01 Марта 2021
форумfeedback
search

Что стоит за новым взлётом биткоина?

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo


Аналитика все материалы

Борис Кагарлицкий — о деле Мифтахова: Это беспомощный иррациональный страх

Сегодня по резонансному делу Азата Мифтахова был вынесен приговор – 6 лет колонии за дымовую шашку в офисе "Единой России". Я даже не берусь разбираться, было или не было это разбитое окно, но даже если оно было – это тема лишь для штрафа. То есть если человек по какой-то причине это сделал, то его можно попросить оплатить вставленное заново окно и работу. Вот и весь вопрос.

Что касается самого Мифтахова — несмотря на то, что это очень молодой человек, он уже известный ученый-математик. Кстати, именно поэтому у меня возникают некоторые вопросы и по разбитому окну тоже, потому что несколько странно для известного и имеющего мировую (подчеркиваю) репутацию ученого этим заниматься. Но главное не это, а то, что написали в защиту Мифтахова научные светила со всего мира. Я не говорю уже о российской научной общественности.

И на мой взгляд, как раз показательно, что, скорее всего, эти выступления академической общественности в защиту Мифтахова имели как раз негативное воздействие на ход процесса.

Подобного рода вещи проходили в Советском Союзе. СССР, как мы прекрасно знаем, при всех своих репрессивных практиках в брежневские времена все равно был государством, которое дорожило своей мировой репутацией. И репутацией внутренней. И кстати, это объясняет, почему к диссидентам, которые, конечно, очень доставали власть, применяли не самые жесткие меры. В конце концов, того же академика Сахарова на пике его конфронтации с властью сослали в город Горький. И ничего более страшного с ним не сделали.

То есть советское государство все-таки оглядывалось на репутационные издержки. Для современной России и путинского аппарата этой проблемы просто не существует, потому что для них вообще нет проблемы репутации? И тут есть несколько причин: во-первых, в современной России репутация как институт не работает. Во-вторых, в международном плане современная Россия не является какой-то альтернативой, даже если какие-то наши чиновники пыжатся и говорят, мол, мы альтернатива западному либерализму, потому что продвигаем традиционные ценности, скрепы и прочее. Это все равно комично, потому что альтернатива не состоит в том, чтобы нести традиционалистскую чушь. Альтернатива состоит в том, что вы имеете другие правила социально-экономической и политической жизни.

Если бы Россия имела высокие подоходные налоги, высокий уровень равенства, было бы развито социальное регулирование в интересах трудящихся — наверное, она могла бы тогда претендовать на то, чтобы стать какой-то альтернативой либеральному западному режиму. Но в действительности российский экономический режим не просто такой же либеральный, как на Западе — он гораздо хуже! Он очищен от любых следов вообще социального регулирования, он является одним из наиболее каннибальских из всех образцов либерального экономического режима, которые мы видим в современном мире. Поэтому никакой альтернативы Россия по отношению к другим странам не представляет, ничем позитивным себя предъявить не может, и, в общем, российские власти это прекрасно понимают и давно на это махнули рукой. Они совершенно не заботятся о своей репутации.

И если советское руководство вплоть до самого конца СССР видело мировое общественное мнение как некое поле соревнования с Западом, то современная российская элита видит мировое общественное мнение просто как врага. То есть, мол, вообще все, что там происходит, — это угроза, и надо бороться не за общественное мнение, а с общественным мнением. И в этом вся политика современной российской верхушки.

И в-третьих, все-таки это поведение страшно напуганных людей. У меня ощущение, что напуганы они, конечно, не Навальным и не Мифтаховым — мы прекрасно понимаем, что ни Навальный, ни тем более Мифтахов никакой прямой угрозы для российской власти не представляют. Мне кажется, это иррациональный страх, который связан с тем, что они прекрасно понимают, что их время истекло. Их экономическая модель и модель управления полностью разрушается под тяжестью их собственной некомпетентности, несостоятельности и просто устаревания. И они, по большому счету, борются не с оппозицией, не с навальнистами, не с левыми, не с анархистами — они борются с реальностью, с объективными процессами разрушения, которые сами же запустили и которые уже не могут остановить. Понять, что с этим делать, они не могут – это и дает иррациональный страх, его они вымещают на тех представителях оппозиции, которые попали к ним в руки.

Борис Кагарлицкий, политолог, социолог, специально для Накануне.RU

add_circle ОБСУДИТЬ (1)


Читать все комментарии (1)


Добавить комментарий:

Борис Кагарлицкий — о деле Мифтахова: Это беспомощный иррациональный страх

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *





Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС






Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды