22 Апреля 2024
search

Чиновник в кабинете, а не "в сапогах"

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Политика В России

Путин усложнил систему "сдержек и противовесов": эксперты обнаружили у президента и свое "большое правительство", и "политбюро 2.0" - аналог ЦК КПСС

У президента Владимира Путина появились собственные "большое правительство" и "политбюро 2.0". Об этом говорится в докладе холдинга "Минченко Консалтинг", опубликованном во вторник, передает корреспондент Накануне.RU. Выводы основаны на результатах опроса более 60 экспертов – представителей политической и бизнес-элиты страны. По мнению экспертов, никаких противоречий между Путиным и Медведевым нет (но и тандема фактически нет), все встроено в усложнившуюся "вертикаль власти", арбитром в которой выступает Путин. С одной стороны, он реализовал свою "давнюю мечту" - внедрил американскую модель, при которой президент руководит исполнительной властью, с другой - воссоздал "политбюро", "ЦК КПСС 21 века". 

В докладе отмечается, что к третьему срока президентства Путина традиционная схема создания системы элитных "сдержек и противовесов" была усложнена: внутри Администрации Президента создан фактически резервный по отношению к правительству "пульт управления" в лице помощников президента и контролируемых ими профильных управлений. По своему кадровому наполнению эти управления могут конкурировать с министерствами и департаментами правительства по скорости прохождения бюрократических процедур. При этом существуют и альтернативные Администрации Президента (АП) центры формирования кадров – к примеру, переместившаяся в правительство команда Владислава Суркова, оттесненная в данный момент от управления внутренней политикой, но при необходимости готовая вновь вернуться к реализации этой функции.

Президент сформировал ряд новых комиссий (в том числе по ТЭК и по контролю за исполнением собственных предвыборных обещаний), в которые входят как министры, так и представители АП. Тем самым демонстрируется контроль президента и над правительством, и над администрацией. Фактически реализована давняя мечта Путина – внедрить в России американскую модель, при которой президент руководит всей вертикалью исполнительной власти (своеобразное "большое правительство"), отмечают эксперты.  

При сохранении уже существующих групп влияния Путин экспериментирует с введением на поле новых игроков, которые выступали бы в роли или аполитичных исполнителей-технократов, завязанных лично на него (к примеру, министр МВД Колокольцев и министр экономического развития Белоусов), или в качестве носителей альтернативных политических платформ (дихотомия "Народный фронт" - "Единая Россия", квазиоппозиционные проекты Алексея Кудрина и Михаила Прохорова, "тематические" провластные проекты Рогозина, Холманских и Якеменко). В сферах влияния крупных элитных кланов при поддержке президента обеспечивается автономия отдельных игроков (к примеру, Сергей Кириенко  в сфере влияния группы банка "Россия" и гендиректор "Уралвагонзавода" Олег Сиенко внутри группы Сергея Чемезова).

В докладе отмечается, что продолжился процесс фрагментации элитных групп и выделения из них новых игроков (к примеру, заметны рост самостоятельности Сергея Шойгу, исторически связанного с "семейной группой", и дистанцирование ряда силовиков от Сечина).

В данный момент, как говорится в тексте доклада, правящая элита, помимо решения собственно управленческих задач, ориентирована на то, чтобы обеспечить свою устойчивость на длительном временном промежутке. Для этого ей необходимы: конвертация власти в собственность (через новый этап приватизации, использование бюджетных средств и преференций со стороны властных структур для развития прибыльных бизнесов, создания новых "рент"); обеспечение передачи обретенной в 1990-2000-х годах собственности по наследству, легитимация приобретенной собственности, как в России, так и за рубежом.

Второй задачей правящей элиты является укрепление составляющей ее коалиции, отсев нежелательных членов и ограниченное привлечение новых.  

Система должна периодически создавать стимулы для перераспределения благ в пользу успешных и отличившихся членов коалиции. Представляется, что основу механизма перераспределения собственности составят три больших проекта:

1. Новая приватизация;
2. Большая Москва;
3. Развитие Сибири и Дальнего Востока (в различных организационных формах).

Буквально в первые же месяцы нового президентства Путина технология реализации этих проектов и даже сама их судьба стали предметом ожесточенных схваток групп, входящих в окружение главы государства.

По мнению авторов доклада, внутри путинского "большого правительства" заложен целый ряд структурных противоречий, в том числе, чрезмерный объем полномочий ряда вице-премьеров, конкуренция за контроль над финансовым блоком между Сердюковым, Шуваловым и бывшей кудринской командой, аппаратная конкуренция за контроль над ТЭК, борьба за влияние между Минкомсвязи и новым управлением в АП, возглавленным бывшим министром Щеголевым, усугубляемая тем, что министерство уступило ряд важных полномочий недавно созданному профильному агентству.

Механизмом разрешения этих и иных аппаратных противоречий является неформальный орган – путинское "Политбюро 2.0", утверждается в докладе.

"Правящая элита России может быть описана в модели советского коллективного властного органа - Политбюро ЦК КПСС. Подобная система коллективной власти квазиинституциональна с точки зрения национальных государств, но эффективна с точки зрения логики "естественного государства". Процесс властвования нацелен, в первую очередь, на поддержание сложившегося межкланового баланса. Российская власть отнюдь не является жесткой вертикальной структурой,  управляемой одним человеком. "Вертикаль власти" не более чем пропагандистский  штамп. Российская власть — это конгломерат кланов и групп, которые конкурируют друг с другом за ресурсы. И роль Владимира Путина в этой системе остается неизменной - это роль арбитра и модератора, но арбитра влиятельного, слово которого в конфликтных ситуациях, по крайней мере, пока, остается решающим", – отмечают эксперты.

По их мнению, ключевые ресурсы президента, кроме его поста, - это личные доверительные отношения с главными элитными игроками внутри и вне страны, сохраняющийся рейтинг доверия у населения. Сфера прямого контроля Путина – вопросы долгосрочных газовых контрактов, управление газовой отраслью и, собственно, "Газпром", а также контроль над системообразующими банками (ВЭБ, ВТБ, Сбербанк).

Специфика "Политбюро 2.0" заключается в том, что оно, во-первых, практически никогда не собирается на общие совещания. Во-вторых, формальный статус его членов не всегда соотносится с реальным влиянием на процесс принятия решений. И в-третьих, вокруг "Политбюро 2.0" сформировались несколько элитных кругов, которые можно условно обозначить как "силовой", "политический", "технический" и "предпринимательский", утверждается в докладе. Эти круги, с одной стороны, являются опорой "Политбюро 2.0" в процессе властвования, а с другой стороны, сами соперничают друг с другом за влияние на "Политбюро 2.0", в том числе "выдвигают своих кандидатов на вхождение в него". Вместе с административными кланами, сохранившимися с 1990-ых, они образуют аналог ЦК КПСС XXI века.

В качестве полноправных членов "Политбюро 2.0" авторы доклада обозначили лидеров крупных элитных групп, имеющих свои позиции как в бизнесе, так и в госструктурах (причем и федерального, и регионального уровня) и выступающих в роли постоянно действующих игроков политико-экономической сцены. Косвенным фактором, свидетельствующим о принадлежности к узкому кругу лиц, напрямую влияющих на ключевые решения, является активное участие в серии назначений губернаторов, прошедшей в первые пять месяцев 2012 года. В число этих фигур вошли: Дмитрий Медведев (членом "тандема" его почему-то уже не называют), растерявший большую часть "колиции поддержки второго срока", но взамен получивший возможность создать собственную группу с самостоятельным экономическим базисом и такой немаловажный инструмент, как партия "Единая Россия"; Сергей Иванов, сохранивший положение доверенной фигуры Путина, призванной обеспечивать внутриэлитный баланс в рамках Администрации Президента; глава "Роснефти" Игорь Сечин, обладающий обширным, но неформализованным влиянием (его стремление стать основным игроком в сфере ТЭК наталкивается на мощную оппозицию со стороны не только частных компаний, но и других "членов Политбюро" - Геннадия Тимченко и Юрия Ковальчука, отмечается в докладе); собственно тандем Геннадия Тимченко и Юрия Ковальчука, который выступает в роли альтернативного Сечину полюса влияния в ТЭК; группа Сергея Чемезова, которая является сегодня доминирующим игроком в сфере ВПК (однако ее влияние ограничивается неудачами политических проектов группы в регионах и отсутствием громких проектов в сфере оборонки, которое усугбляется обилием скандалов по теме оборонзаказа); Сергей Собянин (он сегодня не только мэр Москвы, но и лидер номенклатурной группы, в которую входит несколько губернаторов, сконцентрированных на Урале), Вячеслав Володин – новичок в Политбюро, однако он стремительно набирает влияние, монополизировав функцию политического менеджмента; а также другие персоналии.

Любопытно отметить, кто, по мнению экспертов, вошел в так называемый политический блок "политбюро 2.0". Это фигуры, которые влияют на "идеологическое проектирование действий власти", предлагают свои варианты и сценарии развития. В него включены не только идеологи либерального курса (Кудрин, Чубайс, Волошин), но и Патриарх Кирилл, претендующий на участие в формировании государственной идеологии.
 


Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС