27 Ноября 2021
форумfeedback
search

Чубайс оставил "нанодырку от бублика"

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
Смотрите тут - http://perevozki.youdo.com/cars/gazel/geo/nnovgorod/, ссылка на описание.
Рекомендуем: http://perevozki.youdo.com/city/cargo/dlv/1h/ - подробнее тут.
Услуги сервиса: http://perevozki.youdo.com/international/europe/, рекомендуем!


Аналитика все материалы

Вот вам и "майские указы": волюнтаризм по-собянински провоцирует общероссийский бунт врачей

"Идет сокращение врачей, ликвидация больниц, растет объем платных услуг"

В конце ноября в 35-40 субъектах Российской Федерации пройдут массовые акции протеста медицинских работников. "Искру протеста" разожгла ситуация в Москве, где мэрия начала "оптимизацию" здравоохранения. Отрасль, действительно, нуждается в реформировании, сам этот тезис эксперты отрасли не подвергают сомнению. Однако методы реструктуризации сферы расценивают как волюнтаристские, такую оценку этому дали даже на федеральном уровне. Подробности модернизации по-собянински и как это может вылиться в общероссийский бунт - читайте в материале Накануне.RU.

Речь идет о нашумевшем плане-графике ликвидации ряда московских больниц, обнародованном в октябре на сайте Российского медицинского сервера, и повлекшем за собой волну недовольств, массовых протестных акций специалистов и тиражирование информационного повода во множестве СМИ.

По плану "оптимизации", сотрудники 28 учреждений, включая 15 больниц, будут уволены, помещения освободят, а оборудование передадут другим учреждениям. Так, больницу №59 присоединят к Боткинской больнице. ГКБ №53 планируется присоединить к ГКБ №13, а горбольницу №61 - к больнице имени Пирогова. Уже сократили медработников в филиале №2 ГКБ №31 и филиалах ГКБ №3 и ГКБ №4. Основную часть больниц из списка закроют к апрелю следующего года. Некоторые - раньше. Уже в декабре ликвидируют бывшую больницу №11, бывший роддом №2 и бывшую медсанчасть №32. Ряд больниц реструктуризируют до 2017 года. Так или иначе, порядка 7,5 тыс. сотрудников в "белых халатах" окажутся без работы.

Мэр Москвы Сергей Собянин подтверждал - "оптимизация" идет, но все же делается в интересах населения. "Мы не можем навечно застрять в советской системе", - сказал глава столицы. По его словам, в ходе "модернизации" вместо 450 "маломощных районных" поликлиник работает 40 детских, 46 взрослых амбулаторно-диагностических центров с полным набором специалистов. Как он отметил, небольшие клиники и диспансеры вошли в состав крупных многопрофильных диспансеров и больниц. "Ни финансирование стационарной, ни финансирование амбулаторной помощи не уменьшается в Москве", - заявлял мэр.

Стоит отметить, что недавно аудиторы Счетной палаты РФ опубликовали итоги проверки, по данным которой объем платных медицинских услуг в Москве в 2013 году вырос почти вдвое по сравнению с 2012 годом, а план по оказанию медпомощи в неотложной форме, напротив, не был выполнен. Объемы медицинской помощи, оказываемой в дневных стационарах Москвы, оказались по результатам 2013 года в 2,7 раза ниже нормативных значений. Объемы оказания медпомощи в стационарах составили всего 2,07 койко-дней на одного жителя, что на 23,8% ниже федеральных нормативов (2,635 с учетом паллиативной помощи).

Действительно, жители Москвы ждут улучшения ситуации в сфере здравоохранения. Однако, когда мы говорим об оптимизации, целью "революционных" действий должно быть повышение доступности и качества медпомощи, уровня здоровья, такое мнение выразила зампред комитета Совета Федерации по социальной политике Людмила Козлова. "Если это все планово, разумно начали бы делать, не было бы такой реакции. Не было бы ни голодовок, ни митингов", - уверяет сенатор.

Козлова считает, что в данном случае чиновниками были приняты волюнтаристские решения, без учета мнения работников отрасли. "Надо было собраться с людьми, выслушать их проблемы, сказать, как они будут решаться", - пояснила она.

На "заре" дискуссии по данному острому вопросу появление документа заммэра Москвы Леонид Печатников комментировал так:

"Мы не хотели это публиковать, потому что тихо плакали в наших кабинетах. Но раз уж это вылилось в публичное пространство, будем плакать все вместе".

Пока же чиновники "всхлипывали" от несправедливости ситуации за закрытыми дверями, медики выражали свои эмоции открыто. Впервые в России прошел столь массовый митинг профессионалов, на который пришли почти 6 тыс. врачей. 2 ноября на Суворовской площади медицинские работники выступали с одним единственным требованием - прекратить массовое увольнение людей и "выбрасывание их на улицы". "Белые халаты" и сочувствующие им предлагают ввести мораторий на реформу оптимизации до всеобщего обсуждения с участием власти, медицинского сообщества, экономистов, юристов и общественных объединений. Об этом организаторы акции говорили и руководству столичного департамента здравоохранения. "За три дня до митинга мы были приглашены к главе ведомства Алексею Хрипуну, озвучили свои требования, на что получили простой ответ: "Это неэффективно!".

Попытка пригласить власть на диалог не увенчалась успехом, на участие в митинге и Хрипун, и Печатников ответили отказом. "Я уже очень давно не хожу на митинги. Занятие непродуктивное, особенно когда в одной спайке объединяются и левые, и правые, и коммунисты, и националисты. Я не считаю, что цель оправдывает средства. Мне кажется, что врачам есть чем заняться, кроме как митинговать", - пояснил свое решение в интервью одному из изданий заммэра Москвы. На это заявление Людмила Козлова отреагировала "оппозиционно": "У нас редко, когда все объединяются, а если это происходит, значит, проблема стоит очень остро".

Митинг правительству Москвы неинтересен, заявила координатор общественного движения "Вместе за достойную медицину!" Алла Фролова. "Мы хотели, чтобы нас услышали. Реформа нужна обязательно, но то, что происходит сейчас в Москве – реформы, которые проводятся скрытно и тайно. Попросту идет сокращение людей или закрытие больниц. Мы сделали все возможное, чтобы на митинге выступали медики – дали людям трибуну, чтобы понять проблемы, которые происходят на местах. Я понимаю, что на улице такие дела не решаются. Мы готовы к конструктивному диалогу", - сказала организатор акции.

"Я не знаю ни одного примера, когда митинг решил бы глобальную проблему. Это может быть отправной точкой к разговору. Но, наверное, его можно делать не на улице, а более организованно. Если действия будут исходить из таких уважаемых структур, как, например, Совет Федерации, это было бы замечательно", - отмечает член общественного совета Федерального медико-биологического агентства Евгений Ачкасов. Он выразил недоумение, что такой актуальный вопрос до настоящего момента не обсуждался ни на одной статусной площадке: ни в Общественной палате, ни в Совфеде, ни в Думе.

В этой связи Ачкасов предлагает сформировать Национальную единую медицинскую организацию, которая бы представляла интересы врачей и доводила бы проблемы отрасли до профильного министерства. Фролова же сообщила о созданном в Москве антикризисном комитете. Первое собрание его уже состоялось, в нем приняли участие представители "Пироговского движения" и другие специалисты отрасли. Однако член ФМБА считает, что этот орган не сможет решить всех задач, и речь должна идти о более глобальном формировании врачебного сообщества. "Что такое Пироговский съезд врачей – 100-200 человек. Любой форум может это собрать. Это не представительная структура, в ней нет системы выборности, принятия решений, организации юридической поддержки".

Как бы то ни было, прошедший митинг взбудоражил общественность, замечания, высказанные там, по заверению Минздрава РФ, будут учтены. При этом радикальных изменений и приостановления реорганизации медицинских учреждений не происходит. "Все реализуется в том же ключе. Уведомления людям на руки без гарантий дальнейшего трудоустройства сотнями выдаются до сих пор", - заявила активистка движения Алла Фролова. Более того, профсоюз фиксирует большое количество угроз увольнения медработников, изъявивших желание прийти на Суворовскую площадь 2 ноября. Наблюдаются и случаи персональных "наездов" со стороны администрации. Так, "намеки" эндокринологу высокого уровня ГКБ №24 Ольге Демичевой начались сразу после ее участия в митинге. Сейчас ее передвижения отслеживают, анализируют медицинские карты, заполняемые ею. "Всегда можно найти какие-нибудь ошибки в бумажной деятельности, если начинают проверять, значит, хотят уволить. Что удивительно, угрозы начались после митинга, до этого ее не трогали. Мы будем думать с профсоюзом, что делать дальше. Нельзя в этой ситуации молчать. Чем больше будет огласки, тем лучше", - прокомментировала Алла Фролова.

Все это делается, по словам представительницы независимого профсоюза, исходя из нескольких целей. "Первая - коммерциализация. Мы не против частной, платной медицины. Но все должно быть сбалансированно. Государство обязательно должно участвовать в здоровье людей", - подчеркнула она. Экономию бюджета тоже важно брать во внимание. "Но почему руководство здравоохранения Москвы экономит на простых врачах. Люди просто хотят работать и лечить других", - сказала Фролова.

За что же борются врачи, публично отстаивая свои права? Все просто – за заморозку сокращения коечного фонда, за исполнение президентских "майских указов", согласно которым зарплаты медработников должны быть приведены в соответствие со средним уровнем заработных плат.

Избыток коечного фонда есть, констатирует специалист ФМБА Евгений Ачкасов. "Коек у нас больше, чем во многих крупных городах Европы. Не всегда они используются эффективно. Иногда они занимаются больными не с острыми заболеваниями, которых можно лечить амбулаторно. Идея реформы в том, чтобы оптимизировать использование койки. Наверное, она обоснована", - отметил он. Но сокращение коечного фонда, по его мнению, надо было делать постепенно. Как оказалось, информацию о том, что в России коек больше, чем в других странах, Ачкасов взял из одной аналитической программы на Первом канале, где выступал господин Печатников, которому, как отметил эксперт, "у него нет основания не верить".

При этом Ассоциация медицинских обществ по качеству медицинской помощи и медицинского образования (АСМОК) приводит другие данные. "В Москве фактически 6,2 коек, а в Германии – 8,2 коек на тысячу человек населения", - отмечают в пресс-службе организации. По мнению экспертов АСМОК, столице для эффективного развития здравоохранения необходимо 9,3 коек. То есть, следует не только приостановить сокращение коечного фонда, но и увеличить его.

Людмила Козлова выразила "осторожное" мнение, что, наверняка, нужно сократить койки. Но там, как говорит министр здравоохранения, где это необходимо. "Может, надо где-то больше реабилитационных коек, где-то – других. Это не значит сокращать, но провести реструктуризацию коечного фонда. Сначала подготавливается амбулаторно-поликлиническое звено, и после этого сокращайте, все обсчитав вместе со специалистами", - уточнила она.

Изменения в здравоохранении идут не первый год. В 2010-2011 годах был принят ряд законопроектов – "об обращении лекарственных средств", "об основах здоровья граждан РФ", "об ОМС". Проводимые реформы - продолжение "последовательной государственной политики". Москва считается наиболее благоприятным с точки зрения состояния здравоохранения регионом, в котором обеспеченность врачами якобы даже избыточная. Другое дело – в Подмосковье наблюдается дефицит кадров, до 30% медработников – жителей области – работают в столице, так как там уровень зарплат выше. Так, Ачкасов отметил, что у него "душа болит за регионы, и удивительно, что протестная акция вспыхнула в Москве, а не в субъектах РФ".

"В столице действует большое количество медицинских образовательных учреждений. Многие приезжие, закончив обучение, оседают в Москве. Но в регионах - колоссальные проблемы. Есть больницы, где нехватка кадров до 40-50%. Средний возраст специалистов отрасли – за 50 лет. Что будет дальше – вопрос", - сказал он.

По мнению Ачкасова, серьезно недоработана информационная политика администрации. Сокращенным сотрудникам не объясняют, какие для них существуют возможности трудоустройства. "Большое количество есть социальных учреждений, где тоже наблюдается потребность во врачах – терапевтах, неврологах, физиотерапевтах, врачах лечебной физкультуры. Получается некий разрыв: в одном месте избыток врачей, в другом – дефицит. Надо понимать, что в Москве действуют и федеральные учреждения, в которых есть вакансии. Не надо поднимать панику. Конечно, врач будет недоволен, но надо объяснить, куда он может пойти и создать систему. Амбулаторное звено необходимо усилить, там есть нехватка кадров. Не вижу катастрофы, все-таки реформа позитивно скажется на амбулаторно-поликлиническом звене", - пояснил эксперт. Знающие же люди твердят, что перейти на службу в федеральные учреждения – это значит лишиться тех спасительных доплат, которые выделяются из московского бюджета.

Одним из призывов властей "белым халатам" в связи с реорганизацией медучреждений стало "идти и учиться". Вернее, переобучиться. В 2015 году в бюджете на образовательные программы заложено свыше 3 млрд рублей, в 2014 году из выделенных 1,5 млрд рублей было потрачено только 50% от суммы.

Многие считают эту затею абсолютно нереальной. "Доктору, который является хорошим специалистом-рентгенологом, проработавшим 20 лет, предлагают переучиться на терапевта и пойти работать в первичное звено. Он не мыслит себя плохим терапевтом, ему мало шестимесячной переподготовки, а для того, чтобы стать хорошим врачом этой квалификации, потребуется несколько лет", - говорит зампред комитета СФ РФ Людмила Козлова. Больницы, вошедшие в "разрушительный список", советуют уволенным занять вакантные должности. "Разные есть ситуации. Часто предлагают врачей дежурантов, общей практики. А, если, например, врач пульмонолог, который хочет лечить людей с болезнью легких, а не мерить давление", - сетует Алла Фролова.

А в это время замградоначальнику столицы "невероятно жаль" тех людей, которые могут в результате этих реорганизаций потерять привычную работу. "Это могут быть очень опытные и хорошие врачи, которые в силу, возможно, объективных причин уже не могут переучиться. Но этот трудный этап придется пройти", - говорит Леонид Печатников в интервью РГ.

Давно говорят, что реальные заработные платы врачей не соответствуют декларированным, а энтузиасты "за копейки борются за здоровье детей и взрослых". Сейчас необходимо повернуться лицом к кадрам, считает сенатор Людмила Козлова. "Да, у нас есть большая смоленская диаспора врачей, которые получают по 70 и 100 тысяч рублей. Но реальная зарплата молодого сотрудника - от 7 до 10 тысяч максимум. Если со стажем – чуть увеличивается. Высокие ставки могут быть только в отдельных федеральных медицинских центрах", - прокомментировала она. По ее мнению, надо повышать базовые оклады, а не оперировать средними зарплатами. С такими цифрами не согласились в ФМБА. "Я могу точно сказать, что, по факту, медработники получают в районе 50 тысяч. Мои сотрудники в больницах зарабатывают столько", - отметил Евгений Ачкасов, добавив, что данные приводятся за 1,5 ставки. "Работая на две ставки и набирая дежурств, какую помощь они оказывают?" - резонно заметила Козлова. Профсоюзы подхватывают аргумент: "Нищий врач опасен для нашего здоровья, как и врач, работающий на две ставки".

Волнует несогласных и то, что появится на месте ликвидированных медицинских учреждений. В свое время на углу Красной Пресни и Малой Грузинской улицы была закрыта ГКБ №32, власти района тогда заявили, что на этом месте будет стоять медицинский центр, оказывающий платные услуги. Туда и "переместились" врачи некогда государственной больницы. Получается, что перепрофилирование передает городскую медицину из государственных рук в частные.

"Мне бы очень не хотелось, чтобы такое происходило. У меня есть информация, что ряд больниц все-таки планируется оставить в форме госструктур", - сказал Ачкасов. Людмила Козлова, в свою очередь, задавала этот вопрос представителю департамента здравоохранения города Москвы, на что тот ответил, что все решения принимаются правительством столицы. Алла Фролова пояснила, что большинство больниц из списка "28" попадают под "высвобождение земли и передачу ее в городской департамент имущества". "После этого департамент имущественных отношений может строить на этом месте все, что пожелает – от больницы до гостиничного комплекса. В свое время ДИП №8, ДИП №12 были закрыты с нарушением 124 ФЗ, где написано, что земля из-под детских социальных учреждений не может быть передана в имущество Москвы без специально созданных комиссий, а это было", - отметила правозащитница.

В профсоюзе работников здравоохранения города Москвы на вопросы корреспондента Накануне.RU попросили "не нагнетать страсти, действовать деликатно и не гнать волну, которая может заставить врачей нервничать и совершать ошибки".

"В настоящий момент мы не видим массового сокращения. Мы ситуацию держим под контролем, постоянно мониторируем, выходим в наши коллективы. Катастрофы мы не видим. Комментировать тот выброс в СМИ, который не совсем достоверный, не имеет смысла. Идут сокращения совместителей. Кроме того, если люди сами пишут заявления об уходе, это же не является сокращением. Мы получили комментарии от московского департамента здравоохранения, что никаких радикальных изменений не будет, будем отслеживать, чтобы все было в рамках законодательства. Работников тех учреждений, где оборот койки низкий, низкая зарплата, никаких стимулирующих выплат нет, будут трудоустраивать. Либо они могут пройти курсы переобучения на остродефицитные специальности – терапевта, педиатра, в участковую сеть", - пояснил зампред профсоюза Сергей Ремизов.

При этом, Ачкасов считает, что профсоюз этот – небольшое объединение. "Это маленькие люди. Нельзя их мнение считать за общее мнение всего профессионального сообщества".

Тем не менее, все с опаской смотрят на развитие ситуации. Еще бы не опасаться, когда, согласно документу, увольнению подлежат порядка 7,5 тыс. медицинских работников Москвы. А без документа, по данным Аллы Фроловой, будет сокращено до 20 тыс. специалистов.

"Если бы уважали наших медработников, не было бы митингов, и все можно было бы решить даже в условиях того минимального финансирования, которое есть в отрасли", - на этом остановилась сенатор Людмила Козлова.

А профессиональное сообщество останавливаться не собирается, объявляя новую волну протестов по всей стране. Медицинские работники России надеются, что их призывы услышат, а пациенты при разрушении привычных стереотипов организации здравоохранения не пострадают.

Вероника Килина



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Голосование

Вы за или против принятия закона о QR-кодах?

Результаты 2794

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды