27 Мая 2024
search

Мертвый Пригожин победил живого Шойгу

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Аналитика все материалы


Политика В России

Путин готов воссоздать СССР, не копируя то, что "уже осталось в прошлом"?

Владимир Путин написал для "Известий" программную статью о создании Евразийского союза, которую вполне можно считать предвыборной. В начале своего президентского срока, как многие помнят, в Газете.RU Дмитрий Медведев также выступил с программными предложениями, обрамив их в статью под названием "Россия, вперед!" Не далее, как несколько дней назад, ряд экспертов, в числе которых политолог Глеб Павловский, отмечали, что программа Медведева, по сути, так и не была исполнена. Призывы к модернизации пока остались лишь на бумаге. И вот ВВП обозначил свое видение ближайшей и даже дальней перспективы. Путин многих ошарашил своей поддержкой евразийства. И, несмотря на то, что сам автор отмежевывается от мысли воссоздать СССР, как он пишет, "наивно пытаться реставрировать или копировать то, что уже осталось в прошлом", аналогия все равно напрашивается.

Казалось бы, после подобного не должно остаться сомнений в том, что между Путиным-президентом до 2008 года и Путиным-президентом после 2012 года никак нельзя ставить знак равенства. Однако лидер Евразийского движения, профессор МГУ Александр Дугин не питает оптимизма по поводу того, что заявленное Путиным удастся реализовать. "Путин – это человек, которого мы по инерции выберем, поддержим, но уже с таким большим количеством оговорок, что просто сказать: "Здравствуйте, я Путин", с Медведевым во главе списка, с этой абсолютно невнятной политикой, не получится", – рассказал Александр Дугин в интервью Накануне.RU о Евразийском союзе и геополитическом "воссоздании СССР".

Вопрос: Путин представил статью о Евразийском союзе. Сама собой напрашивается аналогия со статьей "Россия, вперед!" Медведева, программные моменты которой, по мнению многих, канули в небытие. Что Вы по этому поводу думаете?

Накануне.RU, лого, логотип (2015)|Фото: Фото: Накануне.RU Александр Дугин: Возвращение Путина в президенты на следующие 12 лет не может проходить по той же самой модели, по которой оно осуществлялось в первые два срока, просто потому, что запас легитимности, полученный за период проведения второй чеченской кампании, укрепления территориальной целостности России, на чем держался рейтинг, харизма и политический авторитет Путина, исчерпан. Сейчас можно сказать, что он почти обнулился, и его хватит только на то, чтобы прийти к власти, больше его не хватит ни на что.

Вопрос: И Путин думает, как укреплять авторитет дальше?

Александр Дугин: Поскольку Россия столкнется с очень серьезными, стратегическими вызовами, то политтехнологиями в духе Владислава Юрьевича Суркова на следующем этапе правления больше ничего совершить невозможно. Эпоха технологий вместо идеологий, пиар-кампаний вместо стратегий, шлягеров и хохм вместо национальной идеи завершилась. Это совершенно очевидно. Если Путин попытается продолжить инерционный сценарий во внутренней и внешней политике, то крах будет очень быстрым, поскольку серьезность вызовов на новом этапе несравнимо превосходит те, с которым он столкнулся раньше и с которыми он справился. Это новый цикл, и для того, чтобы утвердиться в нем, получить легитимность, Путину нужна новая стратегия. Я глубоко убежден, что единственной стратегией, которая соответствует историческому моменту, новому раскладу силу и в целом общей ориентации масс, является евразийство. Именно евразийство может быть полноценной, настоящей идеей для России, а также и стратегией, которой следует придерживаться. Такой национальной идеи в России не было – в основном, были метания между либерализмом, доминирующим в прозападных коррупционных элитах, и отдельными, непоследовательными и противоречивыми элементами национализма, которые по своей сути предполагали распад России. Поэтому я абсолютно убежден, что Путин должен опереться на евразийскую идею.

Вопрос: А что мешало сделать это раньше?

Александр Дугин: Ему препятствовали это делать, все попытки донести это до него блокировались либо пиарщиками, которые из всего делали компот или нарезку в духе клипа наркотического сознания, либо просто идеологическими врагами – либералами, западниками, которые в эпоху Медведева чуть было не подняли бунт и не совершили госпереворот, чуть ли не демонтировав Путина и путинскую систему. Если Путин хочет быть легитимным после марта 2012 года, то ему необходимо опереться на евразийство, поскольку оно соответствует и поликонфессиональному, полиэтническому характеру России, является базой для интеграции постсоветского пространства и, в рамках международной политики, обосновывает необходимость многополярного мира и создания полицентричной модели. О полицентризме все чаще говорит и Лавров, в ООН он недавно упоминал о Евразийском союзе. Это новая тема, и раньше такой союз лидерами нашей страны не упоминался. Это идея Назарбаева и наша, Евразийского движения. Евразийский союз – это уже политический проект интеграции, и ему вообще никогда не уделялось никакого места, он просто не упоминался в официальных речах. Теперь это происходит. Эта тема отвергалась окружением Путина на предыдущих этапах, которое не давало ему даже об этом упоминать. Это вычеркивалось из любых документов, этому придавался идиотский характер, это осмеивалось и так далее. Дело в том, что только один человек в администрации президента правит идеологией в стране, начиная с ельцинского периода, а не Путин и Медведев. Вот тот тандем, который надо обсуждать. Путин и человек, который руководит в стране внутренней политикой и идеологией. И от того, как Путин решит этот тандем, зависит многое. Но то, что Путин упомянул Евразийский союз, говорит об очень многом.

Вопрос: Но, согласитесь, упоминания мало для реализации политического проекта?

Александр Дугин: Конечно, озвученная концепция автоматически не даст решения всех проблем, это лишь стратегия и ориентир, поэтому многое будет зависеть от того, как она будет расписана и продумана на теоретическом уровне, и от того, как она будет воплощаться в жизнь на уровне практическом, потому что любое прекрасное начинание легко погубить негодными кадровыми ходами, чиновниками и болтунами. Для этого нужны компетентные люди, определенная решимость, в том числе, политическая воля, а с этим есть проблемы. Во-вторых, Путина могут разубедить, и это может остаться пустым заявлением. Та команда, которая ответственна за идеологические, политические вопросы в окружении Путина, имеет очень большой опыт по сведению к нулю или симуляции любых идеологических начинаний – из идеи устроят хэппенинг, пиар, и потом прикасаться к ней будет противно, мы знаем, кто этим занимается, насколько эффективно он способен превращать в балаган различные идеи.

Но, даже если допустить, что Путин всерьез считает так, как пишет, и стратегия будет должным образом оформлена, начнутся изменения курса, это не гарантирует, что все пойдет гладко. Противодействие евразийской интеграции будет оказываться колоссальное. Страны Запада будут максимально этому препятствовать, ведь это альтернативный проект мироустройства. Не исключено, что Путина заставят отказаться от этого силовым образом. Вот, что стоит на карте. За проект придется биться. По моему мнению, заявить такие вещи можно было еще в 2001 году, но можно считать, что у него были связаны руки.

Вопрос: Судя по Вашим словам, между президентом Путиным до 2008 года и президентом Путиным после 2012 года уже нельзя ставить знак равенства?

Александр Дугин: Пока мы не знаем, как получится. Если он будет продолжать ту политику, которую вел накануне 2008 года, то я думаю, это долго не протянется. Этот курс хорош на предыдущем этапе, но он сейчас нереалистичен. Путин, действующий по инерционному сценарию с опорой на полутоталитарных-полупостмодернистских технологов, никому не будет нужен. После истории с Медведевым, "Правым делом", он не будет убедителен для либералов, он будет объявлен врагом Запада. Одновременно, с таким сопровождением он стремительно будет утрачивать доверие патриотических кругов. Путин старого образца – это человек, которого мы по инерции выберем, поддержим, но уже с таким большим количеством оговорок, что просто сказать: "Здравствуйте, я Путин", с Медведевым во главе списка, с этой абсолютно невнятной политикой, не получится. Такой президент просто будет не нужен. Его точно снесет с двух сторон – по нему будут бить либералы и его не будут поддерживать патриоты. У него есть один-единственный шанс – евразийство. Я считаю, что, если Путин на следующем этапе не будет евразийцем, то его вообще не будет. Он правильно говорит, что Россия либо будет великой, либо никакой не будет. Так же можно сказать о евразийстве Путина.

Развязались ли у него руки сейчас, сбросил ли он какие-то обязательства, сказать пока, на самом деле сложно. Хочется верить, что это настоящее возрождение России, но за 15 лет накопился очень большой скепсис. Оформить все это в стратегию, мировоззрение – очень трудно, и, боюсь, на этом пути нас ждут огромные разочарования. Вы правильно говорите, что ничего из сказанного в программе "Россия, вперед!" не было за четыре года реализовано и больше не будет. Это была идея, которая осталась на бумаге, именно потому, что плохо была отстроена идеология – создавать демократию и проводить модернизацию одновременно в России невозможно. Связав одно и другое, власти обрекли себя на то, что ни одного пункта не будет реализовано. Сегодня тоже можно сказать – либо управление внутренней политики, либо евразийство. Если управление внутренней политики, то Путин ни одного шага не сделает в том направлении, которое заявляет, потому что будет полная блокада. Если евразийство – то должны быть очень серьезные изменения. Если будет попытка и оставить управление внутренней политики неприкосновенным, и евразийство развивать, то из этого ничего не получится. При этом, евразийство, конечно, не обеспечит легкую жизнь. Легкую жизнь уже ничто не обеспечит после 2012 года. Большой радости его возвращение ни у кого не вызывает – ни у Запада, ни здесь, ни у либералов, ни у патриотов. Но, если он хочет стать легитимным, ему придется опереться на евразийство.

Вопрос: Но Путин говорит о Евразийском союзе как о посредническом проекте – между Европой и странами АТР. Вам не кажется это странным? Не преуменьшает ли это роль того, о чем Вы рассуждаете?

Александр Дугин: Посреднический элемент – это правильно, потому что с чего-то надо начинать. Европа тоже не сразу строилась, и то, что она упустила политический момент в своей интеграции, сегодня дает свои результаты. На одной экономике ничего надежного не построишь. Экономика – вещь очень ненадежная и принципиально не определяющая для истории. Строить надо на основании проекта, идеи, общности исторической судьбы, на основании общей цивилизации и системы ценностей. Это серьезно, и дальше это способно выдержать любые испытания, в том числе, экономическими кризисами. Можно предполагать, что на этом могла бы сформироваться специфическая идентичность самой России. В таком случае Путину надо начать проявлять качества, которые он проявлял лишь в самом начале своего первого президентского срока, когда он выиграл войну, трудную, тяжелую, не только с чеченским сепаратизмом, но и с внутренней олигархией, с либералами, с агентами влияния Запада. Эту войну он выиграл, предотвратив распад страны. Тогда он действовал решительно и последовательно, но после этого он замер и до сих пор пребывал в каком-то анабиозе, перепоручив все основные вопросы очень сомнительному окружению. Если сейчас он хочет оставить свой след в истории, то ему придется действовать решительно. Он показал, что он может так действовать – в начале президентского срока, и, как ни странно, что он не любит этого делать – во всем остальном периоде. Сейчас наступает критический момент, когда хочет-не хочет, а придется.

Вопрос: Вы упоминаете о проекте, как политическом. Это, все-таки, своего рода вариант воссоздания СССР, несмотря на то, что Путин это отрицает?

Александр Дугин: Конечно, это не вариант возрождения СССР, потому что СССР создавался по другой идеологической модели. Но, с геополитической точки зрения, это вариант возрождения СССР. Точно так же, СССР – это продолжение царской империи, хотя любой коммунист скажет, что это нечто радикально иное. Есть разный уровень. На идеологическом уровне это не тождественные вещи, и Путин совершенно правильно и искренне говорит об этом, а с геополитической точки зрения это близкие вещи. Вопрос лишь в том, с какой стороны на это взглянуть.


Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС