01 Декабря 2022
search

ВС РФ уничтожили около 200 польских наемников

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Аналитика все материалы

Константин Семин: Внешне спокойный Китай разрывают внутренние штормы

В Китае продолжается съезд Коммунистической партии Китая (КПК), где уже состоялось одно из главных мероприятий — лидер Си Цзиньпин зачитал доклад и обозначил векторы развития на будущее. Однако, как отмечают обозреватели, речь вождя была несколько абстрактна, а актуальные события никак не обозначены — ни события вокруг Тайваня, ни конфликта на Украине, возможные противники или союзники тоже упоминаются лишь отдаленными намёками — нет упоминаний ни США, ни России. Зато есть общие направления, обозначение рисков и вызовов, есть призыв к обновлению партии и рассуждения о победе коррупции. А ещё Си Цзиньпин призывает "построить современную социалистическую страну, процветающую, сильную, демократическую, культурно развитую и гармоничную" к 2049 году, к столетию КНР. Почему же товарищ Си так абстрактен в своем докладе, какие внутренние проблемы надрывают Китай при внешнем спокойствии — об этом своим мнением с Накануне.RU поделился политический обозреватель Константин Сёмин.

— Речь Си Цзиньпина не даёт ни одного намёка на то, назрели ли противоречия внутри политической элиты Китая, или делает ли Китай кому-то последнее китайское предупреждение. Ничего этого не было. Вся риторика по поводу Тайваня абсолютно, до буквы, один в один повторяет то, что говорил на предыдущем съезде сам Си Цзиньпин, когда не было ещё никаких пролетающих над Тайванем Пелоси, и то, что говорили его предшественники тоже.

То есть это неизменная позиция: Тайвань — дело китайцев, китайцам решать, что будет с ним, и курс Коммунистической партии Китая, и в целом Китайской народной республики — на мирное воссоединение. Когда это воссоединение произойдёт — не уточняется и не уточнялось никогда.

Я думаю, что это такая герметичная капсула, в которой находится китайский политический процесс, это один из способов защиты китайской элиты, правящего класса от недружественной конкуренции. Поэтому никаких сигналов и намёков вовне, я думаю, на этом съезде и быть не могло.

Другой вопрос — как эти нейтральные слова будут соотноситься с делами? С моей точки зрения, по крайней мере, до марта, когда должна пройти сессия Всекитайского собрания народных представителей — окончательно ей предстоит утвердить Си Цзиньпина на посту руководителя государства, никаких радикальных шагов применительно к тайваньской проблеме сделано не будет.

У Китая много сложностей во внутренней политике и экономике сейчас. Экономический рост очень скромный — от 2,5% до 3,5% — такой рост не в состоянии решить насущные задачи китайского руководства, главные из которых — это удержание социальной стабильности. Китайское общество стабильно, не захлёбывается от тысяч и тысяч акций протеста и забастовок, а их в Китае проходит много, мы просто о них мало знаем. Эта стабильность сохраняется при росте экономики минимум в 6%. При показателе меньше 6% начинает остро вставать проблема безработицы — и она сейчас действительно очень важна в Китае, среди молодёжи безработица достигает 19,5%. То есть каждый пятый молодой китаец находится в поиске работы или работы просто не имеет. Это всё тоже создаёт очень серьёзные внутренние вызовы. Вместе с тем гигантский пузырь, надувшийся на рынке китайской недвижимости, продолжает сдуваться. Всё новые и новые корпорации находятся на грани банкротства.

Коллаж, Си Цзиньпин, Китай, КНР, Великий шелковый путь(2021)|Фото: <a  data-cke-saved-href='https://www.nakanune.ru/' href='https://www.nakanune.ru/'> Накануне.RU </a>

Естественно, есть и внешние проблемы, внешние угрозы, с которыми КНР вынуждена сталкиваться сейчас или будет сталкиваться в будущем — и это не только Тайвань, это и сложная ситуация в Южно-Китайском море, где у Китая есть территориальные споры практически со всеми соседями – от Вьетнама до Филиппин; это ситуация в Мьянме, где продолжается гражданская война с участием международных "партнёров" Китая, в которой Китай вынужден участвовать, потому что Мьянма для китайского капитала — стратегически важный плацдарм, важная транзитная территория; вызовом для Китая, безусловно, являются события в Иране, потому что Иран — один из важных поставщиков энергоресурсов в Китай, от которых китайская экономика зависит; есть, безусловно, и корейский кризис, готовый взорваться в любой момент обострением вдоль 38-й параллели, и здесь без Китая, клиентом которого является сегодня Корейская народно-демократическая республика и в смысле экономики, и в смысле военной поддержки, не обойдётся тоже.

Китайское руководство, как мы понимаем, выражает интересы правящего класса в Китае, и класс этот, вопреки декларациям, о чём говорит множество свидетельств, — это не класс рабочих и крестьян, это не класс китайских пролетариев — это класс буржуазии, китайской олигархии, возникшей после реформ Дэн Сяопина и слившейся с китайской номенклатурой, бюрократией. И не в интересах этого конгломерата играть на обострение.

Разумеется, понаблюдав за тем, как проводились все операции на Украине, начиная с февраля, китайское руководство не может не задуматься о том, какими могут быть последствия для него в случае, если аналогичный кризис будет развязан в Юго-Восточной Азии. Поэтому стратегия китайского руководства на ближайшие месяцы, я думаю, будет прежней: выжидание в надежде на то, что всемирный экономический кризис (частью которого является и китайский кризис) ослабит Соединённые Штаты, ослабит их хватку, и рано или поздно сделает возможным либо сделку, либо создаст более выгодные для Китая условия для конфронтации.

А вот удастся ли достигнуть поставленной к 2049 году цели — очень сложно сказать. Если начнётся какой-нибудь где-нибудь ядерный "обмен", то никому ничего не удастся добиться. Если мировой экономический кризис будет усиливаться, всё больше будут рваться международные торговые цепочки, то это осложнит достижение цели, поставленной китайским руководством перед страной и народом — целей построения общества средней зажиточности. Тем не менее, все эти цели раньше проговаривались, они давным-давно ведут этот процесс, и главный вопрос — насколько слова соотносятся с реальностью. Как мы понимаем, соотносятся они не очень.

И даже те неоспоримые, казалось бы, успехи, на которые Си Цзиньпин в своём докладе ссылался — извлечение миллионов людей из бедности, борьба с коррупцией, победа над неграмотностью — даже такие вещи при ближайшем рассмотрении могут выглядеть весьма двусмысленно, потому что бедность в Китае — это 2,5 доллара в день. И если ты начинаешь жить на 3,5 доллара в день, то тогда можно считать, что статистика выправляется. Как вы понимаете, это всё-таки ещё очень далеко от того, чтобы выстроить общество зажиточное, как того хотят китайские "коммунисты", или уж тем более социалистическое.



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС