03 Декабря 2020
форумfeedback
search

Эрдоган начинает и выигрывает?

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Аналитика все материалы

Недра как дитя, которое у семи нянек без глазу

Накануне в Нефтеюганске состоялось совещание, которое провел министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев. Оно было посвящено выполнению компаниями, работающими в Западной Сибири, лицензионных соглашений и исполнению законодательства в сфере охраны окружающей среды. Помимо представителей надзорных органов (Генпрокуратура, "Росприроднадзор", "Роснедрнадзор") на совещании присутствовали и представители компаний-недропользователей. Сам Трутнев высказался про свой визит так: "У нас грустные и гораздо прозаичные функции". Что ждет нарушителей законодательства, кто виноват в том, что стране наносится подчас неисправимый ущерб, как компании будут расплачиваться с коренными жителями? Об это и не только  во время пресс-конференции  рассказали Министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев, полномочный представитель Президента РФ в УрФО Петр Латышев и губернатор Ханты-Мансийского автономного округа Александр Филипенко.

Вопрос:
По какой причине местные органы власти не всегда вовремя докладывают на федеральный уровень о нарушениях законодательства?

Юрий Трутнев: Вы знаете, мне не хотелось бы делать какие-либо голословные упреки, но создается ощущение, что, поскольку компании, занимающиеся разработкой месторождений и полезных ископаемых часто практически содержат территории, то есть являются градообразующими, то их влияние на все сферы жизни, на все территории настолько велико, что иногда упускается из виду их варварское, хищническое отношение к природе. Это очень грустно произносить, но боюсь, что так, к сожалению, очень часто случается.

Вопрос: Получается, что ситуацию не исправить?

Фото: Накануне.ruЮрий Трутнев: Я думаю, что ситуацию можно исправить сразу после того, как наши уважаемые территориальные органы поймут, что это не будет сходить им с рук. К примеру, на Сахалине мы просто отстранили все руководство территориальных органов до последнего человека. И мы будем поступать так и в дальнейшем, если будем видеть, что получаем необъективную информацию.

Петр Латышев: Здесь необходимо уточнить: речь идет о федеральных территориальных органах власти, которые уполномочены осуществлять надзор и контроль за исполнением законов в сфере пользования недрами. Речь не идет об органах местного самоуправления и речь не идет об органах власти субъекта Российской Федерации. Мы говорим об уполномоченных органах государственной власти, а эти функции возложены как раз на федеральные органы  власти. И, 

может быть, сегодня надо было бы обратить внимание не на то, что они не докладывают или предоставляют неполную информацию о нарушениях в федеральные структуры, а речь должна была бы идти о том, что у нас сегодня федеральное законодательство, регулирующее правоотношения в сфере недропользования, мягко сказать, - некорректное.
По многим вопросам мы сталкиваемся с реальными проблемами в сфере пользования недрами в связи с тем, что нормативно-правовое регулирование не является эффективным. И второй вопрос, о чем уже сказал Юрий Петрович, - это о координации и об организации контрольной деятельности. Сегодня контролем занимается, как мы насчитали, пять или семь структур, но их фактически больше - "у семи нянек – дитя без глазу". На совещании шла речь о том, что нам надо бы самым внимательным образом разобраться, кто и какие вопросы должен предметно контролировать, как должны взаимодействовать надзорные органы, чтобы не ходить друг за другом. Сегодня было два доклада, и руководитель "Росприроднадзора" прямо сказал, что в отношении  "Ростехнадзора" они даже не во всем могут разграничить свою компетенцию. По целому ряду конкретных проблем они создают совместные рабочие группы и осуществляют контроль, хотя, в общем-то, так быть не должно, поэтому здесь проблема состоит не столько в самом прохождении объективной информации, сколько в неурегулированности многих вопросов и в недостаточной эффективности государственного управления.

Юрий Трутнев: Согласен со сказанным, хотя, к сожалению, не могу не отметить, что прежде всего исхожу из того, что отвечают за это именно федеральные органы исполнительной власти. Эта проблема во многом федеральная, но я совершенно не понимаю руководителей муниципалитетов и субъектов Российской Федерации, на глазах которых, увечат их же природу, и они этого не видят. Не понимаю и не пойму никогда, поэтому с руководством Сахалина на эту тему буду разговаривать отдельно.

Вопрос: Можно ли по результатам сегодняшнего совещания сказать, насколько велик круг тех компаний, чьи "мучения" были выиграны в той или иной сфере, и чьи имена будут вынесены на обсуждение комиссии, которая будет решать вопрос об отзыве лицензии?

Юрий Трутнев: Перечислено было приблизительно 30 компаний, в основном, мелких. В сфере выполнения лицензионных соглашений ситуация начала улучшаться. Никого не хочу успокаивать, но мы занялись этой работой полтора года назад. У нас, например, количество месторождений, не введенных в эксплуатацию в необходимый срок, исчислялось десятками. Сейчас это количество исчисляется единицами. Первый, наиболее опасный слой проблем, когда государство практически ничего не получает от месторождения, а месторождение влияет только на капитализацию компании, мы уже сняли. Будем заниматься этим и дальше. Вот вопросами связанными с охраной окружающей среды, я должен сразу сказать,  мы, к сожалению, только начали заниматься. 

Вопрос: Вы сказали, что должны быть более четкие требования по соблюдению лицензионный соглашений. Насколько это коснется тех компаний, которые получили лицензии в 90-е годы? 

Юрий Трутнев: Как я уже сказал присутствующим на совещании, к сожалению, пять лет в Российской Федерации с начала 90-х годов и, примерно, до 1995 г лицензии выдавались без существенных требований к получателю права пользования недрами. То  есть в лицензии нет срока ввода месторождения в эксплуатацию, нет темпа подборки, нет объемов геологоразведки. Вообще, на самом деле, нет ничего. Соответственно, на месторождении можно делать все, что угодно. Это неправильно, это ущемляет интересы государства. Здесь мы видим ситуацию следующим образом: сейчас нельзя задним числом изменить лицензионное соглашение, считаем это неправильным и нарушающим доверие государства, но мы предлагаем и будем предлагать компаниям в одностороннем порядке, с их стороны вносить изменения в лицензионное соглашение, то есть просто конкретизировать эти пункты так, как они видят. Если они собираются осваивать месторождение в 2007 г, пусть подписывают "2007", но какая-то дата должна стоять. В противном случае, я думаю, что в любой ситуации мы будем настаивать на том, чтобы компания это сделала. Пустые лицензионные соглашения должны быть заполнены и актуализированы. Сегодня я поставил полугодовой срок на эту работу "Росприроднадзору" и Роснедрам и я надеюсь, что они справятся с задачей за этот срок.

Вопрос: Александр Васильевич, на Ваш взгляд, какие необходимо на федералном уровне принимать меры, чтобы недропользователи не нарушали законодательство?

Фото: Накануне.ruАлександр Филипенко: Я сначала хотел бы высказать свое мнение по поводу упреков "кто больше виноват" - федеральные власти,  муниципальные или региональные. Мне думается, что у каждого есть своя заслуга, но нельзя ничего абсолютизировать, говоря, что какая-то власть виновата больше. Я хочу сказать, что в ХМАО всегда была жесткая позиция, и всегда эта позиция  была публичной: начиная от внутрикорпоративных цен, которые, как известно, нанесли существенный ущерб экономике всей Российской Федерации, а не только бюджету отдельного субъекта. Назовите мне хоть одно нарушение в сфере охраны природы, на которое бы не было своевременной реакции властей. Мне думается, что главное здесь – не искать крайнего, а решать поставленные задачи как положено, решить эффективно и быстро всем вместе: и муниципальным, и региональным, и федеральным властям, скоординировав свою работу. На прошедшем совещании я сформулировал свою позицию таким образом: надо действительно исполнять законодательство, которое принято сейчас, и добиваться этого неуклонно, учитывая, конечно,  что оно далеко не идеально и не совершенно эффективно в этой части. Конечно же, надо его трансформировать таким образом, чтобы не следить за каждым использованием ежедневно, а чтобы природопользователь знал: нарушать – нельзя, потому что единственное нарушение, которое он допустит, по своим санкциям будет таким, что второго раза уже будет не нужно – фирма прогорит, это будет "себе дороже", поэтому адекватность наказания за те нарушения, которые мы сегодня обсуждали, позволит, по моему мнению, минимизировать уровень и масштабы нарушений. Для этого надо определить: что, собственно, является нарушением, а за этим должна последовать неминуемая кара – вот и все.

Вопрос: Компании, которые разрабатывают добычу на территории проживания коренных народов Севера должны, по идее, возмещать ущерб. Однако сейчас сложилась ситуация, когда просто происходит возвращение денег коренным жителям по вполне официальным соглашениям. Будет ли как-то решаться этот вопрос?

Юрий Трутнев: Мы обсуждали этот вопрос с Александром Васильевичем. Прежде всего, этот вопрос нужно рассмотреть на предмет соответствия законодательству РФ. Подчеркиваю, очень подробно нужно посмотреть, потому что, если речь идет о пожелании компании заключить соглашение и поддерживать коренные народы - это одно. Но сегодня, к сожалению, мы имеем дело с официальными распоряжениями, где оговаривается количество снегоходов, вертолетов, лодочных моторов и так далее. Честно говоря, вот такая дополнительная нагрузка на компанию не прописана в законодательстве Российской Федерации. И вообще, у компании есть обязанность платить налог, который, в свою очередь, распределяется на население. Прокуратура у нас здесь есть, мы вместе посмотрим, как это сделать по закону. С Александром Васильевичем мы пришли к позиции, что формулировать эти пожелания надо в несколько другом виде, не так, как это сейчас делается. Вы знаете, я заявления, о том, что соглашения предлагаются именно в таком виде, несколько меня удивившие, увидел буквально перед этой поездкой, поэтому мы только сейчас начали этим вместе заниматься. Я думаю, что мы найдем адекватный, а главное, полностью отвечающий законодательству выход.

Фото: Накануне.ruПетр Латышев: Я отвечу на этот вопрос. Документы, которые определяют уровень таких взаимоотношений, притязаний, условно говоря, появились как раз на основе предложений компаний, которые говорили: установите нечто единообразное, чтобы была понятна граница – вот это можно, а вот это - нельзя. Вообще, интересы коренного населения должны быть защищены. И они должны получить соответствующую компенсацию в тех случаях, когда промышленная добыча на тех землях, где они ведут хозяйство, наносит вред. Это мировая практика, и у нас отличий больших не будет.
Еще раз надо посмотреть, все ли соответствует требованиям закона.

Вопрос: Юрий Петрович, Вы говорили, что Министерство природных ресурсов не стремится к применению уголовного права для того, чтобы наказывать компании за нарушения, но при этом Вы планируете проведение совместной коллегии с Генпрокуратурой. Скажите, пожалуйста, что конкретно может стать предметом обсуждения этой коллегии, и какие меры после этого могут быть приняты в отношении компаний?

Юрий Трутнев: У Генпрокуратуры есть функции не только обвинителя, но функции, связанные с контролем соблюдения законодательства. Сегодня уже говорилось, что существует раздробленность федеральных органов исполнительной власти, отвечающих за охрану окружающей среды. Нет четкого описания ответственности, соответственно, нет и взаимодействия, координации, и правильной работы при формировании нормативной оболочки. Проанализировать все это совместно с Генпрокуратурой России можно, на наш взгляд, гораздо эффективней. В тоже время санкции за нарушение зачастую не отвечают характеру и размерам ущерба. К сожалению, в природопользовании есть ситуации, когда есть чем заняться прокуратуре.

Вопрос: Недавно Президент РФ заявил, что топливно-энергетическая биржа, создаваемая в России, будет находиться в Санкт-Петербурге, хотя ранее планировалось, что она будет располагаться на территории ХМАО. Прокомментируйте, пожалуйста, эту ситуацию.

Юрий Трутнев: Вообще-то, мы приехали не создавать нефтяную биржу. У нас грустные и гораздо более прозаичные функции. Что касается выбора места для биржи, мне кажется, что оно все-таки должно быть привязано, скорее, к покупателю, чем к производителю. Оно должно быть привязано к каналам информации, к возможности организации соответствующей площадки. То, что здесь производят нефть, - замечательно, но продавать ее, мне кажется, - это другая тема.

Фото: Накануне.ruПетр Латышев: Да, есть логика в том, чтобы биржа находилась в Санкт-Петербурге: Европа, покупатели, структура. Но я думаю, что в округе все равно в какой-то форме подготовка к участию в торгах тоже будет. И можно будет на расстоянии, но все-таки участвовать в торгах.

Александр Филипенко: Я получил поручение Президента РФ три года назад и выполняю его. Я думаю, что мы достойно его выполняем, хотя бы потому что раньше это слово – биржа - как-то застенчиво произносилось. Что касается торговли: это происходит не так, как на нью-йоркской бирже, это совсем другая технология. Важно эту технологию реализовать. Чтобы это была действительно биржевая торговля, которая даст справедливую цену и справедливые налоги.

Фото: www.isurgut.ruФото: www.isurgut.ru

Вопрос: Юрий Петрович, Вы сказали, что вопросами охраны окружающей среды начали заниматься относительно недавно. Есть ли в России серьезные нарушения в этой сфере? 

Юрий Трутнев: Вы знаете, я все-таки не руководитель "Росприроднадзора", я занимаюсь природными ресурсами. Могу сказать, что приходилось участвовать только в ситуациях, которые носят, на мой взгляд, стратегический характер. Одним из наиболее острых, с точки зрения экологии, вопросов являлось, естественно, строительство трубопровода "Восточная Сибирь – Тихий океан". Думаю, не для кого не секрет, что, например, перенос места прихода трубы из бухты Перевозной – это результат наших многочисленных переговоров с "Транснефтью". Еще одна крупная экологическая проблема – правильная подготовка Сочи в качестве города, готового принять Олимпийские игры. С одной стороны, считаю это, безусловно, правильным и национальным приоритетом, чтобы наши граждане имели возможность отдыхать у себя на родине и оставлять деньги за отдых, например, за катание на горных лыжах в России, а не в Швейцарии. С другой стороны, учитывая то, что там находится зона национального парка, делать это надо очень внимательно, очень щепетильно. Ну и, наконец, то, что происходит на Сахалине, - это тоже весьма важный вопрос.

add_circle ОБСУДИТЬ


Добавить комментарий:

Недра как дитя, которое у семи нянек без глазу

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *





Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС




Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды