16 Октября 2018

Полковник ГРУ - про Скрипаля и "агентов"

Новости все материалы

Больше новостей

Аналитика все материалы

Тамара Галеева: Художники начинают искать выход из медиа-пустыни…

Насыщенной событиями стала осень 2010 года для факультета искусствоведения и культурологии УрГУ. В октябре его студенты и сотрудники приняли самое непосредственное участие в I Уральской индустриальной биеннале современного искусства, которая прошла в Екатеринбурге. Кроме того, декан факультета Тамара Галеева в конце октября побывала на международном научном коллоквиуме в Санкт-Петербурге, а затем – в Нью-Йорке, куда была приглашена русским департаментом аукционного дома "Сотбис" в качестве эксперта.

Встреча с оригиналом

Вопрос: Как вы начали работать с "Сотбис" и другими подобными зарубежными учреждениями?

Галеева Тамара Александровна декан факультета искусствоведения УрГУ|Фото: УрГУТамара Галеева: Это связано с моими профессиональными интересами в области искусства русского зарубежья и полугодовой научной стажировкой в Нью-Йорке в Колумбийском университете в 2005-2006 годах по программе Фулбрайт (The Fulbright Program). Я тогда в рамках своего проекта много работала в библиотеках, музеях, архивах, частных собраниях Нью-Йорка, в том числе и в русском департаменте аукционного дома "Сотбис", через который в последние годы проходит много работ отечественных художников. С тех пор с сотрудниками отдела у нас сложились прочные профессиональные отношения.

Одним из итогов той американской стажировки стала вышедшая в 2007 году в петербургском издательстве "Золотой век" объемной монографии об одном из ярких мастеров русского зарубежья – художнике Борисе Григорьеве. Вышел также ряд статей об Иване Домбровском – Джоне Грэме, Сергее Судейкине и других художниках-эмигрантах. Публикации получили резонанс, ко мне стали обращаться за консультациями и помощью, в том числе и специалисты европейских аукционных домов "Сотбис", "Кристи", коллекционеры.

Интернет сейчас позволяет частично проводить экспертизу в виртуальном формате: фотографии произведений, документы технологических анализов присылают по электронной почте. Когда же атрибутировать картину или рисунки таким способом невозможно, необходима встреча с оригиналом. Так случилось и в этот раз в ноябре: несколько произведений Бориса Григорьева требовали персонального изучения.

Вопрос: Задача эксперта – подтвердить или опровергнуть авторство картины?

Тамара Галеева: Да, прежде всего, подтвердить авторство, поскольку произведения нередко приходят без подписи, без даты, нигде ранее не опубликованные. Требуется также прокомментировать историю создания произведения, его содержание, то есть провести небольшое научное исследование. Как правило, сотрудники аукционов обращаются к нескольким специалистам, но, в конечном итоге, прислушиваются к мнению главного эксперта по творчеству того или иного художника, направлению, периоду.

Вопрос: Много ли российских специалистов сотрудничают с западными аукционными домами?

Тамара Галеева: Думаю, что все-таки не очень много. Хотя в Москве сейчас существует свое отделение "Сотбис", где, в основном, работают русские специалисты. Конечно, с западными аукционными домами сотрудничают эксперты из Русского музея, Третьяковской галереи, Российской академии художеств. Но за пределами двух столиц таких специалистов немного, буквально единицы.

Вопрос: По-разному ли относятся к русскому искусству россияне и иностранцы?

Тамара Галеева: Искусство авангарда и иконопись на Западе традиционно имели большой спрос. А вот наше искусство 18-19 веков там знают плохо. Но следует заметить, что во многих американских музеях есть произведения русских художников.

На пути к человеку

|Вопрос: В Нью-Йорке вы успели пообщаться с выпускниками вашего факультета. Как им там живется, чем занимаются?

Тамара Галеева: В основном, продолжают обучаться искусствоведению. Например, выпускница 2008 года Ольга Заикина, приезжавшая в Нью-Йорк на два дня из Баффоло, учится на магистерской программе "Музейные исследования" (она выиграла грант на свое обучение). С выпускницей 2007 года Елизаветой Южаковой мы долго общались по телефону – она проводит исследование в университете города Лауренс (штат Канзас), тоже по гранту программы Фулбрайт.

Они живут полной, интересной жизнью, но подчеркивают, что УрГУ дал хороший базис для последующего обучения. Наш подход более системный, дает более широкий взгляд, позволяет легко адаптироваться в новых условиях обучения. В Америке искусствоведческое образование строится по другой схеме, сразу дается более узкий профиль.

Вопрос: С каким багажом выходит из УрГУ искусствовед-культуролог?

Тамара Галеева: У нас на факультете развиваются три направления подготовки: искусствоведение, культурология, социально-культурная деятельность. Они в чем-то близки, во многом расходятся, но в любом случае студентам дается базовое фундаментальное гуманитарное образование, которое дополняется практикой реализации культурных проектов.

Ежегодный проект, в котором уже четыре года участвуют все старшекурсники – традиционная европейская "Ночь музеев". На "Ночи-2010" в УрГУ побывало уже около семи тысяч гостей. Это масштабное событие общегородского уровня, которое включает выставки, работу вокруг них, фэшн-показы, театральные постановки и другие программы, адресованные публике.

В ходе реализации проекта студенты понимают, что любое событие состоит из множества важных материальных составляющих, которые необходимо привести в систему. В итоге к концу обучения многие студенты готовы принимать самостоятельные решения и реализовывать собственные проекты – вот с чем точно они выходят из университета.

Неудивительно, что в последние годы за счет наших выпускников существенно омолодились коллективы городских музеев. Пришли ребята, которым интересно "визуализировать историю" (ведь это главное в музее), которые почувствовали инновационные моменты, необходимые в музейном деле. Нынешних выпускников волнуют проблемы артбизнеса, артрынка, они работают в частных галереях, создают свои. Их привлекает и живая работа, связанная с современным искусством.

Вопрос: Кстати, о современном искусстве. Для меня до сих пор остаются загадкой его временные рамки…

Тамара Галеева: Строго говоря, современное искусство – это узкий временной промежуток, "здесь и сейчас". Но у него всегда есть истоки и предыстория.

Истоки современного искусства идут из послевоенных времен, начиная с 1950-60-х годов Предыстория – русский авангард. По одной из точек зрения, правда, современным можно назвать и какого-нибудь художника-реалиста или экспрессиониста, который родился в начале XX века. Но профессиональные искусствоведы склонны выделять более узкий диапазон.

"Современное" – значит, актуальные тенденции, искусство, которое более активно откликается на вызовы современности, работает с разным материалом, с политическими и экономическими проблемами. Это как бы экспериментальная зона, это искусство, которое в необычных формах, используя новые технологии, реагирует на то, что происходит в повседневной современной жизни.

Получается, современное – то, что происходит сейчас. Но в действительности, на практике это вычленить очень сложно. Например, в программе I Уральской индустриальной биеннале была выставка заводского художника Геннадия Власова, который в 1970-80-х годах расписывал шкафы для одежды. Эти наивные интерпретации произведений советских художников в контексте биеннале выглядели очень актуально.

Вопрос: Зная, что было, видя, что происходит, можно ли сделать прогноз, что будет?

Тамара Галеева: Думаю, что классические виды изобразительного искусства в его традиционных формах (живопись, графика, скульптура) никуда не денутся и будут по-прежнему развиваться, ведь они востребованы широким зрителем. Но современное искусство, основанное на различных мультимедийных технологиях, на работе с виртуальной реальностью, будет неизменно расширять свои границы и сферы воздействия.

Однако очень важно, чтобы в этой искусственной медиа-среде не потерялся живой человек. Думается, многие художники начинают искать выходы из холодной "медиа-пустыни" к человеку и его повседневной жизненной практике.

Ударники мобильных образов

Вопрос: Как, на ваш взгляд, прошла I индустриальная биеннале? Какие выводы можно сделать по ее итогам?

Тамара Галеева: Создатели биеннале поставили амбициозные, даже, казалось, невозможные для решения задачи. Обычно подобные проекты готовятся долго, а здесь сроки были очень сжатыми. Однако организаторы (к слову сказать – в основном выпускники УрГУ) справились, и биеннале получилась не просто интересной, но и грандиозной.

Особенно интригующим оказалось сопоставление основного проекта "Ударники мобильных образов" – холодновато-концептуального и отчасти провокативного – и специальных проектов на трех действующих заводах, которые получились зрелищными и динамичными. К ним добавились более двадцати параллельных программ: в том числе у нас в университете была представлена специально подготовленная медиа-инсталляция "Жизнь_Завод".

Свои произведения на биеннале представили около 250 художников из 59 стран. Многие из них в ходе подготовки и работы выставки побывали в Екатеринбурге, приняли участие в международном симпозиуме, образовательной программе, круглых столах. В Нью-Йорке я встречалась с некоторыми из наших гостей, и они с теплотой вспоминали дни, проведенные в Екатеринбурге.

Вообще биеннале дает мощный импульс для развития современного искусства и ребрендинга Уральского региона. Но, боюсь, мы еще не осознали этого.

Вопрос: Были, наверное, и ошибки?

Тамара Галеева: Скорее, проблемы. Главная, конечно – финансы. Денежные средства для Уральской биеннале пришли из разных источников – из Министерства культуры РФ, от спонсоров, фондов, но в целом бюджет был очень скромным и недостаточным.

Были, как мне показалось, и сложности с инфраструктурой. Чтобы столь масштабное событие работало четко, должны быть налажены все необходимые механизмы, отработаны технологии. На каждую функцию нужны профессионалы: для монтажа экспозиции, наладки оборудования, информационного сопровождения и прочего. Биеннале была очень технически насыщенной, и оказалось, что техническая экипировка подобного проекта – серьезная проблема для нашего мегаполиса (технику пришлось привозить из Москвы).

Вопрос: А как вы оцениваете попытку Перми построить свою привлекательность на культуре?

Тамара Галеева: Безусловно, положительно, и даже с известной долей зависти. Вместе с тем очевидно, что ситуация в Перми непростая, не все сферы культуры равно поддерживаются, только определенные секторы. Прежде всего, бренд строится на продвижении современного искусства – в разных его проявлениях, иногда не популярных у рядовой зрительской аудитории.

Более того, культурная политика Марата Гельмана как главного идеолога строится на программной внешней экспансии, что всегда неприятно для местного интеллектуального сообщества и вызывает отрицательную реакцию. Впрочем, отчасти и это хорошо, ибо инициирует, в свою очередь, другие события. В результате Пермь, которая всегда была более провинциальным городом, чем Екатеринбург, обладает сегодня хорошими финансовыми ресурсами для развития современного искусства, причем за счет краевого бюджета.

Вопрос: Когда такое будет возможно у нас?

Тамара Галеева: В Екатеринбурге и сейчас немало делается для развития современного искусства, прежде всего благодаря филиалу Государственного центра современного искусства (ГЦСИ). Между прочим, именно в нашем городе еще несколько лет назад был разработан и принят стратегический план развития, в котором достаточно подробно прописана культурная компонента.

Так что, мне кажется, у нас это происходит более последовательно – но, конечно, недостаточно инвестиций. Думаю, что биеннале современного искусства может существенно скорректировать имидж Екатеринбурга. Она станет мощным инструментом брендирования региона, ведь уже планируется вторая индустриальная биеннале…

Звездная закваска

уральский государственный университет ургу|Фото: Накануне.ruВопрос: В 2010-2011 учебном году факультет искусствоведения и культурологии УрГУ отмечает два юбилея – 50 лет со дня образования кафедры истории искусств на филологическом факультете и 20 лет приобретения самостоятельности. Как планируете отмечать?

Тамара Галеева: Можно сказать, у нас не просто юбилей, а юбилейный сезон. Мы открыли выставочную программу экспозициями "Rolling art" и "Лев Эппле – мечтатель большого города". Авторами первой являются наши выпускники Татьяна и Александр Степановы, куратором второй – наш старейший преподаватель Владимир Антонович Черепов.

Основные события планируются весной, когда состоятся "Весенние искусствоведческие чтения памяти Б.В. Павловского" и "Культурологические чтения памяти В.И. Колосницына". Все другие события, которые будут проходить в этот промежуток, будут праздничными.

Поэтому сейчас удвоенное внимание к нашим студентам и выпускникам. Готовятся несколько студенческих выставок. На одной из них будут представлены фотографии, созданные на спецсеминаре известного фотохудожника Эльдара Зиганшина. На другой – рисунки, гравюры, живописные композиции, выполненные на учебных занятиях в лаборатории художественных практик. На фотовыставке "Визуальная перцепция" свои работы покажут и преподаватели.

Вопрос: Каков он, нынешний студент факультета искусствоведения и культурологии?

Тамара Галеева: Студенты все очень разные. Как мне видится, это обаятельная девушка в возрасте от 17 до 23. Она чутка к явлениям культуры и искусства, но в то же время деятельна, быстро откликается на творческие призывы.

Это меня очень радует, поскольку студентам у нас есть, где себя проявить. Они курируют выставки и сами их делают – например, музей старика Букашкина сделан руками студентов. Наш студент хорошо адаптируется к изменениям в окружающем мире, ему многое интересно.

Вопрос: Видны ли среди нынешних студентов будущие "звезды"?

Тамара Галеева: Да, таких видно сразу. Блеск в глазах – самое первое, что замечаешь в них, они открыты, желают все попробовать и сделать все своими руками. Как правило, это студенты, которые успевают учиться на должном уровне и делать свои проекты. Мы стараемся их поддерживать, но, конечно, не развивать звездную болезнь.

Существует мнение, что искусствоведы и культурологи – этакие расслабленные, не приспособленные ни к чему мечтатели-романтики. Этот стереотип устарел, сейчас все наоборот: это организованные и целеустремленные студенты, они уже с первых курсов думают, чем будут заниматься в научном плане.

Вопрос: Пока они учатся, вы им помогаете. Но как быть, когда двери университета закрылись за спиной?

Тамара Галеева: В том или ином виде мы помогаем и после окончания университета: поддерживаем профессиональные и научные связи, рекомендуем на известные нам в учреждениях культуры вакансии, консультируем, реализуем совместные творческие проекты. Конечно, чтобы в сфере культуры и искусства добраться до определенных высот или добиться стабильности, необходимо очень много работать. Очень важно найти творческую среду или создать ее самому.

Я спокойно отношусь к тому, что наши выпускники работают не прямо в сфере искусства. Он может хоть продавать недвижимость, но способен делать это лучше других. Потому что свой "продукт" он продвигает интереснее многих. Ему всегда есть о чем поговорить с клиентами, в нем остается "креативная закваска", творческий компонент.
 

Беседовала Таисия Исхакова
 

add_circle ОБСУДИТЬ (1)


Читать все комментарии (1)


Добавить комментарий:

Тамара Галеева: Художники начинают искать выход из медиа-пустыни…

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *





Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Голосование

Последние аварии в космосе - это следствие:

Результаты 398