19 Июня 2024
search

На Урале показали трофейную технику НАТО

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
erid: LatgBUeC9
youdo.com


Imperial & Legal - получение гражданства и резидентства за инвестиции, а также иммиграция в Великобританию

Аналитика все материалы

Конфликты по закону

Муниципальная реформа споткнулась на очередном этапе. Процесс перераспределения полномочий, который должен завершиться к 2006 году, встретил отпор со стороны муниципалов. Власти Екатеринбурга накануне выразили свое несогласие с необходимостью передачи 16 социальных объектов на баланс области. Они настаивают на том, чтобы сохранить за собой часть полномочий в этой сфере. Однако свердловские власти, судя по всему, делиться "социалкой" не намерены, хотя закон дает им право делегировать полномочия на муниципальный уровень. 

Конфликт интересов в 131 законе заложен, в принципе, изначально. Он обусловлен тем, что разработчики закона не потрудились прописать единый механизм перераспределения полномочий и каждый регион в этом вопросе исходит из собственных соображений. Попав на унавоженную политическими разборками и интригами среднеуральскую почву, этот пробел в законодательстве и дал такие всходы.

                                         *  *  *

Главная идея муниципальной реформы заключается в том, чтобы, выражаясь понятным языком, приблизить власть к народу. На первом этапе ее реализации все муниципалитеты были поделены на городские округа, муниципальные районы, городские и сельские поселения . Очередной этап реформы связан с разграничением полномочий между федеральным центром, регионами и муниципальными образованиями. Попробуем разобраться, в чем причина конфликта между властями Екатеринбурга и областью.  

За каждым типом муниципального образования законом закреплены определенные полномочия и, если каких-то функций в перечне нет, значит, ответственность за их выполнение ложится на плечи региональных властей. Например, с 2006 года поселению вменяется формирование и исполнение бюджета, распоряжение имуществом, находящимся в муниципальной собственности, содержание дорог. Это лишь малая часть списка. Однако функций по социальной поддержке населения в нем нет: эта сфера целиком и полностью отдана на откуп региону. Передача полномочий подразумевает и передачу имущественного комплекса. На безвозмездной основе.

Екатеринбургским властям до конца года предстоит передать 16 объектов социальной сферы, включая семь центров социального обслуживания населения, дома инвалидов, реабилитационные центры (всего же в рамках перераспределения полномочий Екатеринбург поделится с областью 76 объектами, включая учреждения здравоохранения, культуры, спорта). Списки уже составлены. К слову, в других регионах списки объектов, подлежащих передаче, необходимо представить до 1 сентября, свердловские же власти ограничили муниципалитеты началом июля.

Городским властям идея передачи объектов социальной сферы областной власти пришлась не по душе. Официальная причина, которую озвучила на встрече с журналистами начальник управления по социальной политике администрации города Эльвира Гончаренко, сводится к тому, что логичнее, когда социальные функции выполняет муниципалитет, и каждый горожанин в случае чего может спросить с главы района, а если понадобится и с главы города. Логика и здравый смысл в этом утверждении, несомненно, присутствуют, правда, какой с городских властей спрос на самом деле, многие екатеринбуржцы знают не понаслышке. Но ведь муниципальная реформа затевалась именно с той целью, чтобы максимально приблизить власть к народу – пусть даже на чисто формальных основаниях. Найти концы, если социальные полномочия останутся за областной властью, возможно, будет еще сложнее. 

С другой стороны, если подумать, мэрии должно быть выгодно снять с себя лишнюю ответственность, тем более, что особых доходов "социалка" не приносит - одни "головняки". Поверить в то, что мэрией движет одна только забота о населении, конечно, можно. Но сложно. Не последнюю роль, думается, играет и имущественный вопрос: екатеринбургские власти ко всему, что касается земли и собственности, относятся с особым трепетом. 

Да и не они одни. Как точно подметил заместитель начальника управления организационной и контрольной работы правительства Челябинской области Юрий Жданов, в законе конфликт интересов уже изначально заложен: кто согласится за здорово живешь отдать свое имущество? Московские власти, например, тоже изо всех сил противятся передаче своего имущества в федеральную собственность. "В законе не указаны согласовательные процедуры, например, какие-то формы комиссий, отступные, возможность участия суда в процессе передачи имущества и т.д.", - пояснил Юрий Жданов

Однако, какой резон екатеринбургским чиновникам делать публичные заявления и лишний раз обострять отношения со свердловским Белым домом, ведь закон есть закон? Но в том-то и дело, что в законе есть статья, которая подразумевает возможность обратной передачи полномочий - от области городу. Это ключевой момент. Субъект федерации вправе самостоятельно определиться со схемой оказания социальной поддержки, общего для всех механизма не существует. Путей два: либо забрать все себе и создать на местах территориальные органы социальной поддержки, против чего и выступают городские власти, либо на основании областного закона предоставить право муниципалитету выполнять те или иные функции, закрепленные за субъектом федерации. 

Как утверждает председатель комиссии по социальной защите и здравоохранению Екатеринбургской городской Думы Светлана Шаманова, областные власти прямо дали понять, что Екатеринбургу по части "социалки" ничего не светит. "Мы обращались во все инстанции с просьбой делегировать городу полномочия по социальному обслуживанию населения – от Минздравсоцразвития до правительства области. Недавно мы получили два ответа от областных властей, что рассмотрение этого вопроса не планируется", - поведала г-жа Шаманова.

Пресс-секретарь Министерства социальной защиты Свердловской области Виктор Баев в интервью Накануне.RU не стал делать категоричных заявлений. Он отметил, что область пока не определилась с тем, какие полномочия передать муниципалитетам, а какие оставить себе. “В любом случае средства на социальную поддержку населения будут заложены в областном бюджете, кто рулить будет - уже другой вопрос. Городские власти визг подняли, потому что им надо рулить. Они заранее визжат по поводу того, что все будет развалено, а сами, я извиняюсь, четыре или пять учреждений сократили под шумок. Кроме того, Екатеринбург не желает участвовать в ряде социальных программ. У областных властей хватит сил на то, чтобы, как минимум, сохранить существующую систему соцпомощи ”, - заявил Виктор Баев

По части сокращения под шумок Екатеринбург - безусловный лидер. Чего стоит хотя бы повальное сокращение детских садов в 90-е годы: таким количеством отданных под разного рода фирмы и фирмочки садиков мало кто из городов может похвастаться. С тех пор детских учреждений в Екатеринбурге не прибавилось, а очередь в них выросла до 10 тысяч человек и продолжает расти. Поэтому в то, что аналогичная судьба постигла ряд соцучреждений, верится легко.

Заметим, что г-жа Гончаренко на вопросы журналистов, касающиеся возможных последствий передачи соцучреждений на областной уровень, отвечала очень осторожно и даже не исключила того, что дела в социальной сфере под патронатом Белого дома пойдут еще лучше. Тем, кто много лет наблюдает за мэрско-губернаторской "любовью", такое поведение начальника городского управления по социальной политике, наверняка, покажется странным. Впрочем, внезапное потепление в отношениях первых лиц, которое они усердно демонстрируют на публике всю последнюю неделю, многое объясняет.

Есть ли у городской власти желание порулить бюджетными деньгами, как утверждает г-н Баев, не знаем. Знаем только, что, если область сохранит социальные полномочия за собой, то Екатеринбург останется в стороне от бюджетных вливаний. А в случае делегирования полномочий городу схема финансирования останется прежней: деньги будут поступать из областного бюджета в виде субсидий.

Впрочем, дело не только и не столько в мотивах, которые движут представителями мэрии и Белого дома. Дело в том, что 131 закон не исключает возможности применения двойных стандартов. Раз схема перераспределения полномочий жестко не регламентирована, субъект федерации может использовать этот процесс в своих интересах, решая, какому муниципалитету, какие функции передать, а кого оставить с носом. Похожая ситуация складывается в той же Москве, власти которой давно и прочно конфликтуют с федералами.

Как обратный пример, можно привести схему перераспределения полномочий  в соседних со Свердловской областью регионах: несовершенство законодательства в Челябинской и Тюменской областях компенсируется элементарным взаимопониманием и умением находить компромиссы. В Тюменской области решение о делегировании полномочий муниципалитетам было принято еще в начале года. Практически вся "социалка" передана в ведение органов местного самоуправления Тюмени, Ишима, Тобольска, Ялуторовска и других муниципалитетов, поэтому никаких проблем по этой части у местных властей не возникало.

В Челябинской области ситуация несколько иная: там власти пока не определились с тем, какие функции, кому будут переданы. Сейчас идет процесс составления списков имущества, которое планируется передать на баланс региона и федерации. Точно известно, что области отойдут аптеки, которые являются филиалами ОГУП, и филиалы различных областных организаций, скажем, БТИ. Насчет социальных учреждений пока ничего определенного нельзя сказать. Но в отличие от свердловских коллег, южноуральские власти ведут эту работу в режиме диалога с муниципалами.

"Наш губернатор только закончил проводить собеседования с главами муниципалитетов, целых три недели мы выслушивали их предложения, -рассказал Юрий Жданов, - У нас тоже очень много спорных вопросов. Если необходимо, наши специалисты выезжают в муниципальное образование и убеждают депутатов, что та или иная собственность, согласно закону, должна быть передана области".  

Подтвердим, что пресс-релизы, касающиеся встреч Петра Сумина с главами муниципалитетов, приходили регулярно тогда, как из пресс-службы Эдуарда Росселя не было ни одного сообщения на эту тему. А в то, что такие события могли не освещаться пресс-службой среднеуральского главы, поверить невозможно. Разве что только в силу колоссальной занятости его пресс-секретаря г-на Левина собственным повышением по  службе могло такое случиться. Но вряд ли. Можно предположить, что южноуральские власти хорошо наладили систему собственного пиара - и только. Однако, сдается, отпуск Эдуарда Эргартовича, о ходе которого пресс-служба губернатора отчитывается регулярно, едва ли важнее встречи с муниципалами и обсуждения проблем, связанных с реализацией одной из самых сложных реформ, взращенных когда-либо в пределах Садового Кольца.

Кстати говоря, тот принцип, по которому в Свердловской области в рамках этой реформы были установлены границы муниципальных образований и сформированы поселения, тоже вызвал сопротивление, правда, не со стороны муниципалов, а со стороны местных жителей . Свердловские власти пошли по наиболее простому пути: они переименовали муниципалитеты, не трогая их границы. В результате многие районы получил статус городских округов, что, напротив, еще больше отдалило власть от народа.  

Возвращаясь к перераспределению полномочий. Рядовому жителю, возможно, глубоко наплевать, кто будет оказывать ему социальные услуги - городские или областные власти. Главное, чтобы система работала эффективно: чтобы беспризорные детишки по улицам не шатались, а одиноким старикам было, кому принести продукты. А разного рода конфликты, борьба за полномочия и дележка собственности вряд ли будут этому способствовать...


Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС