужное время. Неприлично "питаться" исключительно иностранными снимками. Кроме того, это чисто вопросы обороны. Нужны нормальные системы связи, навигация, которую, слава Богу, восстановили. И отдельные вещи – исследования космического пространства, то есть наука, связанная с изучением звезд, планет, малых тел Солнечной системы, космической среды и так далее. Это не только здорово и интересно, но и поддерживает научно-технический потенциал страны.

Вопрос: Каковы, на Ваш взгляд, перспективы изучения нашей страной космоса?

Игорь Лисов: Сейчас перспективы в сравнении с тем, что было 10 лет назад, уже неплохие. Навигационная система восстановлена и полностью работает. По спутниковому наблюдению, слава Богу, наконец-то переходим от отдельных экспериментальных экземпляров к серийному производству. Дай Бог, конечно, не без грехов, не без глупостей, не без ошибок, но все-таки должны "вылезти".

Вопрос: Почему у нас нет таких проектов, как, скажем, американский New horizons?

Игорь Лисов: У нас нет каких-либо аналогов крупных космических проектов типа "New horizons", потому что самая долгоживущая советская станция жила около трех лет. Это были орбитальные аппараты "Веги", которые до 1987 года работали. Больше мы не делали никогда. Опыта соответствующего нет, технологий нет, людей, которые умеют это делать, нет. Этот опыт надо приобретать "с нуля". Если бы только этот. Элементарно опыт запуска межпланетных станций к Венере и Марсу снова надо приобретать "с нуля".

Вопрос: 18 февраля исполнилось 85 лет со дня открытия Плутона. Почему он 76 лет считался планетой, а в 2006 году лишился этого статуса? По какому принципу его назвали планетой, в таком случае?

Игорь Лисов: В 1930 году он был единственным в своем роде представителем крупного небесного тела за орбитой Нептуна. К тому же, тогда сильно переоценили его размеры: в реальности Плутон оказался гораздо меньше, чем думали 85 лет назад. Когда начали открывать "занептунные" объекты сначала единицами, потом – десятками, а сейчас – уже и сотнями, выяснилось, что Плутон ничем от них не отличается. В принципе, существуют даже несколько более крупные объекты в этой же области пространства. Таким образом, необходимость законности выделения его в качестве планеты отпала. Теперь можно говорить о внешнем поясе астероидов. Можно конкретно его назвать карликовой планетой, астероидом, неважно.

Вопрос: Что нужно, на ваш взгляд, сделать для того, чтобы в массовом сознании возродился искренний интерес к астрономии, космосу и, соответственно, его изучению?

Игорь Лисов: На самом деле, интерес возобновился по сравнению с тем, что было 10-15 лет тому назад. Понятно, нужны достижения, которыми можно гордиться. Нужна тщательная, кропотливая работа по объяснению этих достижений. Чтобы люди понимали, что знали до запуска такого-то космического аппарата, что мы знаем теперь нового.

Это просветительская работа. На это направление – доведение до общественности информации о том, что делает американский аппарат – NASA тратит, в лучшем случае, 2-3% своего бюджета, а каков эффект? Сотни тысяч фотографий доступны если не в реальном масштабе и времени, то, скажем, через полгода, и любой человек на Земле их может посмотреть бесплатно. Это внушает. Это задет определенный вектор оценки и понимания.


Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС