19 Сентября 2021
форумfeedback
search

К 100-летию Станислава Лема

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo


Аналитика все материалы


Экономика В России

Если у нас не было высокотехнологичного производства, то ВТО нам его не даст

Сегодня Россия и Грузия намереваются подписать соглашение по ВТО, которое снимет последнее препятствие перед вступлением России во Всемирную торговую организацию. Россия шла к этому много лет, первая попытка присоединиться к Генеральному соглашению о тарифах и торговле (ГАТТ), которое позднее было преобразовано в формат ВТО, была сделана еще в середине 1980-х годов. Несмотря на завидное упорство, с которым российские власти стараются присоединиться к крупнейшей торговой организации, они не готовы рассказать, чем конкретно для нас вступление в ВТО будет выгодно. Один из доводов - развитие высокотехнологичного производства. Это вызывает скепсис у экспертов. Если до этого у нас не было высокотехнологичного производства, то ВТО нам его точно не даст, говорят они.

Москва и Тбилиси сегодня в Женеве подпишут соглашение, которое устранит последнее препятствие на пути вступления России во Всемирную торговую организацию. Вступить в ВТО Россия пытается уже 17 лет. Для этого было необходимо согласие всех 153-х членов организации. Грузия стала последней, кто его дал.

Переговоры РФ и Грузии велись почти восемь месяцев, при посредничестве Швейцарии. Стороны пришли к компромиссу, договорившись, что следить за передвижением грузов на границах России с самопровозглашенными республиками Абхазией и Южной Осетией будут международные наблюдатели.

Стать членом ВТО Россия сможет в начале будущего года. Мнения экспертов по поводу необходимости вступления в эту организацию разделились.

Доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский считает, что несмотря на то, что наша промышленность не готова соперничать с иностранными производителями, положительные последствия будут более значительными, поскольку мы получим доступ к западным технологиям.

"Во-первых, снимается ограничительный курс, то есть мы теперь сможем работать так, как хотим. Раньше нас душили демпингом, а теперь мы будем действовать по рыночным законам. Во-вторых, открываются двери для новых технологий, а в-третьих, для нас открываются рынки, которые прежде были закрыты для нас. А негативные последствия приблизительно такие же: к нам хлынет дешевая импортная продукция и большой вопрос – сможет ли наша промышленность быть конкурентоспособной", – рассказал профессор в беседе с Накануне.RU.

Все же, по его словам, для России произойдет перекос в положительную сторону, поскольку мы станем полноправным членом крупнейшей организации и перестанем быть "изгоями на мировой экономической арене".

"Произойдет перекос в позитивную сторону, потому что когда больше 150 государств входят в этот клуб, а ты – нет, то чувствуешь себя изгоем, а тут этот пробел будет ликвидирован", – уверен Кричевский.

С таким мнением не согласен ведущий аналитик Центра политической конъюнктуры России Павел Салин. По его мнению, позитивные последствия для российской экономики совсем неочевидны.

"Для меня это, на самом деле, является большой загадкой, потому что я лично до сих пор так и не увидел детального анализа относительно последствий вступления России в ВТО, где с цифрами и фактами по отраслям было бы показано, что Россия потеряет, что она вынуждена будет открыть, что отечественный производитель потеряет из-за открытия этих рынков, а самое главное – что Россия приобретет. Мне кажется, что относительно последствий вступления в ВТО все обстоит не так радужно, как это принято считать и такой анализ сознательно не проводится, либо он был проведен, но его итоги не публикуются", – поделился мнением с Накануне.RU Салин.

Он отмечает, что на тех рынках, где российская продукция конкурентоспособна, она присутствует без помощи ВТО, в то время как сейчас нам придется впустить иностранных конкурентов в самые уязвимые отрасли.

"На тех рынках, где российская продукция конкурентоспособна, в первую очередь, это рынки сырьевой продукции, отчасти – остатки советских отраслей, допустим, атомная отрасль, – там Россия и сейчас, не являясь членом ВТО, достаточно успешно завоевывает себе место под солнцем. Боюсь, что членство в ВТО предоставит выгоды только международным компаниям, после чего отечественный производитель часть рынка потеряет. Поэтому думаю, что если мы уж так и стремимся в ВТО без задних ног, то нужно оговаривать очень серьезно сроки переходного периода, как это сделал Китай, который вступил в ВТО, но при этом отсрочил на 5-10 лет вступление невыгодных для него норм", – подчеркивает эксперт.

Не исключает он и последующих экономических и, отчасти, политических уступок, к которым Россию будут принуждать в рамках сотрудничества в организации.

|Фото: www.versii.com"Что касается политических уступок, я думаю, что Россию напрямую принуждать не будут. Когда экономические вопросы стоят миллиарды долларов – это автоматически означает политику, поэтому естественно, что Россию будут принуждать к различного рода уступкам экономического плана, для этого ВТО и создана, по большому счету, чтобы открывать для западного бизнеса новые рынки. Россию будут принуждать открыть свои рынки, а дело России – выторговать себе по максимуму преференций в виде различного рода переходных периодов, когда можно будет не открывать рынки до конца, плюс в рамках самой ВТО уже давно отработана система, когда вроде бы рынки и открыты, но, на самом деле, наиболее "продвинутые" члены закрывают их с помощью различных техрегламентов", – поясняет аналитик.

Отмечает он также и противоречивую ситуацию, в которой оказывается Россия, участвуя одновременно в нескольких интеграционных процессах, при этом выполнение обязательств перед ВТО может в ряде случаев противоречит выполнению обязательств перед коллегами из Таможенного союза.

Еще более категоричен экономист и публицист Андрей Паршев, который убежден, что Россия не получит вообще ничего от Запада в рамках ВТО, в то время как пострадают не только отечественные промышленники, но даже и экспортеры сырья. Об опыте вступления в ВТО других государств, о том, что будет с "простым обывателем" после интеграции в ВТО и о том, что изменилось за 10 лет переговоров, он рассказал Накануне.RU.

Вопрос: Грузия и Россия на этой неделе готовы подписать соглашение по ВТО и уже в декабре Россия может быть утверждена в качестве полноправного члена ВТО. Каково Ваше мнение, что Россия может приобрести и чем в итоге заплатит?

Андрей Паршев: Тут ответ простой. О том, какие же выгоды получит Россия от вступления в ВТО, почему-то никто из заинтересованных лиц, вплоть до Дворковича и даже выше, не говорит. И вот это молчание о выгодах является очень красноречивым. Очень похоже на то, что вступление нам невыгодно и Россия платит этим вступлением за что-то, но за что – тоже не совсем понятно. Надо отметить, что даже сама процедура удовлетворения претензий некоторых более ранних членов ВТО, в частности Грузии, выглядит очень нехорошо, вплоть до того, что Россия даже отдает часть своего суверенитета, согласившись на контроль государственной границы России иностранными контролерами (отныне осуществлять наблюдение за перемещением грузов на границе с Абхазией и Южной Осетией будет Швейцария, – прим. Накануне.RU). Это, вообще, ситуация беспрецедентная, давайте называть вещи своими именами.

Похоже, что это такие формальные моменты, но суть их ничем не лучше. Для экспортеров сырья вступление в ВТО никакой пользы не принесет, других экспортеров у нас, в общем-то, нет. Есть некие потенциальные выгоды, якобы, для нашей металлургии, но, опять-таки, не совсем понятно, в чем суть выигрыша, потому что, как показывает практика, в случае необходимости, крупные потребители российского металла смогут защититься от этого очень эффективно и ВТО им в этом не мешает. Пример показывали США, наверное, такое может произойти в будущем.

Вопрос: Если говорить об уступках в политической сфере, каким будет развитие событий в этом направлении?

Андрей Паршев: Это все очень дискуссионно, потому что в данном случае уступки в экономической сфере очень серьезны. Экономика, все-таки, базис политики, а не наоборот, вот тут мы, скорее всего, уступаем, а не приобретаем. Поэтому, боюсь, что и в политике – тоже.

Но самое главное, что выглядит эта спешка с вступлением как-то нехорошо. В условиях, когда нынешний состав парламента, да и нынешней администрации, дорабатывают последний месяц, принимать столь кардинальных решений не полагается.

Вопрос: Если сравнивать нашу историю с ВТО с другими государствами, с тем же Китаем? Есть мнение, что он сильно прибавил после того, как вступил в ВТО, в том числе у него значительно вырос объем высокотехнологичных продуктов.

Андрей Паршев: На самом деле, Китай сначала построил современную, высококонкурентную экономику и только после этого вступил в ВТО. Те же страны, которые были отстающими до вступления, они, собственно говоря, и в рамках ВТО не "зажгли". В качестве примера можно привести Грецию, из приличных, а также Киргизия – член ВТО, Грузия – член ВТО. Ну и как там с высокотехнологичной экономикой?

Вопрос: Как Вы считаете, отразится ли вхождение в ВТО на других интеграционных процессах, в которых участвует Россия, например, на ЕврАзЭс и Таможенном союзе?

Всемирная торговая организация ВТО|Фото:vesti.kzАндрей Паршев: Тайна сия велика есть. За каким чертом какие-то таможенные союзы, если таможенные регламенты определяются ВТО достаточно подробно? Рамок для маневра у членов ВТО не так уж и много. Общий уровень таможенной защиты определяется для конкретных стран, скажем, для развивающихся стран – предел таможенных пошлин около 9%, для обычных стран, куда относится и Россия (мы не считаемся развивающейся страной), – 3-4%.

То есть, вступив в ВТО, мы не сможем защитить какую-то отрасль своего производства для того, чтобы она смогла развиваться на первых порах без иностранной конкуренции. А государство помогать этой отрасли не имеет права, это тоже правило ВТО. То есть, если у нас сейчас чего-то нет высокотехнологичного, то в условиях членства в ВТО оно и не появится.

Вопрос: А если говорить о простых обывателях, которые ходят в магазин, покупают продукты, пользуются услугами, как на них отразится членство в ВТО?

Андрей Паршев: Могу сказать, что будет с простым обывателем, который ходит в магазин что-нибудь покупать. У него будет все меньше и меньше тех самых "купилок", с которыми он ходит в магазин, чтобы что-то покупать. В условиях ВТО найти работу на производстве он не сможет, поскольку производства нету, сельское хозяйство будет также сильно страдать, а рассчитывать на бюджетные деньги ему придется все меньше и меньше, потому что наполнение бюджета тоже будет страдать. Это отдельная история, но если у государства нет экономики, то бюджета у него тоже нет. Вот такова судьба этого самого нашего простого покупателя.

Вопрос: Она не выглядит радостной.

Всемирная торговая организация ВТО|Фото:gdb.rferl.orgАндрей Паршев: А с чего ей такой быть? Я темой ВТО занимаюсь больше 10 лет. Был период, когда эта тема была предметом общественного обсуждения. Я достаточно часто участвовал в таких круглых столах, конференциях, разговаривал с иностранными экспертами, которые приезжали сюда и вели пропаганду. Могу сказать, что во всех этих мероприятиях не прозвучало каких-то вменяемых доводов о том, что российской экономике, в нынешнем состоянии или в расчете на перспективу, надо вступать в ВТО. Разумных доводов не было высказано вообще никем. Это достаточно неприятная ситуация и, самое главное, что кончилось это все тем, что просто вопрос перестали обсуждать. А когда очень важный для общества шаг вообще не обсуждается, то, скорее всего, последствия будут плохие. Обсуждаемость и некая интеллектуальная состязательность в вопросах развития общества – это, на самом деле, положительный момент, а не отрицательный, и когда этого нет, то это добром и не может кончиться.

Вопрос: Насколько я понимаю, за эти 10 лет ситуация особо не изменилась?

Андрей Паршев: Я вот сейчас пытаюсь найти что-то хорошее. Пожалуй хорошее только в одном: непосредственно, участники переговоров, Медведков (Максим Медведков, директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития, – прим. Накануне.RU) и некоторые другие, они, по крайней мере, сейчас лучше понимают ситуацию. Дело в том, что у нас в течение многих лет в стране практически не было людей, которые, хотя бы просто понимали, под чем, собственно, мы должны будем подписаться. Там, например, есть такая тема необозримая авторских прав, специалистов по которым у нас просто нет, сфера услуг, страховых, банковских и прочих, в которых у нас мало кто понимает. Во всяком случае, 10 лет назад вообще никто не понимал. У нас немножко понимали сферу тарифно-таможенных ограничений. Наверно, сейчас они понимают лучше, под чем подписываются. Но, почему-то, восторженных реляций на эту тему от переговорщиков я тоже не слышал. Даже складывается такое впечатление, что они пытаются немножко дистанцироваться от ответственности за принятие этих решений, занимая позицию "нам приказали – мы ведем переговоры".

add_circle ОБСУДИТЬ (31)


Читать все комментарии (31)

Форум временно не работает по техническим причинам, приносим извинения.




Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Другие статьи



Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды