22 Июня 2024
search

На Урале показали трофейную технику НАТО

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
erid: LatgBUeC9
youdo.com


Imperial & Legal - получение гражданства и резидентства за инвестиции, а также иммиграция в Великобританию

Аналитика все материалы


Общество В России

Без нового министерства, но с оргнабором: о контурах миграционной реформы

Проблемы миграционной политики обострилась после трагических событий в "Крокусе". Сегодня за работу с мигрантами отвечает Министерство внутренних дел, но до публикации назначений и оглашения перестановок в правительстве теплилась надежда, основанная на различных высказываниях, что в стране появится отдельное министерство по этим необъятным, деликатным и неудобным вопросам.

Министерства не будет, но будет реформа? По крайней мере, кандидат на должность министра внутренних дел Владимир Колокольцев объявил, что МВД готовит реформу регулирования миграции и контроля за пребыванием мигрантов. Что нужно менять в системе, какими будут контуры будущей реформы — об этом рассказал первый заместитель председателя комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин. Подробнее — в материале Накануне.RU.

Решать проблему с мигрантами, гастарбайтерами и гражданами СНГ, проживающими на территории РФ, нужно с основ, а именно с определения — сколько же всего в нашей стране иностранцев. Четкого ответа на этот вопрос нет. До пандемии и до 2022 года по статистике ООН в России постоянно находилось 11 млн иностранцев. По этим показателям Россия входит в число государств с высоким присутствием иностранных граждан, что эксперты объясняют прежде всего развалом СССР, наша страна до сих пор оставалась притягательной для ищущих работу выходцев из СНГ.

Сегодня данные статистики разнятся от ведомства к ведомству. По официальным данным, в Россию за 2023 год въехало 12 млн 75 тыс., а на миграционный учет было поставлено 9 млн 800 тыс. из тех, кто въехал, количество трудовых мигрантов колеблется на уровне 3 млн человек. Есть и нелегальные мигранты, рассказал Константин Затулин:

"У нас были дискуссии по этому поводу, на самом деле, численность мигрантов в нашей стране всегда уточняется, данные, которыми мы располагаем, — это данные МВД. В ноябре прошлого года первый замминистра МВД Александр Горовой на наших закрытых слушаниях называл цифру 650 тыс. человек нелегальных мигрантов. Кто-то называет другие цифры, говорят о 1,5-2 млн. В любом случае, если сложить все возможные варианты, более-менее правдоподобные, речь идет о том, что у нас примерно 5-6 млн иностранцев пребывает на территории Российской Федерации в данный момент, часть из них работает, часть нет, являются членами семей или даже нелегальными мигрантами. Много это или мало? Это много".

Рейд по мигрантам в Екатеринбурге и Березовском(2024)|Фото: пресс-служба ВСУ СК России по ЦВО

Такое количество иностранной рабочей силы внутри страны объясняется потребностями экономики. По данным Минтруда, у нас 2,5 млн вакантных рабочих мест. 90% предприятий или 85% всех существующих производств жалуются на нехватку трудовых кадров. Затулин сетует, что когда он озвучил такие цифры в Госдуме и признал, что от зависимости от мигрантов пока мы не можем избавиться, его обвинили в том, что он лично выступает за то, чтобы завести в страну еще более 2 млн гастарбайтеров.

"У меня никогда не было таких планов, тем более ни один мигрант не может похвалиться или огорчиться по тому поводу, что я его привез в Российскую Федерацию или лоббировал его переселение сюда и получение им патента, — говорит Константин Затулин. — Мы много пишем депутатских запросов, писем, вы можете проанализировать. Тем не менее, при 72 млн работающих официально у нас примерно 3-4 млн — это те иностранцы, которые у нас работают. Сколько это представляет собой в общем массиве? Примерно 4% трудоспособного, работающего населения".

При этом эксперт со ссылкой на министра МВД Колокольцева приводит и другие цифры — по количеству преступлений и в общем масштабе всех правонарушений всего 4% было совершено иностранцами. Это немало, но и не стоит демонизировать ситуацию, опускаясь до ксенофобии, просит Константин Затулин — просто вопрос не столько в преступности, на чем акцентирует внимание МВД в силу специфики, проблем и без того хватает. Чтобы решать их своевременно, Затулин предлагает пересмотреть концепцию государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019-2025 годы, подписанную президентом и действующую на настоящий момент. А затем нужно разработать стратегию миграционной политики с ближними и долгосрочными целями.

"Надо исходить из того, что миграция трудовых ресурсов — это вынужденная на постсоветском пространстве мера, в условиях демографического спада, войны с Западом и СВО на Украине, для предотвращения дальнейшего сбегания людей из стран СНГ и Евразийского союза, трудовая миграция должна быть не проблемой, а инструментом социально-экономического развития России. Надо избавляться от миграционной зависимости. Она никого, в том числе меня, не радует", — говорит Константин Затулин.

Так что в общих чертах стоит предпринять? Естественно, нужно поднимать производительность труда, для этого восстанавливать профтехобразование, которое встало на пути заполнения трудовых вакансий. Нужно отказаться от иллюзий — мы не заменим сегодня мигрантов роботами, так же как роботы на заменят нам врачей или учителей. Путь к порядку в миграционной политике тернист и пролегает через организованный набор трудовых ресурсов в странах СНГ, который должен прийти на смену хаосу и бесконтрольности. А это значит:

  • Нужно право соотечественников на репатриацию, то есть на возвращение на Родину. Для этого нужно внести ясность в определении "российский соотечественник за рубежом": выходец, либо потомок выходцев с территории современной РФ, либо кровный, знающий русский язык родственник, принадлежащий по национальности к народам, исторически проживающим на территории России.
  • Нужно составить список исторических или коренных народов России, он должен быть официально утвержден.
  • И необходимо рассматривать не один, а корпус законов, когда заходит речь о миграционной политике. У нас их семь, считает эксперт: закон о миграционном учете, о въезде-выезде, закон о правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации, закон о гражданстве Российской Федерации, о государственной политике в отношении соотечественников за рубежом, о беженцах, закон о вынужденных переселенцах.

"В несколько из этих законов я внес поправки, которые до сих пор, к сожалению, не рассмотрены Государственной думой. Потому что на их счет есть отрицательное заключение правительства. В 2021 году я внес закон о репатриации, в декабре 2021 года правительство ответило своим отрицательным отзывом на этот закон, смысл которого сводился к тому, что репатриация нам, как термин, как направление деятельности не нужна".

Дело в том, что в России с 2006 года действуетгосударственная программа содействия добровольному переселению соотечественников в Россию, и многие законодатели уверены, что этого вполне достаточно, а репатриация — "не наш термин" и необходимости в ней вообще нет.

Рабочий на стройке(2023)|Фото: Накануне.RU

"Прошло несколько лет, случилась СВО, и 22 ноября прошлого года президент Владимир Путин подписал указ о дополнении в эту госпрограмму, в которой он узаконил наконец-то в нашей практике понятие репатриации. У меня есть претензии к этому указу, он мне кажется шагом в верном направлении, но неполным шагом, — продолжает Константин Затулин. — Я хочу обратить ваше внимание на один документ, который я впервые предаю гласности. Это мое письмо президенту РФ от 12 июля 2023 года. Именно это письмо Владимир Владимирович рассматривал, когда мы с ним встречались 13 июля, он удостоил меня приемом, и я излагал идеи, связанные и с репатриацией, и следующую идею о том, как должно быть организовано управление миграцией и репатриацией".

По мнению депутата, главные недостатки в государственном управлении миграции и репатриации — это коррупция и несовершенство самой системой управления. Сегодняшняя схема перекладывания всех проблем миграционной политики на МВД, как головное ведомство и не учитывающая таким образом социально-экономические, национальные, внешнеполитические аспекты миграции, давно не выдерживает критики, как и представление всех расходов на миграцию и репатриацию в разделы государственного бюджета борьбы с преступностью.

"Как вы корабль назовете, так он и поплывет. Эта путаница создает дополнительную почву для коррупции, с которой не может справиться само МВД в собственных рядах. Я считаю, что необходимо выделение управления миграцией в самостоятельное направление деятельности правительства — министерства или ведомства. И то, что этот вопрос у нас не звучал при переназначении министров, связано с тем, что нет конкретного уполномоченного лица, которое занималось бы у нас миграционной политикой, кроме Министерства внутренних дел, а кандидатуру министра утверждает Совет Федерации. Предлагаемые варианты должны при этом учитывать необходимость перехода от старой к новой отраслевой схеме управления миграции", — считает Константин Затулин.

То есть ограничиться одной реформой не удастся? Пока звучит единственный призыв о создании департамента миграционной политики в Правительстве РФ, новый орган должен и разработать, и утвердить государственную программу "Миграция и репатриация" с отражением в государственном бюджете, считает Затулин. В качестве переходного варианта — повышение статуса Главного управления по делам миграции МВД до федеральной миграционной службы, остающейся при этом как федеральное ведомство при МВД.

"Кураторство над всей миграционной политикой должен взять на себя или сам председатель правительства, или тот из его заместителей, для которого оно не окажется второстепенным поручением. Я не хочу никого упрекать, я с уважением отношусь и голосовал за всех заместителей председателя правительства, один из них — это Татьяна Голикова, которая вот уже несколько лет возглавляет правительственную комиссию по миграционной политике".

Но проблема в том, что последний раз комиссия заседала в 2023 году и расписание у нее достаточно вальяжное — обсуждают стратегию раз или два в год, что совершенно недостаточно в наше кризисное время. А евразийская интеграция на постсоветском пространстве, дальнейшее существование и развитие Евразийского союза и ОДКБ вообще невозможны при отказе РФ от свободы движения рабочей силы. По мнению Затулина, право на трудовую миграцию в Россию должно рассматриваться, как привилегия для дружественных стран, побуждающих их к углублению интеграции. И здесь не помешает даже некоторое давление — депутат предлагает для подталкивания Узбекистана и Таджикистана к членству в Евразийском союзе, в котором они сейчас не состоят, угрозой выхода РФ из подписанных нами с этими странами межправсоглашений по миграции гражданства.

"Надо рассмотреть такую возможность. Не для того, чтобы на самом деле прервать с ними связи в области миграции, а для того, чтобы подтолкнуть их к тому, чтобы они вошли в Евразийский союз, в рамках которого развивается рынок труда и капитала. Киргизия, например, состоит в Евразийском союзе, и она посылает нам своих граждан на работу, а Таджикистан и Узбекистан, посылая своих граждан, в этом Евразийском союзе не состоят. Нужно активизировать на всех уровнях работу с населением в странах миграционного исхода, то есть в республиках Закавказья и Средней Азии".

То же самое эксперт высказывает и по поводу украинцев, которые хотят жить в России. Наши бывшие сограждане по СССР имеют опыт совместного проживания — когда мы говорим о мигрантах, мы не имеем в виду французов или немцев, речь прежде всего о соседях. Конечно, при этом необходимо усовершенствовать контроль за въездом, выездом, применением цифровых профилей, внедрение дактилоскопии. Не стоит отказываться и от проведения показательных процессов над нарушителями трудового законодательства, как со стороны предпринимателей, так и со стороны лоббистских структур, наживающихся на нелегальной миграции, завозе мигрантов.

К тому же стоит заняться регулированием переселения, как собственных, так и иностранных трудовых ресурсов в трудонедостаточные регионы РФ. Установить для этого необходимые на федеральном, региональном уровнях льготы.

"Надо перестать прятать голову в песок, уходя от своевременного решения миграционных проблем, и первая проблема — что нет ни министерства, ни ведомства. МВД — это министерство полиции, а не внутренних дел. Я не хочу их обижать, у них много других дел, просто руки до этого не доходят. Но они даже с коррупцией в своих рядах не могут справиться. Они не могут разобраться, кто такие таджики, где нужны люди — в Севастополе или на Дальнем Востоке", — заключает Затулин.

При этом депутат подчеркивает, что это все лишь его личные мысли, а еще не план, который официально принят. Вопрос о создании министерства или ведомства решается сейчас даже не на правительственном, а на президентском уровне. Можно экспериментировать с реформами, но в сегодняшней ситуации это достаточно рискованно. Миграция — это более широкий социальный и экономический процесс, чем это принято считать, и это процесс, которым не может заниматься одно лишь "министерство полиции".


Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС