03 Декабря 2020
форумfeedback
search

"Чубайс — это злой рок Путина"

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
Мастера для вашего ремонта: http://remont.youdo.com/facing/walls/wall-construction/brick/other/usilenie/, подробное описание тут.
По ссылке http://perevozki.youdo.com/kazan/arendaavto/samosvaly/ - подробности здесь.
Услуги сервиса: http://remont.youdo.com/building/zabor/setka/rabica/ можно найти здесь.


Аналитика все материалы

"Пропажу ребенка нужно приравнять к ЧС"

Не успела страна "переварить" ужасный исход поисков девятимесячной Ани Шкапцовой, якобы похищенной в Брянске, только утихли эмоции в связи с возвращением домой похищенного из детского сада в Перми Ильи Ярополова, как тут же новая информация о пропавшей девочке в Челябинске. Слава богу, девочка была найдена в тот же день и, как выяснилось, просто боялась идти домой, потому что потеряла "сменку". Но сердце у многих неравнодушных "ёкнуло"…Вообще благодаря общественному резонансу, который возникает в последнее время при каждой такой истории, детей стали искать слаженней и оперативней. Полиция, к примеру, больше не игнорирует волонтеров, ряды которых с каждым днем пополняются. Но есть масса других законодательных и не только "заковырок", которые мешают найти ребенка в первые часы его пропажи. Об этом и не только – в материале Накануне.RU.

Пропажа детей — масштабная проблема нашей и без того проблемной по демографическим показателям страны. Так, в 2011 году органами внутренних дел было объявлено в розыск 17 898 несовершеннолетних, из них 5 147 малолетние дети. 16 337 детей нашли. При этом 52 ребенка стали жертвами преступлений. Всего, с учетом тех детей, которые, к сожалению, не были найдены за последние 15 лет (именно столько ищут несовершеннолетнего ребенка), в розыске остаются 1448 несовершеннолетних и 505 малолетних детей.

Накануне в Госдуме состоялся "круглый стол", на котором обсуждались вопросы законодательного регулирования поисков пропавших детей органами безопасности и волонтерскими организациями. В мероприятии принимали участие представители правоохранительных органов, депутаты Госдумы, а также координаторы волонтерских отрядов и движений, специализирующихся на поисках пропавших людей.

Как заявила председатель Комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, открывая круглый стол, существует четыре причины, которые приводят к исчезновению детей.

ервая причина, которая носит наиболее распространенный характер, — проблема воспитания ребенка в семье или в специальном учреждении. Когда мы имеем дело с осмысленным уходом ребенка из семьи в связи с непониманием его родственниками, а, может, и причинением вреда его жизни и здоровью", - рассказала Ирина Яровая.

Вторая причина, по словам председателя Комитета, связана также с семьей, однако она происходит чаще всего в неожиданных ситуациях, когда семья выезжает на отдых. Это так называемые несчастные случаи и недостаточный присмотр за ребенком. Примером может послужить трагедия, произошедшая в конце февраля нынешнего года в одном из подмосковных аквапарков, где, оставшись без присмотра родителей, утонул пятилетний мальчик.

"Конечно, самым проблемным является умышленное похищение детей, о чем мы сегодня поговорим более детально. Ну и четвертой причиной является исчезновение ребенка как результат насилия или его гибели", - добавила она.

Одно из главных препятствий на пути к нахождению пропавшего человека, по мнению большинства участников заседания, является невозможность правоохранительных органов бросить все силы на поиски пропавшего без заведения уголовного дела по данному факту.

Напомним, на данный момент срок возбуждения уголовного дела по пропавшим - три дня, хотя правоохранительные органы, не дожидаясь возбуждения дела, могут начинать работу по поиску человека. А могут и не начинать…

Как отметила Яровая, оставлять этот вопрос как форму реагирования и принятия решения "на усмотрение" неразумно, и на действия полиции в таких ситуациях должно быть прямое указание закона.

участковый опрос свидетелей поиски|Фото:ГУ МВД РФ по Свердловской области"Кроме того, в статье 8-ой закона "Об оперативно-розыскной деятельности" есть позиция, утверждающая, что в обстоятельствах, "не терпящих отлагательства, могут производиться оперативно-розыскные мероприятия". Думается, что сегодня нужно отнести обстоятельства, связанные с исчезновением ребенка, именно к этим обстоятельствам", - добавила председатель Комитета.

Важность скорости реагирования полиции на информацию о пропаже ребенка отметил и координатор поискового отряда "Лиза Алерт" Григорий Сергеев.

"Чем быстрее распространяется информация о пропавшем и чем быстрее к поиску подключаются службы быстрого реагирования, тем больше шансов у пропавшего, что все закончится хорошо. Речь идет не о сутках, не о десятках часов, а о мгновенном реагировании с момента поступления заявления", - заявил волонтер.

Он заметил, что важна не только скорость создания информационного центра для последующих поисков, который объединил бы силы органов безопасности и добровольцев, но и скорость распространения информации о разыскиваемом между отделами и структурами города.

"В следственном комитете даны указании при сообщении о пропаже детей незамедлительно возбуждать уголовное дело при установлении признаков, указывающих на возможность совершения преступления", - объяснил волонтерам старший помощник председателя Следственного Комитета РФ Игорь Комиссаров

Говоря простым языком, в СК уже есть негласная установка о том, что по факту пропажи ребенка сотрудники должны милиция рация фуражка|Фото: www.ogoniok.comнезамедлительно заводить уголовное дело, чтобы полиция могла бросить все силы на поиски пропавшего. К сожалению, без этой бюрократической подачи, видимо, полиция не двинется с места…
"В отделение полиции приходит человек, у которого пропал ребенок или член семьи. А там находится в лучшем случае три сотрудника, тем более, после сокращений, которые имеют свои четкие обязанности. И поднять этих людей он не может. И тут уже идет счет на часы. Три часа, самое эффективное время, утрачивается, растягивается на дни", - объясняет член Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Владимир Васильев.

С позицией выступающих согласился и председатель Мосгосдумы Владимир Платонов. Он поддержал идею о том, что пропажу ребенка надо приравнивать к чрезвычайной ситуации, а также напомнил, как государство боролось с пропажей людей в 80-х годах.

"26 марта этого года только в Москве без вести пропало 8 человек, 27 марта — 19 человек. Обсуждая проблему пропажи детей, мы должны вспомнить, что в конце 80-х годов государство, с целью борьбы с пропажей людей, обязывало правоохранительные органы в случае пропажи человека возбуждать уголовное дело по статье "Убийство". Это заставляло оперативные органы работать более эффективно. Прошло много времени, изменилось законодательство и государство, но обсуждая тему пропажи человека, надо понимать, что все силы должны бросаться на поиски человека, а пропажу ребенка нужно приравнивать к чрезвычайной ситуации. Соответственно, в городах и населенных пунктах все службы должны работать круглосуточно, пока ребенок не будет найден", - заявил он.

Однако, если полиция начинает искать человека в рамках уголовного дела, то какие основания на то есть у волонтеров? Как известно, детективная деятельность без лицензии у нас в стране запрещена. А как еще можно охарактеризовать работу волонтеров, которые собирают данные и ведут опросы людей, помогая полиции в поисках пропавших?

Особо этот вопрос отметил секретарь Ассоциации волонтерских организаций Содружество волонтеров "Поиск пропавших детей" Дмитрий Второв. Он заметил, что работа добровольцев требует "узаконивания".

"Отрадно, что полиция и МЧС готовы идти нам на встречу и принимают нашу помощь. Но главное, это понимание чем поиски розыск пропавший|Фото: в.н. горелыхмы, волонтеры, можем помочь и в какой форме. Сейчас в волонтерской среде бытует два мнения — мы привлекаемся как волонтеры или же это совокупность определенных общественных организаций и просто добровольцы. Понять статус добровольца, понять статус взаимоотношений органов и волонтеров, понять каковы задачи, права и обязанности добровольцев — это очень сложные вопросы. И этот вопрос должны решать законодательные органы власти, чтобы установить "общие правила игры", чтобы волонтеры не вышли за рамки закона", - особо отметил он.

Его поддержал и представитель поискового отряда "Питер-Поиск пропавших детей" Яков Руфов, отметивший, что "волонтер волонтеру рознь".

"Волонтеры все разные. Есть волонтеры, которые шарики раздают, а есть волонтеры, которые спасают людей, рискуя своей жизнью", - отметил он.

"Когда мы ищем ребенка в безлюдной местности, это зачастую просто прочес леса, осмотр болот, что в принципе схоже с работой МЧС. Когда поиск проходит в городе, мы общаемся с людьми и расклеиваем ориентировки, что приближает нас к деятельности МВД. По идее, никакого правового статуса мы не имеем. Тем не менее, основная работа нашей петербургской организации происходит в области, где один участковый на огромную территорию, которую он просто не в состоянии один обработать", - добавил волонтер.

Говоря о проблеме статуса волонтеров, стоит отметить и тот факт, что полиция и МЧС все же продолжают относиться к "помощникам" в лучшем случае снисходительно. Эта тенденция особо четко наблюдается в регионах, где координация взаимопомощи между дружинниками и органами безопасности еще плохо налажена. На это жаловались представители волонтерских организаций Вологодской и Калининградской областей, также участвовавшие в дискуссии.

Со стороны правоохранительных органов эту тенденцию подтвердил и начальник отдела Главного управления уголовного розыска МВД России Андрей Щуров.

"Я признаюсь, когда мы только начинали работать с волонтерами, я воспринимал их в категоричной форме. Я говорил: "Ребят, вы мне тут мешаете!". Прошло полтора года нашей общей работы, в процессе которой наши совместные результаты только улучшаются", - поделился представитель уголовного розыска.

Председатель Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при губернаторе Московской области милиция кинологическая служба собака овчарка ищейка|Фото: Накануне.ruЛюдмила Тропина назвала вещи своими именами - "полиция начала понимать, что в одиночку ей не справиться".

"Полиция сейчас подвергается жесткой критике, при этом общество наблюдает или критикует, но никак не сотрудничает. А вы как раз пришли сотрудничать. И вы протягиваете им руку, а они боятся", - объяснил волонтерам Владимир Васильев.

"Андрей Щуров честно сказал, что у него изначально было предубеждение относительно волонтеров. Через это (изменение мнения относительно сотрудничества с волонтерами — прим. Накануне.RU) должны пройти все его коллеги. Без этого продуктивной работы не получится", - особо подчеркнул он.

"Когда мы начинаем работать комплексно, мы начинаем находить конкретных виновников неорганизованности работы. Эти люди очень обидчивы. Это должностные лица, и они не привыкли к этому. Поэтому они пытаются отодвинуться от сотрудничества", - заявил Владимир Васильев.

Председатель Московской городской Думы Владимир Платонов отметил, что для участия общественных организаций в поисках пропавших людей государство должно создать, особо не вмешиваясь в их деятельность, максимально удобные условия.

"Правоохранительные органы должны с волонтерами тесно сотрудничать, как, например, с дружинниками. Волонтеры должны быть объединены, организованы, у них должен быть свой порядок, свои правила, своя дисциплина. Это не должно быть анархией и не должно быть под каким-то жестким диктатом какой-то вертикали. Этих людей не надо уговаривать работать, им доставляет удовольствие помогать обществу", - сказал Платонов.

Одной из главных технических проблем, возникающих при поисках "потеряшек", как их называют волонтеры, является невозможность определить местоположение человека, даже если при нем есть мобильный телефон.

Представим ситуацию: вы, собирая летом ягоды-грибы, потерялись в лесу. Совсем. Пионерским знаниям не обучены, в походы не ходили, с какой стороны мох на деревьях растет, не знаете, да и "лево" с "право" путаете. Звоните вы родственникам и говорите, что потерялись. Где именно находитесь, вы, конечно же, не знаете, кроме елок и берез, никаких примечательных видов не наблюдаете. И тут батарея вашего телефона приказала долго жить. Единственное ваше спасение — данные о вашем местоположении в момент последнего разговора, которые оператор связи, с легкостью может предоставить вашим |Фото: news.bbc.co.ukродственникам. С технической точки зрения - с легкостью, но не с законодательной.

Скорее всего, вы успеете умереть от холода и голода, или, что, конечно же, лучше, сами найдете выход из леса, пока ваши родственники добьются разрешения о предоставлении информации о вашем местоположении.

Да, в нашей стране почему-то куда легче прослушать телефон Немцова и выложить разговор на всеобщее обозрение, чем убедить суд, что обнародование информации о местонахождении родственника — это вопрос жизни и смерти, а не нарушение неприкосновенности его частной жизни.

"Прошлым летом у нас были случаи исчезновения в лесу людей, которых мы так и не смогли найти, несмотря на то, что у них были с собой мобильные телефоны. Это достаточно трагичная история, потому что сначала человек звонит родственникам и рассказывает, что он пропал, а мы не получаем возможность получить место определения мобильного телефона. Причем технически — это совершенно несложно, но с точки зрения законодательства и с точки зрения практики, это делается очень редко. В результате многие люди оставлены со своими проблемами наедине", - рассказал он Григорий Сергеев.

"Оперативное получение данных о местонахождении человека при подаче заявки от родственников пропавшего было бы очень действенным. Тем более, что сейчас многие дети пользуются мобильными телефонами", - подчеркнул он, возвращаясь к вопросу поиска пропавших детей.

Следует объяснить, что согласно законодательству Российской Федерации, для получения доступа к информации о месте нахождения абонента сотовой связи, даже если вы являетесь ему родственником, вы должны предоставить соответствующее прошение в суд, с одобрения которого оператор сотовой сети, которой пользуется разыскиваемый абонент, имеет право предоставить вам информацию о местонахождении абонента. Но в большинстве случаев данное прошение отклоняется судом за неимением достаточных доказательств о необходимости проведения данного мероприятия.

Это подтвердил и представитель уголовного розыска МВД России Андрей Щуров.

"Операторы связи обосновано отказывают гражданам в определении местоположения абонента, который может числиться пропавшим, основываясь на законодательстве, в котором предоставление данной информации гражданам не предусмотрено", - объяснил Щуров.

Он также добавил, что суды отказывают в предоставлении данной информации даже правоохранительным органам, однако при заведении уголовного дела данная проблема полностью решается. Но это опять потеря времени…

"Когда ожидается решение судьи о разрешении рассекречивания информации о местонахождении телефона — это мелкое безумие. Человек пропал, ему плохо, его нет — это установлено. И ссылаться на то, что рассекречивание информации о том, где находится его телефон, является внедрением в его личную жизнь — недопустимо, и за это надо очень строго наказывать", - считает председатель Мосгордумы.

По данному вопросу в рамках "Круглого стола" выступил и представитель Минкомсвязи России. Заместитель директора Департамента государственной политики в области связи Минкомсвязи России Александр Першов отметил, что услуга определения местоположения абонента доступна в пакетах некоторых сотовых операторов, таких как Мегафон, однако для определения местоположения данная функция должна быть одобрена разыскиваемым абонентом, а точность сведений, получаемых через данную функцию не высока, особенно вне города. По его словам, намного точнее работает система определения местоположения с помощью GPS, однако только 10% телефонных аппаратов обладают данной системой, да и время работы аккумулятора при включенной функции оставляет желать лучшего.

В процессе обмена мнениями по поводу улучшения работы по поиску пропавших детей была также затронута проблема нежелания многих медучреждений сотрудничать с волонтерами и организациями.

В свою очередь, председатель Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при губернаторе Московской области Людмила Тропина рассказала о случае, который потряс Московскую область безответственностью правоохранительных органов и медицинских работников.

"У нас в Жуковском ушел из дома несовершеннолетний. ЧП, все ищут со страшной силой. Что на самом деле произошло? Его на следующий день на Казанском вокзале задержали сотрудники полиции. Не установив его личность и даже не проверив его портфель, мальчика отправили в Алтуфьевский приют, где он представился фамилией матери и пробыл в итоге там несколько месяцев. В приют приезжала его мать, спрашивала, где ее сын, но там отвечали, что ребенка с такой фамилией у них нет", - рассказала она.

"Большая проблема, что у нас есть спецприемники и учреждения, в которых содержатся психически неполноценные люди, которых также разыскивают, но они содержатся там зачастую без имен. Медики "закрываются", они говорят, что данные о пациентах — медицинская тайна", - заметил в свою очередь Владимир Васильев.

Он предложил иную форму работы с медучреждениями, когда в больницу присылается фотография пропавшего человека, и врачи сами устанавливают, есть такой человек среди их пациентов или нет. В таком случае никакие данные "рассекречиваться" не будут.

Не последнее место в обсуждении вопроса о потерявшихся детях занял вопрос о "базе данных" неблагополучных семей Яровая напомнила, что отсутствие единого банка данных о детях и семьях, которые находятся в сложной жизненной ситуации — серьезная ошибка. По её мнению, такой банк данных позволит органам местного самоуправления, исполнительной власти и правоохранительным органам, обеспечивая взаимодействие, принять профилактические меры, которые будут помогать семье и ребенку. Отметим, что ряд общественных организаций уже высказал опасение по этому поводу - а не закрутят ли свои гайки ювенальщики?

Впрочем, Яровая на этом не стала останавливаться - она подчеркнула, что такая база послужила бы хорошую службу при расследовании пропажи девятимесячной Ани Шкапцовой из Брянска, которая, по сути, жила в неблагополучной семье.

Обменявшись соображениями и наработками в теме поисков пропавших детей, участники "круглого стола" договорились о создании рабочей группы, которая будет заниматься продвижением всех тех предложений по поиску детей, которые прозвучали.
"В работу включаются депутаты, у которых есть полномочия. Они будут тем самым связующим звеном между правоохранительными органами и общественной организацией. Включение туда всех участников обсуждения создает совершенно новые условия для законодательной власти. Мы ведь очень часто пишем законы, о процессах которых знаем понаслышке. А здесь мы проходим через это, погружаемся в эти проблемы. Мы начинаем лучше понимать ситуацию", - обнадежил собравшихся Владимир Васильев.

em105

add_circle ОБСУДИТЬ (1)


Читать все комментарии (1)


Добавить комментарий:

"Пропажу ребенка нужно приравнять к ЧС"

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *





Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС




Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды