28 Ноября 2022
search

ВС РФ уничтожили около 200 польских наемников

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo




Аналитика все материалы


Общество В России

Антибиотики, сахароснижающие, гормональные: какие лекарства в дефиците и почему

С начала года происходят перебои с теми или иными препаратами, какие исчезли из продажи и почему? Первым в феврале-марте исчез гормональный L-Тироксин, эта заместительная терапия жизненно необходима для людей с заболеванием щитовидной железы. Осенью зафиксировали исчезновение карбамазепина для больных с эпилепсией, затем из регионов пошли сообщения о том, что пропала конкретная марка хондроитина "Драстоп". Сегодня бьют тревогу из-за исчезновения ряда торговых марок "Амоксициллина" и в первую очередь антибиотика "Амоксиклав". К тому же цены на лекарства порой повышаются абсолютно бесконтрольно, например, столичные аптеки продают препарат от сахарного диабета "Оземпик" по цене в 2-3 раза выше, чем предельная зарегистрированная. Можно ли называть это дефицитом лекарств на фармрынке, почему Минпромторг подтверждает факт дефицита, а в столичном депздраве утверждают, что никакой нехватки лекарств нет? Подробности — в материале Накануне.RU.

Министерство здравоохранения не просто так распорядилось обеспечить как минимум четырехмесячный запас лекарств в регионах, так как объем импорта лекарств с начала года упал на 1,5% и перебои с теми или иными препаратами периодически случаются. По каким причинам в аптеках может образоваться дефицит того или иного лекарства?

аптека, лекарства, проверка(2020)|Фото: zs74.ru

Ажиотажный спрос и нерентабельность продажи

Первый достаточно явный перебой с L-Тироксином произошел из-за панических настроений, поскольку этот препарат обеспечивает жизнеспособность очень многих пациентов. Болезни щитовидной железы крайне распространены в России, как отмечают эксперты, в аптеках скупили этот препарат прозапас на год вперед. Но лекарство не исчезло из оборота и, более того, нелегально на интернет-площадках появляется то самое, скупленное в феврале, богатство с истекающим сроком годности, значит, работали и спекулянты.

Второй причиной для исчезновения того или иного лекарства являются изменившиеся экономические реалии. Так, например, осенью из аптек пропал карбамазепин, который очень важен для больных с эпилепсией.

"Когда мы стали анализировать и разбираться в этой ситуации, оказалось, что только в РФ три завода выпускали этот препарат, общение с представителями этих компаний показало, что производство этого препарата в нынешних условиях, а условия здорово изменились, стало не то, что экономически невыгодным, оно стало убыточным", — рассказывает председатель Общественного совета при Росздравнадзоре, генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев.

При этом препарат входит в список жизненно-важных и необходимых, поэтому цена на него зафиксирована, а государственные структуры, регуляторы, прежде всего в лице антимонопольной службы, не давали поднимать цену на этот препарат. Вот так производство карбамазепина внутри Российской Федерации было остановлено, возник дефицит, но вмешалось правительство.

"Естественно, вмешалось руководство страны, руководство Минздрава, фактически уступая где-то пожеланиям рынка и потребностям системы здравоохранения, ФАС пошел на то, чтобы цена была увеличена до уровня рентабельности производства, и спустя полтора месяца препарат вновь появился на рынке", — заверяет Виктор Дмитриев.

Юридические издержки

Следующий пункт, почему лекарство может пропасть с витрин аптек — изменения в законодательстве. Для примера возьмем конкретную марку хондроитина "Драстоп": препарат исчез из продажи, обращение к поставщикам все прояснило — от него на складах ломятся полки, но антимонопольная служба в лице его территориального органа Московской области фактически остановила реализацию этого препарата, объяснив это тем, что идут судебные процессы. По мнению службы, нарушения были связаны даже не с антимонопольным законодательством, а с патентным.

У этой истории хороший конец — спустя достаточное количество времени суд не нашел нарушения интеллектуальных прав.

"Опять же, такая неуклюжая работа конкретного территориального органа привела к тому, что конкретная торговая марка на определенное время исчезла с полок наших аптек", — разводит руками Дмитриев.

Еще один интересный законодательный момент: вступило в силу постановление Совета министров Беларуси, и теперь в нашем "Союзном государстве", по словам Дмитриева, под ограничение попали готовые лекарственные средства, в том числе не расфасованные, медицинские изделия, запасные части к ним, сырье, материалы, производство медицинских изделий, которые не включены в государственный реестр лекарственных средств республики Беларусь или единый реестр зарегистрированных лекарственных средств Евразийского экономического союза.

"Дело в том, что не все препараты, зарегистрированные в Российской Федерации, зарегистрированы в Белоруссии, соответственно, и не могут они присутствовать в этом госреестре", — поясняет Дмитриев.

Сейчас этот вопрос решается через обращения в правительственные органы.

Из крупных пропаж и историй с дефицитными лекарствами есть еще два препарата — это пропавший из России Ganaxolone для детей с эпилептической энцефалопатией и повышение цены на сахароснижающий препарат Ozempic. Что касается первого препарата, который родители детей с указанным заболеванием требуют вернуть, тут вышла путаница, американское лекарство в России было на клинических испытаниях, испытания закончились, а компания как не планировала, так и не планирует регистрировать препарат в РФ. Сегодня руководство РФ и регуляторы работают над тем, чтобы компания "Маринас-фармацевтикал" озвучила свои условия либо для ускоренной регистрации, либо мы могли бы получить разрешение на ввоз незарегистрированного препарата. А вот в диком подорожании Ozempic виноваты какие-то криминальные схемы или околокриминальные, считают эксперты, вопрос расследует Росздравнадзор — ручка с уколами для снижения сахара в рознице стоит 7 тыс. руб., а в ряде аптек Москвы они продавались дороже 20 тыс. руб.

Представители аптечного сегмента фармы рассказывают, что у них пропал "Бисептол", а это препарат из списка обязательных, входит в минимальный ассортимент аптеки, но он не ввозится сейчас. Директор СРО "Ассоциация независимых аптек", глава Альянса фармацевтических ассоциаций Виктория Преснякова предрекает, что "будут опять штрафовать за отсутствие этого препарата", а его нет на рынке вообще.

Логистика: кому не дорога в аптеку

На доступность лекарственных средств влияют вопросы логистики. Поставки значительно усложнились с началом СВО.

"По поводу временного отсутствия каких-то конкретных торговых марок, опять же разбираясь, мы поняли, что главная причина исчезновения того или иного препарата связана с проблемами логистики. У нас сейчас очень много вопросов по логистике, и есть те, которые находятся с нашей стороны границы, есть те, которые находятся с другой стороны границы", — поясняют в Ассоциации российских фармацевтических производителей.

Лекарства(2022)|Фото: пресс-служба правительства Новосибирской области

И более того, постоянно появляются новые логистические "затыки", так, например, в ноябре Росавиация не продлила разрешение китайским авиакомпаниям на использование российского воздушного пространства, и доставка фактически стала невозможна. Морской транспорт — хороший выход, но в нашем главном восточном порте Владивосток имеют возможности принимать большегрузные танкеры, которые могут перевозить большое количество контейнеров.

"И часть наших грузов вынужденно уходят из Владивостока либо опять в Корею, либо в Китай, где перегружают все на более мелкие суда, которые потом разгружаются уже во Владивостоке. Как вы понимаете, это работает на удорожание всей логистики, увеличивает время доставки. Если бы мы в начале февраля 2022 года имели гарантированные логистические поставки из Китая в течение 30–55 дней, то сегодня нам говорят о 90 днях, причем горизонт планирования не больше двух недель. Не исключено, что через две недели ситуация может измениться в худшую сторону", — объясняет Дмитриев.

Будет ли глобальный дефицит?

И последний фактор, работающий на дефицит — неконтролируемый спрос, который невозможно спрогнозировать. Обычно, чтобы избежать дефицита, в аптеках к каждому сезону готовятся заранее, знают, что в осенне-зимний период понадобится много противовирусных, например. В наше время высокой турбулентности аптекари просто не знают, что сметут с полок в следующий раз и где возникнет "частичный" или "искусственный" дефицит. Сегодня мы слышим много обращений по поводу исчезновения ряда торговых марок "Амоксициллина" и в первую очередь препарата "Амоксиклав", говорит эксперт, но на деле в каких-то аптеках этот антибиотик есть, в каких-то — нет, но называть все это дефицитом нельзя.

Аптека(2022)|Фото: Накануне.RU

"Жгуты выросли в спросе в 12 раз, — рассказывает Виктория Преснякова. — Постоянно происходит то, чего мы не ожидаем, растут [в спросе] антидепрессанты, но это мировая тенденция, растут новые группы лекарств, не те, которые раньше росли. Хотя сегодня, в целом, мы больше не ждем активного роста продаж, так как в начале года после ажиотажного закупа у многих теперь есть годовые запасы лекарств".

Правительство поручило обеспечить "золотой запас" лекарств минимум на квартал, поможет ли это справиться с дефицитом? "Пополнение резервов, о котором говорит Минздрав, касается медучреждений, и тех медучреждений, которые обеспечиваются за счёт госзакупок, а не розничный сегмент, который представляет порядка 80% рынка в рублях, — говорит Виктория Преснякова. — У аптек нет складских помещений, им негде хранить запас лекарственных средств, они напрямую зависят от дистрибьюторов и оптовиков, у которых покупают лекарства два раза в неделю, три раза в неделю, кто-то через день, кто-то каждый день. Надеяться, что такой запас сделают аптеки, мы не можем".

Тем не менее, у фармы достаточно позитивный настрой, стоит послушать директора департамента маркетинговых исследований рынка компании I’d-360 Марину Шепотиненко, которая подтверждает, что какого-то рода дефицит мог появиться из-за изменения спроса, а изменение это было "истерическим":

"Истерическим спрос был в первые недели марта, и таким же он был в первую неделю после объявления частичной мобилизации. Это было заметно по скупке жизненно важных препаратов для хронических пациентов. При этом старшее поколение, те, кто смотрят телевизор, более спокойно реагируют, панические настроения и истерические скупки происходят у потребителей интернет-контента, ютуба, это молодое поколение, и именно они повысили спрос на различные лекарства и медицинские средства первой необходимости", — сказала она на пресс-конференции в НСН.

В целом эксперты склоняются к общему мнению — нужно избежать паники любой ценой, а фармацевтическая промышленность работает в штатном режиме, а иногда даже более активно, без лекарств население не останется. Да, санкции изменили горизонты планирования, но в России и до 2022 года были программы по импортозамещению: это и "Фарма-2020", "Фарма-2030" — местные производители создавали аналоги всех лекарств, и сейчас у нас по пальцам можно пересчитать препараты, у которых нет отечественных аналогов, заверяет Шепотиненко. Зоной риска остается доступ к технологиям, если мы уже изготовили аналоги западных старых лекарств, то вот к новым разработкам у нас доступа может и не оказаться.



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС