24 Сентября 2021
форумfeedback
search

К 100-летию Станислава Лема

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo


Аналитика все материалы

Рухнувший мост в Екатеринбурге - это только начало?

Машины по нему не ездили, люди не ходили, в опоры, как первоначально говорили, никто не врезался. А он рухнул. Спасатели все еще продолжают разгребать завалы, образовавшиеся от обрушения строящегося автомобильного моста в Екатеринбурге. Как нельзя лучше к теме подходит один "бородатый" анекдот: рухнул мост, в суд вызывают строительные материалы. "А что сразу я? Как меня положили, так и лежал", - говорит в свое оправдание кирпич. Вызывают песок, но тот тоже возмущается: "Конечно, давайте все валить на меня! Сколько засыпали, столько и есть". Приглашают цемент: "А я-то здесь причем? Меня там вообще не было".

Фото: www.e1.ruПричины обрушения называют две: либо ошибка проектировщиков, либо строителей. Но то, что это "человеческий фактор" вне сомнений. Что же, теперь всю "работу" за землетрясения делает человек? Каких еще обрушений стоит ожидать? В чем причина обвалов и разрушений? Об этом рассказал в эксклюзивном интервью Накануне.RU президент группы компаний "Городской центр экспертиз" (Санкт-Петербург), эксперт Александр Москаленко.

Вопрос: Как Вы считаете, почему мост в Екатеринбурге все-таки рухнул?

Александр Москаленко: Этапы жизни любого подобного объекта составляет проектирование, строительство и эксплуатация. На всех этих трех этапах работа должна выполняться качественно. К примеру, сейчас проектных организаций у нас пруд пруди, и лицензию получают как опытные институты,  организации, которые созданы недавно, но имеют систему контроля качества, так и организации, представляющие из себя двух-трех человек с офисом, грубо говоря, "на коленке".

Получив эту лицензию все проектные организации выпадают из поля зрения любых контролирующих органов как государственных, так и общественных. Следующий этап – строительство. Все то же самое. Возник огромный строительный бум, который тянет за собой заказы в проектировании, недостаток профессиональных строителей. Кроме того, функция контроля за строительством от Архстройнадзора передается уже два года в Ростехнадзор. Идет неразбериха, нехватка документов и прочее. Де-юре что-то существует, де-факто – на очень низком уровне.

Затем - эксплуатация. Если это не опасный объект, т.е. на нем ничего не может взорваться, то он вообще никем не контролируется. Хозяева не привлекают экспертов, государственные органы за эксплуатацией не следят, потому что им это не вменено в обязанности. Свалить все на государство, конечно, можно, но это бессмысленно. Как правило, виноват и сам заказчик - у него нет своей службы контроля.

Вопрос: Дело в том, что этот мост был строящимся, т.е. он даже не эксплуатировался. Можно ли уже говорить о том, чья это вина, строителей или проектировщиков?

Александр Москаленко: Нет. Нас как раз сейчас привлекают органы прокуратуры, чтобы мы сказали, кто виноват. Пока, к сожалению, сказать сложно. Ошибка возможна как со стороны проектантов, так и со стороны строителей. Возможен вариант, что детали некачественно изготовил завод, а строители не провели входного контроля.

Уже полтора-два года мы, ровно, как и другие участники экспертного рынка говорим во весь голос, что грядет череда обрушений зданий и сооружений. Это сейчас подтверждает и статистика. Обратите внимание: знаменитый "Трасвааль-парк", рынок, бассейн и пошло-поехало. К сожалению, подобные случаи будут только учащаться.

А мосты сейчас очень актуальны. Например, в Питере и Москве мы постоянно их строим. Появились новые технологии, которые не обкатаны. Например, те технологии, когда в сооружение заложены металлоконструкции. Железо течет, то есть, если оно долго стоит, то деформируется. А его запихивают в каркас! Что произойдет через 50-60 лет – неизвестно, мы это начали делать только десять лет назад.

Вопрос: Сооружения начали рушиться только сейчас?

Александр Москаленко: Основные проблемы начались, на мой взгляд, лет пять-семь назад, ведь и строительный бум возник относительно недавно. Впрочем, до этого были проблемы с эксплуатацией зданий, построенных в 1970-х годах.

Вопрос: Все-таки более вероятно, что обрушатся строения 1970-х годов или новые объекты?

Александр Москаленко: Вы знаете, единую статистику по обрушениям найти не могу. Она должна быть, но ее нет, поэтому мы ведем свою. Все-таки больше опасаться стоит того, что мы построили в 1970-х. За этими зданиями тоже нужно следить, а то можно прозевать момент и оно накренилось до такой степени, что придется всех эвакуировать.

А строительных обрушений я знаю немного. Но тем не менее…Не буду называть конкретные компании, но скажу, что ряд крупных предприятий, построивших бассейны, после обрушения этого сооружения в Перми, провели проверки, обнаружили проблемы и спешно начали их ликвидировать. Слава богу, до падений не дошло – но вот результат нашего нового строительства.

Вопрос: На западе тоже рушатся мосты. Но там ведь ситуация не такая плачевная, как у нас?

Фото: www.e1.ruФото: www.e1.ru

Александр Москаленко: Я вот не помню случая, чтобы обрушился строящийся мост. Не хочу говорить, что там все идеально, но подобное происходило намного реже. Было, что увеличивалась нагрузка на сооружение, проходил ураган, т.е. возникали форс-мажорные обстоятельства, поэтому сооружения рушились.

Дело в том, что на западе у самих заказчиков существует очень серьезная служба контроля. К слову, сейчас в Питере собираются строить громадный небоскреб "Газпром-нефти" в 300 м. Это первый в России опыт строительства здания такой высоты. Я знаю, что заказчики, понимая, какой это сложный объект, активно начали изучать зарубежный опыт. В итоге они выстроили целую систему наблюдения за строительством: за ними надзирает Архстройнадзор, выделяется контролирующая организация городскими властями, создается собственная служба контроля, плюс компания пригласит две-три независимые экспертные организации. Не могу сказать, что это чересчур – такая система существует на западе. А что такое контроль? Это не просто прошел и посмотрел, а работа с приборами, контроль за входными строительными материалами и так далее. У нас этого пока нет.

Вопрос: Самое неприятное, что мост, который обрушился в Екатеринбурге, в общем-то был типовым. Подобные сооружения также есть и в Челябинске, и Перми, но они уже эксплуатируются. Стоит ли опасаться их обрушения?

Александр Москаленко: Да, однозначно.

Вопрос: Почему?

Александр Москаленко: Опыт других сооружений показал, что как только возникает прецедент, нужно немедленно обследовать все мосты. Если заложен дефект в конструкции, что весьма вероятно, что такой же дефект есть в других сооружениях. Я бы на месте тех, кто эксплуатирует типовые мосты, уже сейчас обеспокоился.

Вопрос: Что же делать жителям городов? Не ходить по мостам?

Александр Москаленко: Если они слышали, что этот мост такой, то, может быть, и стоит обходить. А так…меньше знаешь, крепче спишь. 

                                                       Санкт-Петербург - Екатеринбург

add_circle ОБСУДИТЬ (1)


Читать все комментарии (1)


Добавить комментарий:

Рухнувший мост в Екатеринбурге - это только начало?

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *





Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды