20 Мая 2022
search

Пленение "азовцев": операция началась

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
Стоимость монтажа навеса из профнастила, смотреть http://remont.youdo.com/building/roofing/navesy/.
Цены на ремонтно-отделочные работы на http://remont.youdo.com/facing/repair/.
Транспортные услуги: http://perevozki.youdo.com/country/geo/pushkino/, выбирай YouDo!




Аналитика все материалы


Общество В России

"Системная ошибка", "раковая опухоль", "катастрофа"… Каких еще определений не хватает Министерству образования для устранения ЕГЭ?

В июне текущего года министр образования и науки Дмитрий Ливанов объявил, что правила поступления в вузы будут пересмотрены. Помимо результатов ЕГЭ при зачислении будут учитываться школьные оценки абитуриента и его внеучебные достижения. Таким образом, итоговые баллы будут складываться из результатов ЕГЭ, среднего показателя аттестата и данных портфолио.

Новые правила приема на следующий год планировалось огласить еще в сентябре, однако эксперты и педагогическое сообщество не смогли договориться, как именно учитывать балл аттестата и оценивать содержимое портфолио. Министр образования предположил, что изменения в порядок зачисления в вузы будут внесены к приемной кампании 2015 года.

Станут ли эффективными меры по модернизации системы поступления в вузы? Или российское образование, взявшее курс на ЕГЭ, обречено на деградацию?

Президент Всероссийского фонда образования, доктор педагогических наук Сергей Комков рассказал Накануне.RU, откуда взялась идея оценивать абитуриентов по портфолио, и почему в России так сложно ее реализовать.

Как рассказал Сергей Комков Накануне.RU, "идея портфолио" была представлена им и бывшим директором Федерального Центра тестирования Владимиром Хлебниковым на коллегии Миниобрнауки еще в 2005 г. Вместе с тем, было предложено заменить систему ЕГЭ системой ЕГО (единого государственного оценивания), главной составляющей которой и было портфолио. Однако это было нечто большее, чем просто папка с грамотами и дипломами, подтверждающими успехи бывшего школьника во внеучебной деятельности. В западных странах портфолио включает в себя и средний балл аттестата, и средний балл по всем дисциплинам старшей школы, учебные характеристики ученика по отдельным предметам, рекомендательные письма, ну и, конечно же, свидетельства внеучебных достижений. Необязательным элементом портфолио является сертификат тестового экзамена. Документ, имеющий в России решающее значение при поступлении в вуз, уже давно потерял такой статус на Западе и носит лишь "вспомогательный характер". В Америке, например, тестирование проводится за деньги и, следовательно, на добровольной основе.

Стоит отметить, что во Франции, где впервые использовали тестирование в качестве итоговой аттестации, отказались от такой формы экзамена еще в 1969 г. Французским политикам понадобилось три года, чтобы оценить несостоятельность единого тестирования. "Члены Общественной Палаты Франции заявили, что, если подобная система сохранится еще хотя бы три года, системе высшего профессионального образования наступит конец. И с 1971 г. во Франции этот единый тестовый экзамен перестал существовать", - отмечает Сергей Комков.

Как показывает практика, не прижился ЕГЭ и в России. Преподаватели вузов отмечают, что привыкшие к письменным тестам и односложным ответам нынешние студенты с трудом выражают свои мысли в устной речи, кажутся менее подготовленными к обучению в высшем учебном заведении, чем их предшественники, которых ЕГЭ не коснулся. Кроме того, новая форма итоговой аттестации и вступительных испытаний, созданная, в частности, чтобы пресечь коррупцию, на деле ее только стимулирует. Итого, к решению ни с одной из поставленных задач введение ЕГЭ не привело: объективной оценки знаний абитуриентов не достигнуто, коррупция не устранена. Не стоит забывать еще об одном тяжелом последствии реформы образования – волне подростковых суицидов, которая прокатилась по стране с введением единого тестирования.

Однако отказаться от губительной практики Россия не готова. Если президент США Барак Обама отменил единое тестирование в 2009 г., то в нашей стране этот год стал стартом для ЕГЭ как единственной формой выпускных экзаменов в школе и основной формой вступительных экзаменов в вузы. На этом примере легко проследить запоздалый характер российских реформ. Остается лишь утешаться правилом "всему – свое время" и ждать, когда и до российского Министерства образование дойдет бессмысленность такой гонки за Западом. Что ж, не умеем учиться на чужих ошибках - будем учиться на своих, подвергая опасности качество высшего профессионального образования в стране.

Как и затея с единым тестированием, так и затея с портфолио дошла до России слишком поздно. Сейчас на повестку дня встал вопрос об адаптации в сфере образования и этой западной практики. Однако здесь Минобрнауки столкнулось с закономерными трудностями: сложно поверить в неудачу многообещающей реформы с ЕГЭ, и отказаться от нее в пользу чего-то нового, а лучше – старого. Вместо того, чтобы поставить все на свои места: ликвидировать ЕГЭ и вернуть традиционный устный экзамен для абитуриентов, чиновники пытаются модернизировать ЕГЭ мифическим "портфолио" и средним баллом аттестата. Эти попытки не только бесполезны, но и опасны, считает Сергей Комков.

"Господин Ливанов, в силу своей слабой профессиональной подготовки и в силу своей зависимости от "экспертов" Всемирного Банка, которые все последние годы активно работают под крышей Высшей Школы Экономики и продвигают весьма опасные для системы российского образования "реформы", не в состоянии выработать свою четкую позицию по поводу изменения системы итоговой аттестации и приема в вузы. Поэтому, сделав заявление о необходимости пересмотреть эту систему и использовать идею "портфолио", он реально не представляет, как это сделать. А, так называемые, "эксперты", изначально настроенные на активное внедрение ЕГЭ, решить эту проблему тоже реально не в состоянии. Именно поэтому идет оттягивание процесса пересмотра явно ошибочного решения о внедрении в России ЕГЭ", - отмечает Комков.

Очевидно, никаким "портфолио" делу не поможешь, ведь первоначально оно было частью другой системы - системы Единого Государственного Оценивания. В итоге, слепая верность ЕГЭ окончательно сбила с толку горе-реформаторов.

"От ЕГЭ надо отказываться сразу и решительно, не обставляя это какими-то попытками его "модернизировать", так как это – системная ошибка", - говорит профессор.

Но Министерство образования действует! То, что предпринимаются хоть какие-то попытки спасти ситуацию в сфере образования, не может не радовать, отмечает сопредседатель межрегионального профсоюза "Учитель" Андрей Демидов.

Однако эти героические рывки министров подобны попыткам ухватиться за воздух.

В беседе с корреспондентом Накануне.RU Андрей Демидов высказал свое недоверие к нововведению в виде учета среднего балла аттестата: школьные оценки фальсифицировать еще проще, чем свидетельства о результатах ЕГЭ. Если директор школы склонен к коррупции, то эта реформа образования позволит ему разгуляться. То же касается и портфолио: "Если мы говорим об очищении ЕГЭ от коррупции, от фальсификации, то само по себе введение портфолио нам тоже этого не гарантирует, поскольку все это легко покупается. В интернете легко найти объявления, где поступающим предлагают купить призовые места на всероссийских олимпиадах, не говоря уже о региональных. В общем и целом, если есть коррупция, то она эта сферы легко охватывает", - сообщил Накануне.RU Андрей Демидов.

Председатель российского профсоюз студентов "Союз молодежи" Алексей Казак не согласен с этим: сертификат ЕГЭ купить проще, чем оценки. Как правило, оценки выставляются публично – в ходе занятий в классе, и, если двоечник выпускается с хорошим аттестатом – это заметно и легко может стать причиной для разбирательства.

"Покупка сертификатов – это вообще проще простого. Получилось, что выпускные экзамены превратились из конкурса знаний в конкурс родительских кошельков. Конечно, раньше тоже была коррупция и не маленькая, но ЕГЭ в качестве некой панацеи должен был исключить эти моменты. Или, по крайней мере, существенно их изменить в лучшую сторону. Но получилось, скорее, наоборот", - разочарованно заключил Алексей Казаков в беседе с корреспондентом Накануне.RU.

И Андрей Демидов и Алексей Казак видят выход из сложившейся ситуации в возврате традиционной формы вступительных экзаменов – устного ответа абитуриента перед комиссией.

"Я бы в первую очередь выдвинул предложение [Ливанова] по введению устного компонента. Как конкретно это будет организовываться, пока не объявлено, но, я думаю, что это реально организовать. А сам по себе этот шаг будет позитивно встречен и вузовской общественностью и лучшими учителями. Если удастся жестко пресечь коррупцию как таковую, то портфолио, аттестат – все это, может быть, и не понадобится. А вот если коррупция по-прежнему будет процветать при бездействии соответствующих органов, то все купят – и портфолио, и аттестат, и вопросы очередного ЕГЭ", - отмечает Андрей Демидов.

Российский профсоюз студентов тоже выступает за введение устного компонента и устранение тестирования: "Если бы мы определяли порядок поступления, мы предложили бы вернуться к старой классической системе поступления и ЕГЭ отменили. Но поскольку это невозможно в данный момент, по крайней мере нужно внести такие изменения, чтобы он так сильно не бил по интересам абитуриентов", - заявил Алексей Казак.

Результаты классического устного экзамена сложнее фальсифицировать: по беседе с абитуриентом тет-а-тет комиссия может более полно оценить его знания и способности. Однако и тут не без влияния "человеческого фактора": возможна как коррупция, так и предвзятое отношение. По мнению Андрея Демидова, здесь эти проблемы решить проще, чем в ЕГЭ.

"Не нужно, чтобы экзамены принимали преподаватели данного вуза, возможно, состав комиссии вообще должен объявляться буквально накануне, как это делается с присяжными. Мне кажется, это перспективно", - поясняет сопредседатель профсоюза "Учитель".

Выходит, что ЕГЭ не только не решил тех задач, которыми были у его создателей, но и усугубил существующие проблемы.

Во-первых, остался коррупционный момент, который по словам Алексея Казака, "просто был перенесен из приемных комиссий вузов в школы". Система ЕГЭ стала почвой для появления новых коррупционных схем. Это видно на примере "второго Меда" - Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова, куда в 2011 году приняли около 500 "мертвых душ".

Во-вторых, введение ЕГЭ не установило равенство абитуриентов из разных регионов. Школьники, сдававшие экзамен в отдаленных регионах России - Кабардино-Балкарии, Красноярском крае, Северокавказском округе и т.д., получили свои 100-балльные сертификаты благодаря слабому контролю на экзамене. Не говоря уже о случаях, когда учителя брали решение теста на себя.

В-третьих, не была установлена объективность при оценке знаний. Содержание вопросов не раскрывает всего потенциала будущего студента, а в некоторых случаях даже мешает ему проявиться. Кроме того, сейчас школьников стали "натаскивать" по ЕГЭ чуть ли не с пятого класса. Будущие абитуриенты будут хорошо решать тесты, но говорит ли это об их высоких умственных способностях?

Напрашивает вывод: "ЕГЭ несовершенен и исключительно отрицательно влияет на российскую систему образования как раковая опухоль, которая разрастается и приносит все больший и больший вред. Единственный способ изменить ситуацию к лучшему – это реорганизовать его", - решительно заявил Алексей Казак.

Вера в ЕГЭ, которая не оставляет чиновников, становится преградой к спасению и дальнейшему развитию российского образования. В этих условиях остается лишь модернизировать заведомо несостоятельную систему, стараясь не навредить еще больше. Положение принципиальным образом изменится, когда Министерство образования рискнет изменить свои константы.

Анна Смирнова



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды