01 Декабря 2022
search

ВС РФ уничтожили около 200 польских наемников

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Аналитика все материалы

С экономикой России всё не так плохо, как могло быть. В чем причины?

Несмотря на критику финансово-экономического блока правительства, им удалось реализовать важнейшие задачи.

▪️ Стабилизация инфляции. В настоящий момент инфляция в России опустилась до 12.4% г/г – это вдвое лучше, чем в странах Прибалтики, в 1.5 раза лучше, чем в среднем по Восточной Европе и соответствует инфляции в ведущих европейских стран. В Германии – 11.6%, в Италии – 12.8%, в Бельгии – 13.1%, в Нидерландах – 16.8% г/г.

При этом в Европе восходящий инфляционный импульс, тогда как в России с 20 апреля по 15 сентября наблюдалась дефляция, с 20-х чисел сентября умеренная инфляция, укладывающаяся в допустимые пределы 4-5% годовых.

Есть основания полагать, что весной 2023 инфляция в России впервые окажется ниже, чем в США.

Помимо стабилизации фактической инфляции удалось взять под контроль инфляционные ожидания бизнеса и населения, что позволило сбалансировать спрос и предложения, исключая образование критического дефицита товаров, что в условиях санкций могло усугубить ситуация, раскручивая инфляционную спираль.

▪️ Стабилизация банковской системы. Ужаса не произошло, нет даже близко коллапса банковской системы. Прогноз структурного профицита ликвидности на конец 2022 составляет 3.3-3.9 трлн руб, что соответствует лучшему периоду 2021 – это очень хороший показатель, что позволяет банкам более ювелирно управлять стоимостью фондирования (в основном через привлеченные депозиты) в соответствии со своими потребностями.

Кризис 2014-2016 отличался критическим структурным дефицитом ликвидности объемом до 7 трлн руб. Да, 2022 может стать очень плохим с точки зрения финансовых показателей (банковская отчетность закрыта), но нет ни одного крупного банка, который рухнул и нет банка, находящегося в фазе ползучего банкротства, а в 2014-2017 это было привычно.

▪️ Платежная система функционирует штатно, несмотря на беспрецедентные финансовые ограничения не только через полное закрытие кредитных линий иностранных банков в пользу российских, но и через заморозку активов и ограничения платежной инфраструктуры, в том числе через SWIFT.

Надо признать, что за весь период после СВО не выявлено ни одного крупного системного сбоя в обслуживании платежной, рассчетно-кассовой инфраструктуры – все работает штатно. Банки – это кровеносная система экономики, без кредитных инструментов, без РКО и платежных функций экономика не сможет существовать, но краха избежали.

▪️ Валютный контроль – скорость реагирования Банка России на западные санкции была молниеносной в режиме реального времени. Обычно ЦБ, как бюрократическая, консервативная и тяжеловесная структура ранее действовал с большим опозданием, но не в этот раз. Это позволило заблокировать иностранные активы, что с одной стороны дало платформу для переговорной позиции в рамках заблокированных российских активов (это сдерживает экспроприацию российских активов со стороны Запада).

С другой стороны, валютный контроль не дал обвалить российские активы, опустошив и ликвидировав позиции и доверие участников – резидентов российского рынка.

▪️ Стабилизация валютного рынка. Что хорошо для экономики - слабый рубль или перекреплённый рубль?

Слабый рубль разрушает доверие к национальной валюте, дестабилизирует банковскую систему, провоцирует отток капитала, разгоняет инфляцию.

Переукрепленный рубль разрушает экспортный потенциал экономики, обрушает маржинальность и как следствие инвестиционный потенциал экспортеров, снижает доходы бюджета и подрывает промышленный сектор.

Я в мае-июле написал десятки статей про рубль и вред крепкого рубля. Все так, но, с другой стороны, переукрепленный рубль позволил стабилизировать инфляцию и банковскую систему. Нужен баланс!

Здесь отмечу, что с точки зрения композиции факторов риска, текущий курс рубля несет больше издержек, чем пользы – однозначно. Основные поставщики ликвидности в российскую экономику – это экспортеры, которые терпят бедствие с точки зрения финбалансов, особенно металлурги.

▪️ Стабилизация валютного рынка. В марте были риски, что рубль уйдет к 150, а в конце года многие ставили на курс 200 руб за доллар. Негативные валютные ожидания примерно также разрушительны, как высокие инфляционные ожидания, т.к. обуславливают мотивы и действия экономических агентов.

Это могло бы подорвать устойчивость системы. Поэтому то, что взяли валютный рынок под контроль в условиях, когда был выбит основной инструмент контроля (механизм валютных интервенций) – это положительный момент.

▪️ Стабилизация кредитных рынков. Центробанк не стал совершать глупость, которую совершил в 2015, когда после резкого повышения ставки подтупливал больше трех лет (!) для нормализации ставки в соответствии с макрофинансовыми балансами и запросами экономики.

Тогда задержка в смягчении денежно-кредитной политики дорого стоила для экономики – кредитование было заморожено на три года, банковская система погрузилась во тьму, просрочки резко выросли, а экономика пребывала в затяжной рецессии, где потребление домохозяйств рухнуло в темпах, соответствующим кризису 98 года. Для населения это был сильнейший кризис за 20 лет.

На этот раз Центробанк действовал оперативно – цикл смягчения начали с 12 апреля на 3 п.п., далее еще 3 п.п. в начале мая и еще столько же в конце мая. За три месяца ЦБ снизил ставку на 9 п.п. – это рекордное смягчение в истории.

С сентября ставки на уровне 7.5% – это выше, чем необходимо, учитывая масштаб задач, стоящих перед страной, но учитывая программы льготного кредитования системообразующие структуры получают рублевые кредиты уже дешевле, чем долларовые кредиты в США!

Ипотечные ставки впервые в истории в России стали ниже, чем в США, а темпы кредитования резко ускорились с июня сразу, как только ЦБ опустил ставку до 11% и кредитование продолжило активно восстанавливать с августа после снижения ставки до 8%.

Без оперативных маневров Банка России по смягчению финансовых условий, экономика могла бы низвергнуться в жесткий кризис, учитывая тотальное отсечение от внешних рынков капитала. Да, облигационный рынок еще закрыт, но экономические агенты используют кредитные каналы для закрытия кассовых разрывов и насыщения ликвидностью в рамках реализации инвестиционных планов и инфраструктурных проектов.

Нельзя отрицать восстановление кредитования с июня, ровно как нельзя игнорировать рекордный рост денежной массы, основной которому является кредитование юрлиц.

▪️ Стабилизация долговых рынков, как корпоративного, так и государственного. Хорошо помню середину марта, когда многим профессиональным участникам финансового рынка казалось, что долговые рынки лучше не открывать, а если откроются – это будет полный коллапс с неизбежным обвалом банков, как основных держателей облигаций. Ничего подобного. Все работает в рамках допустимого, система полностью сбалансировалась.

Да, ликвидности на рынке мало и рынок капитала пока закрыт для крупных размещений, но доходности облигаций в полной мере соответствуют денежному рынку – спрэды на минимальном уровне. Более того, спрэды между облигациями в рублевой и долларовой, евро зоне находятся на историческом минимуме. Когда последний раз такое было, чтобы спрэд был всего 4 п.п. (8-9% доходности в России против 4-5% на крупнейших западных рынка)?

▪️ Удалось избежать краха рынка акций и необходимости использования 1 трлн руб из ФНБ на поддержку рынка. Да, капитализация многих компаний ниже, чем в момент сильнейшего в истории России обвала рынка 24 февраля, но в целом удалось найти разумный баланс в соответствии с корпоративными и макроэкономическими перспективами.

Рынок, как и участники торгов адаптируются к новым условиям жизни без иностранных инвесторов, внешних бенчмарков и обслуживания внешней повестки. Теперь варимся в собственному соку, но этот тот путь, который необходимо пройти, чтобы приобрести необходимую автономию и умение выстраивать собственную модель ценообразования активов.

Вступление мира в сильнейший кризис с времен Великой депрессии происходит без участия России, т.к. санкции позволили на 1.5 года ранее обрубить связи с недружественными странами, таким образом, изолировав Россию от токсичного влияния разрушительных финансовых и экономических процессов в странах Запада.

Что ожидали? Многие пророчили в феврале-марте коллапс экономики России в 9-10%, и тогда это считалось хорошим сценарием. Прогнозировали гиперинфляцию в десятки и сотни процентов, рубль по 200, набеги на банки, коллапс банковской системы, экстремальный рост просрочек и кредитное сжатие, уничтожение долгового рынка и акций, паралич платежной системы со всеми вытекающими последствиями.

Что имеет в итоге? Кредитование до новостей по мобилизации почти восстановилось до докризисного (по объему выдачи в денежном выражении), просрочки по кредитам хоть и растут, но в рамках нормы (учитывая обстоятельства), банки в условиях профицита ликвидности, крупных дефолтов нет, облигации и акции стабильны, рубль переукреплен и нуждается в ограниченном ослаблении.

▪️ Рубль стал самой крепкой валютой в мире (пусть это и технический, ограниченный во времени процесс, в 2023 подобного не будет).

▪️ Инфляция в России соответствуют крупнейшим развитым странам мира при беспрецедентном масштабе санкций и практически полной финансовой и торговой блокаде. В развитых странах продолжается восходящий импульс инфляции, тогда как в России инфляция соответствует 4-5% годовых. В начале следующего года инфляция в России может быть ниже, чем в США.

▪️ Стоимость рублевого фондирования (кредитования) стала сопоставима с долларовым кредитованием в американских банках – впервые в истории между прочим!

▪️ Экономика покажет всего 3-3.5% снижения по итогам года, что можно считать отличным результатом в контексте обстоятельств.

▪️ Бюджетный баланс федерального правительства РФ может быть исполнен с символическим дефицитом в 1.7-2 трлн руб по итогам года (менее 1.4% от ВВП). Правительству удалось достаточно рационально использовать ресурсы, полученные от краткосрочного периода аномально высоких цен на нефть и газ. Обычно развитые страны при подобных шоках лупят по 15-20% вертолетной ликвидности, у нас на порядок меньше.

Хотя все вышеуказанные процессы временные – бюджетный дефицит резко вырастет в 2023, есть риски паралича частных инвестиций в условиях неопределенности (эти процессы ранее описывал), рубль ослабнет в следующем году, инфляционное давление может быть выше ожидаемых 6-7% и очень много вопросов по экспортному потенциалу в условиях эмбарго. Экспорт будет резко снижаться, как в физическом, так и в денежном выражении. Заместить европейское направление азиатским невозможно технически – это нужно понимать.

Я не касаюсь военно-политического аспекта (самый сложный вопрос), но с даже в рамках экономики проблем впереди необычно много. Основная проблема – это дефицит квалифицированных кадров, невозможность компенсации, замещения технологического разрывы, проблемы в логистике и в доступе к комплектующим и элементной базе технологических отраслей из-за санкций, что затруднит производство в рамках средних и высоких переделов.

Могут быть проблемы в строительном секторе, а уже сейчас металлурги находятся в очень сложном положении в плане рентабельности.

Проблем много, но нужно отметить хорошую работу финансово-экономического блока правительства в условиях беспрецедентного шока по причинам, описанным выше. Текущие условия неплохие, могло быть прям совсем плохо.

Пожалуй, было две глупости – это рост ставки в феврале до 20%, но глупость признали и быстро исправили, и более выраженный идиотизм – открытие рынков 24 февраля, что не должно быть по умолчанию (это уже не исправить).

Spydell_finance



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС