25 Сентября 2021
форумfeedback
search

К 100-летию Станислава Лема

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo
Стоимость покраски забора по адресу http://remont.youdo.com/decorator/room/fences/.
Стоимость перевозки на Камазе на http://perevozki.youdo.com/cars/kamaz/price/.
Обивка мебели флоком на http://remont.youdo.com/furniture/hauling/flock/.


Аналитика все материалы

"Петля Кудрина", которая душит нашу экономику, не просто так названа по его имени

Лучший подарок Кудрину – это сегодняшняя политика правительства Медведева, которая полностью воплощает в жизнь все его заветы.

Доктор экономических наук Михаил Делягин делится своими выводами со слушателями радио "Комсомольская правда"

Делягин:

- Добрый вечер.

Челышев:

- У нас есть несколько, насколько я понимаю, тем, которые нам подарила информационная картина дня. Есть несколько тем, которые нам подарил календарь. Вы с каких бы предпочли начать?

Делягин:

- Да с календаря самое надежное. Вдруг, пока говорим, что-нибудь новенькое случится.

Челышев:

- Давайте. У нас по календарю мы отмечаем день рождения бывшего министра финансов Российской Федерации Алексея Кудрина.

Делягин:

- Да, это не Борис Григорьевич Федоров, он жив до сих пор. И мне сегодня позвонили по дороге к вам из одной радиостанции, спросили: что бы я хотел пожелать Алексею Леонидовичу Кудрину, учитывая его выдающееся служение на благо Родине? И я честно скажу, что я задумался так, потому что все-таки и женская аудитория есть, и детская аудитория, что они решили, что пропала связью. Но в итоге я понял, что мне совершенно излишне его поздравлять с днем рождения, потому что его уже поздравило российское правительство. На самом деле один из аргументов того, почему мы вступили в Сирию, почему мы начали операцию по борьбе с терроризмом в Сирии, звучит так: что благодаря этому Алексей Леонидович Кудрин смог сказать правильную, разумную и бесспорную вещь, с которой невозможно поспорить. Он сказал, когда ему начали говорить, что это очень дорого, это стоит много денег, он сказал, что по стоимости это примерно соответствует маневрам, которые проводятся в армии. Поэтому с точки зрения денег на сирийскую операцию вообще внимание обращать не нужно.

Ну, должен сказать, что у меня немножко другое представление о тех маневрах, которые проводятся в нашей армии, но это правда. Несмотря на то, что это очевидно не маневры, это больше чем маневры, но тем не менее, учитывая финансовое состояние федерального бюджета, действительно, говорить о том, что операция по борьбе с терроризмом в Сирии ложится каким-то там грузом на что-то, ну, это неадекватно, это несерьезно. Федеральный бюджет обладает колоссальными запасами средств. Скажем, на 1 сентября, пока еще оперативных данных на 1 октября нет, но на 1 сентября 10,6 трлн. рублей валяется без движения при годовых расходах 12,5 трлн. рублей. То есть федеральный бюджет просто захлебывается от денег. Если кому-то в нынешнем Минфине их не хватает, то чтоб нам с вами так их не хватало.

Говорят: вот, у нас угрожающе сокращается Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Значит, они действительно сокращаются. Резервный фонд за первые девять месяцев этого года, здесь данные на 1 октября уже есть, составляет 70,5 млрд. долларов. Он вправду сократился и он сократился ощутимо – он сократился на 17,4 млрд. долларов. Но все равно осталось 70,5 млрд. А в рублях, благодаря девальвации, на 1 января было 4,9 трлн. рублей, на 1 октября – 4,7 трлн. рублей. То есть сокращение имеет место в валюте, но остается денег еще очень много. Фонд национального благосостояния тоже сократился. На 1 января было 78 млрд. долларов, осталось 73,7 млрд. долларов.

Челышев:

- А куда 5 млрд. дели? Мы их продали, чтобы поддержать курс рубля, или потратили на что-то?

Делягин:

- На самом деле не 5, а 4,3 млрд. долларов. Они на что-то пошли, на затыкание каких-то дыр. На самом деле из Фонда национального благосостояния щедро черпают разного рода государственные банки. Там есть официальная статистика на этот счет. По-моему, четыре с чем-то миллиарда долларов лежит в этих банках на депозитах для поддержания их ликвидности. Более 100 млрд. рублей направлены тоже на депозиты. Я бы предпочел, чтобы это было направлено на развитие напрямую, а не на поддержку каких-то госбанков, но тем не менее, эти деньги все равно лежат, можно в любой момент протянуть руку и их забрать. Итого, на начало года Резервный фонд и Фонд национального благосостояния – было почти 166 млрд. долларов. Сейчас – более 144 млрд. долларов. Сокращение составило 21,7 млрд. Да, это много. Это ощутимо. И мне очень обидно, что эти более чем 20 млрд. долларов направлены не на развитие, а на затыкание мелких дыр. Но знаете, если кто-нибудь говорит, что в федеральном бюджете нет денег, я, конечно, не могу посоветовать плюнуть ему в глаза, потому что сегодня это будет истолковано как экстремизм и как нападение. Но что еще посоветовать делать в отношении этого человека – я не знаю. Потому что эти люди не понимают не только слов, но и собственной отчетности. У нас было в двух фондах на 1 января этого года 9,3 трлн. рублей, а сейчас у нас 9,6 трлн. рублей. В долларах меньше, а в рублях больше. В процентах к ВВП у нас было 12,8 %, а сейчас более 13 % ВВП. Потому что ВВП сокращается. Минфин отказывается от развития. И ВВП в результате сокращается.

На самом деле лучший подарок, на мой взгляд, Кудрину – это сегодняшняя политика правительства Медведева, которая полностью воплощает в жизнь все его заветы. То есть вот тот самый Медведев, который, как подозревают, его уволил типа за недостаточное подчинение, ну есть такое подозрение, он проводит абсолютно его политику. Что у нас сейчас происходит с пенсиями? Только что пообещали, что пенсии будут индексироваться в меру инфляции.

Челышев:

- Но с каким трудом это продавили!

Делягин:

- Но реальная инфляция – это раза в два больше официальной. Если индексироваться по официальной инфляции, по 12 %, как нам обещают, будет в этом году, а на самом деле будет больше, даже официальная инфляция будет больше, если так индексировать, то это будет, на мой взгляд, вдвое меньше индексация, чем на самом деле. Но правительство Медведева говорит: нет, мы не будем индексировать на 12 %, мы будем индексировать на 4 % - в три раза меньше официальной инфляции, и я подозреваю, что в шесть раз меньше реальной инфляции. А почему? А для чего? Куда мы направим сэкономленные деньги? Мы направим сэкономленные деньги на выплаты больным детям?

Челышев:

- Нет.

Делягин:

- Мы направим их на строительство автодорог?

Челышев:

- Не-а.

Делягин:

- Мы направим их на повышение зарплаты офицеров ФСБ?

Челышев:

- Еще чего! А, вполне возможно.

Делягин:

- Нет, нет! У нас абсолютно прозрачное правительство.

Челышев:

- Но это просто закрытая статья, поэтому…

Делягин:

- У нас закрытые статьи закрыты, а здесь все говорится официально. Нет, мы эти деньги даже не направим на борьбу с террористами ИГИЛа, мы эти деньги направим на поддержку финансовой системы Соединенных Штатов и еврозоны.

Челышев:

- Михаил Геннадьевич, как вам вот это решение правительства, о котором пока, правда, говорят, не знают в Кремле, о том, чтобы засекретить информацию обо всех российских владельцах роскошных поместий, вилл, яхт и так далее? В том числе из числа чиновников.

Делягин:

- Ну вот, понимаете, вместо того, чтобы взять Навального, назначить его зам. руководителя Счетной палаты или просто аудитором и посмотреть, он тянет, он справляется с той работой, которую он так красиво выполняет на общественных началах, или не он не тянет, я понимаю, почему этого не хочет руководство Счетной палаты. Потому что, если он потянет, то у нас будет отличный председатель Счетной палаты. Если он не потянет, то он себя дискредитирует, и забудьте о нем навсегда. Но человек показал, что он умеет делать некоторые вещи. Да, попутно – с плясками, с воплями, часть данных оказывается недостоверной. Но, извините, она нарыта неофициальным образом, естественно, она недостоверна. Вместо этого от него решают защитить людей, которые являются потенциально коррупционерами.

Челышев:

- Самое святое!

Делягин:

- Извините, пожалуйста, в этом есть реальный здравый смысл. Мы помним, что было на майдане. Как было после майдана в Киеве. Что, если происходит госпереворот, в значительной степени он происходит потому, что бандиты, боевики и пламенные революционеры приходят по домашнему адресу людей, облеченных властью, избивают их в подъезде, убивают их в подъезде, запугивают их у порога дома и так далее. Но, первое, боевички обычно знают это не из открытых источников, а непосредственно от американцев. Второе. Действительно, есть люди, ну, например, есть закон о защите частной жизни. Отлично. Если я где-то живу, я – чиновник высокого уровня, которого имеет смысл запугивать, терроризировать, отлично, я могу сказать, что вот этот адрес является государственной тайной. Пожалуйста, это можно предоставить. При условии, что я там живу. А если я там не живу, а просто так это делаю, чтобы спрятать свое имущество, то, извините, я должен попадать под расследование антикоррупционное и, как нарушивший режим секретности, должен увольняться. Раз.

Второе. Если у меня есть несколько объектов недвижимости, я могу засекретить только тот, где я сам живу, – в целях безопасности. Вот если бы это говорилось так, то это имеет какой-то смысл. И причем здесь яхта? Если я яхту купил на честные деньги, то я имею право, у нас капиталистическое государство показного потребления, мне это не нравится, я против этого, но по закону никакие претензии предъявлены быть не могут. Вот лето прошло, а так на Пироговское водохранилище можно было съездить и посмотреть, что у нас там творится, все довольны, никто не возмущается. Получается, что имеет смысл прятать яхты только в том случае, если они украдены. Иначе все по закону, ребята. Если вы не так косо посмотрите, идите в тюрьму. И прецеденты, кстати говоря, насколько я понимаю, были. Получается, что, может быть, кто-то там заботится о безопасности, но выглядит это, как, во-первых, защита коррупционеров. А во-вторых, деяние, попадающее под 282-ю статью Уголовного кодекса Российской Федерации. Потому что получается, что представители, люди, которые эту норму хотят ввести, считают, что у нас нет законной частной собственности, что все, что имеют у нас богатые люди, они имеют незаконно и они украли. Ну, когда-то Прудон сказал, что собственность – это кража. Но это, по-моему, было лет двести назад, а то и больше. И приватизация у нас легализована, пусть даже если она и была кражей. И формально украденное в приватизацию, на мой взгляд украденное, формально украденным не является, это законная, добросовестно приобретенная собственность.

Простите, пожалуйста, зачем прятать богатое имущество? Что, вы таким образом от воров скрываетесь? Когда можно купить базу данных из налоговой инспекции во многих местах до сих пор, насколько я могу судить. Если скрываются таким образом от воров, простите, вообще-то обычная государственная информация, не засекреченная, должна быть от них закрыта. В рамках закона о защите частной жизни. Это так и есть. Когда всякие компроматы читаете, там звездочками замазаны домашние адреса и домашние телефоны не потому, что так заботятся о безопасности этих людей, а потому что распространять чужую частную информацию без их согласия – это преступление. То есть у нас достаточно законов. И люди, которые вносят такую идею, они тем самым разжигают социальную рознь и вражду в отношении группы "власть". У нас люди по этой статье сидят реально. И это тот самый административный экстремизм, который является худшей формой разжигания социальной розни. Когда люди ведут себя так, что хочешь им помочь, хочешь найти какое-то оправдание их действиям, а не получается.

Челышев:

- Михаил Геннадьевич, давайте ненадолго вернемся к разговору о лежащих на счетах бюджетных средствах в размере порядка 10 трлн. рублей. Если мы представим, что эти деньги вдруг пошли на какие-то глобальные, в масштабах России, естественно, инвестиционные проекты. Ну, например, высокоскоростная железнодорожная магистраль в сторону Дальнего Востока, или что-то еще подобное. Насколько мультипликативные эффекты таких вложений помогут нашей экономике?

Делягин:

- Есть несколько ограничений. Во-первых, проекты должны быть разумными. В 1997 году у нас начали строить одну высокоскоростную магистраль. Я не помню, засыпали эту яму ценой миллиард долларов в центре Питера или еще не засыпали, но деньги растворились в воздухе. Я подозреваю, что до сих пор нельзя говорить, что их украли. То есть деньги можно потратить бессмысленно. Можно заняться озеленением Луны, например. Появятся новые замечательные технологии, но вряд ли они изменят нашу жизнь.

Челышев:

- Вы сейчас видите в России такой проект, который лично вам кажется не бессмысленным, а вот именно для нашей страны нужным сейчас?

Делягин:

- Да куда ни плюнь, везде такие проекты. Модернизация автомобильных дорог – раз. Причем начинать нужно с изменения стандартов. Потому что наши стандарты автодорог – это ухудшенный американский стандарт, прости господи, 1929 года. С того времени машины стали чуть тяжелее. Не говоря уже о том, что даже он не соблюдается, как мы видим в том числе на примере Москвы. Дальше. Модернизация аэропортов. Дальше. Восстановление отраслей естественных монополий после чудовищной реформы Чубайса и после чудовищной реформы железнодорожного транспорта. Когда единые технологические комплексы разорваны на части, в результате кратно выросли издержки. Модернизация жилищно-коммунального хозяйства. С 60-х годов, на которые ориентируются наши коммунальные технологии, утекло много воды и появилось много хороших вещей.

Челышев:

- Мы за эту воду заплатили, кстати, из своего кармана.

Делягин:

- Мы платим не за эту воду, мы платим за воду в несколько раз больше. Мы можем сейчас жить в домах, которые потребляют вдвое, втрое меньше электроэнергии, чем сейчас. Даже без всяких технологий нормальная реструктуризация жилищно-коммунального хозяйства, изъятие посредников, изъятие воровства чуть не в каждой точке позволят нам сократить на двадцать-то процентов уж точно все эти наши тарифы. Я не понимаю, почему во время избирательных кампаний никто не раскидывает платежки с рекламой "Давайте снизим эту сумму на 20 процентов!" и так далее. Куда ни плюнь у нас проекты. Естественно, нужно ограничить коррупцию, иначе все украдут. Нужно ограничить произвол монополий, иначе будет как с недоступным жильем… извините, якобы доступным якобы жильем господина Медведева, когда резко увеличили спрос, в результате монополисты предложение увеличили не очень сильно, в основном увеличили цены. Нужно ввести разумный протекционизм. Потому что иначе все достанется иностранным производителям. Нужно готовить специалистов, а для этого нужно от уничтожения системы образования и ликвидации здравоохранения переходить к их созиданию, восстановлению.

Но на 10,6 трлн. рублей, даже если мы оставим 2 трлн. в заначке, как говорят наши замечательные руководители, что нужно 2 трлн. оставить в заначке, я не знаю, откуда они 2 трлн. взяли, откуда эту цифру, но, допустим, надо, хорошо, черт с вами, оставьте. Но знаете, на оставшиеся 8,6 трлн. можно просто построить новую Россию. Можно построить новую страну, которая просто будет другой. Она будет более европейской, более комфортной. Не уверен, что более цивилизованной, потому что разруха все-таки в головах, а не в клозетах, в первую очередь, но знаете, вот эту фразу жителям аварийного жилья и даже жителям просто ветхого жилья я сказать не могу. Потому что у них как раз разруха не в головах. У них разруха там, где они живут. Они не могут оттуда вырваться. Мы реально можем построить новую страну. На это есть деньги. На это категорически нет желания. И эта вещь, на мой взгляд, которая является, если не заслугой, то уж результатом деятельности господина Кудрина в первую очередь. Потому что "петля Кудрина", которая душит нашу экономику, она не просто так названа по его имени. Когда все свободные деньги страны выводятся из страны, искусственно создается денежный голод, и все загибается. И кому повезет, тот может взять внешние кредиты. А кому не повезет, тот загибается вместе со всеми. Вот эта "петля Кудрина" продолжает нас душить с той поправкой, что внешних кредитов больше нет.

Челышев:

- У нас сейчас не самая позитивная нота. Но, простите, какая жизнь, такие и ноты.

Делягин:

- Какой именинник, такие и ноты.

Челышев:

- Можно и так сказать.

Делягин:

- Но надо сказать, что человек честный. Я как-то его спросил на одной из конференций, не чувствует ли он себя в связи с этим преступником. Человек отвечал по часам 8 минут, а ни да, ни нет так и не сказал.

Челышев:

- Вы обещали назвать несколько цифр относительно каких-то промежуточных итого, которые российская экономика демонстрирует в начале осени.

Делягин:

- На самом деле все смотрят на курс рубля.

Челышев:

- Это главная цифра.

Делягин:

- Все радуются, что он укрепился. Ну, на инфляцию смотреть без толку. Потому что, во-первых, официальная инфляция – это как термометр, который ввезен без проверки того, как он работает. У нас с 2001 года запретили тестировать ввозимую измерительную аппаратуру. Поэтому, когда вы покупаете электронный градусник, я не знаю, как кому везет, но у меня он показывает плюс-минус 1 градус у него точность, по сравнению с ртутным. И проверено это на десятке градусников. Ну, может быть, мне просто не везет. Так что на инфляцию смотреть без толку. С экономическим спадом все понятно. Со спадом розничного товарооборота, то есть текущего потребления, ну, зачем читать у Росстата, что это минус 10 %, когда мы каждый на своем кармане это ощущаем?

Челышев:

- Вот такие цифры пришли. Речь идет о том, как россияне стали вести себя в качестве покупателей в связи с летним очередным всплеском курсов валют…

Делягин:

- Августовским.

Челышев:

- Да, когда с 55 до 71 доллар дорос. Так вот, 45 % россиян среднего класса начали экономить на еде.

Делягин:

- У нас что, есть средний класс, который составляет 45 % населения?

Челышев:

- Нет, это есть какой-то средний класс, сколько процентов непонятно, и вот 45 % этого среднего класса начали экономить на еде.

Делягин:

- Я сразу вам скажу, что если вы экономите на еде, то вы уже не средний класс.

Челышев:

- Вот да.

Делягин:

- Это кто проводил опрос?

Челышев:

- Опрос проводила компания "Sberbank CIB". Наверное, какая-то из западных "дочек" "Сбербанка".

Делягин:

- Это его дочка аналитическая. Но на самом деле не факт, что это репрезентативная выборка. Никого не хочу обижать, но вот как бы есть "ЦИРКОН", есть фонд "Общественное мнение", есть ВЦИОМ, есть "Левада-центр", и то с большими поправками, потому что у них какие-то странные опросы в последнее время. Но все остальное – это вопрос. Еще давайте вспомним социологическую службу Навального.

Челышев:

- Давайте.

Делягин:

- Но у нас феномен среднего класса. Две трети населения России относят себя к среднему классу, при том, что большинство из них бедные, у нас средний класс не превышает 20 % населения. И то это не поведенческий, не психологический параметр, а это просто уровень потребления. Это может быть человек, который не относится к среднему классу, потому что это понятие определенной добросовестности, определенного стиля жизни, лояльность власти, стремление соблюдать законы, даже если это глупо и невыгодно, и так далее. В реальности средний класс – это процентов 7-8, такой классический. По уровню потребления – до 20 %, сейчас, я думаю, уже 15 % в лучшем случае. Но люди считают, что если я живу так же, как и сосед, какой же я вам бедный? Я классический средний класс. А если я не пью, то я еще лучше соседа живу. Я вообще верхняя часть среднего класса. Есть простой критерий. Если вы не можете из текущих доходов купить товары длительного пользования, вот тогда вы не средний класс. Если вам не нужно, чтобы что-то купить, что вам приглянулось, - телефон, телевизор, заменить холодильник, заменить пылесос, ковер, что-то еще, - если вам для этого не нужно лезть в заначку, брать потребительский кредит, стрелять по знакомым, то в этом случае, если вы из текущих доходов все это можете купить, то тогда вы средний класс. Если нет – то нет.

Я подозреваю, что это все-таки относится к тому среднему классу, который сам себя ощущает средним классом. Потому что представить себе, что у нас почти ополовинился средний класс за пару месяцев, за июль-август, или за август-сентябрь, я просто не могу. Это слишком резкое изменение. Но да, те люди, которые были верхней частью бедных, которые не экономили на еде и которые иногда даже не экономили на одежде, вот эта часть людей провалилась в бедность. В большую бедность, чем та, в которой она была. Нужно еще учитывать фактор кредитов. Люди, которые могли, они закрыли кредиты, расплатились, даже иногда штрафы платили за досрочный возврат. Но они понимали, что впереди неопределенность. А некоторые же еще до сих пор продолжают брать новые кредиты.

Челышев:

- Михаил Геннадьевич, вот сложный вопрос. Но я думаю, что мы должны эту цифру попытаться назвать. Мы уже говорили о том, насколько тяжелее придется всем тем, кто живет, кто может себе позволить исключительно продукты питания, они, как известно, дорожают у нас всегда сильнее всего, это самый высокий показатель инфляции…

Делягин:

- Ну, в этом году пока нет на самом деле. Это, конечно, эффект осени, когда овощи, плоды и фрукты дешевеют. Но вот пока у нас официальная инфляция продовольственная ниже, чем официальная инфляция в целом. И реальная тоже. Потому что у нас меньше доля импорта в продовольствии. И есть возможность купить что-то отечественное. Скажем, бытовая техника вся импортная, никуда здесь не деться. Лекарства импортные. И девальвация бьет по непродовольственным товарам сильнее, чем по продовольственным.

Челышев:

- У нас подорожало все не только потому, что пресловутая инфляция. У нас все подорожало еще и потому, что курс рубля значительно просел. В связи с этим вопрос. На сколько упадет реальная покупательская способность у людей, которые могут позволить себе только самое необходимое – только продукты питания, только какой-то минимум из одежды, только коммунальные услуги? Проще говоря, у пенсионеров, у семей, в том числе и многодетных, с невысоким уровнем дохода или с большим количеством детей, каждого из которых необходимо накормить и одеть?

Делягин:

- Понятно. Еще вы забыли про самое страшное – вы забыли про лекарства. Это самое страшное сейчас.

Челышев:

- Да, здесь с импортом…

Делягин:

- Потому что даже я сталкиваюсь с тем, что даже в Москве некоторые лекарства приходится покупать по два-три раза, потому что просто плацебо продается, не работают. И спасибо, что это просто подделка, а не что-то вредное. В этом году я считаю, что реальная инфляция будет не менее 25 %, из которых не менее 20 % мы уже получили. То есть еще 5 % точно до конца года, может быть выше. Не меньше. Инфляция у нас сейчас умеряется только нищетой населения. Произвол монополий остался, девальвация работает. Произвол монополий достаточно наглядно виден из того, что у нас рубль периодически укрепляется, но цены на импорт при этом не снижаются. Это как бы доказательство юридическое. Цена на нефть может падать, но цена на бензин падать не может. Поэтому тоже всем всё понятно. В следующем году, я загадывать боюсь, но если все будет хорошо, то не менее 20 %. Это оптимистический прогноз. Ориентируйтесь на это, пожалуйста.

Челышев:

- Давайте поговорим о том, что произойдет с курсом рубля. Хотя бы до конца года. Смотрите, есть такой банк BNP Paribas…

Делягин:

- Извините, просто очень больная для меня тема. Я еще закончу. Понимаете, мы привыкли, что мы живем неплохо, мы живем лучше, чем в 90-е годы. Но нас силой запихивают обратно в 90-е годы. Вот есть такой Фонд "Левада-центр", хорошая статистика. И они проводили очень тщательную статистику социальной структуры населения. Сколько нищих, сколько бедных, сколько среднего класса – по моделям потребления. Вот они с конца 2012 года больше это не показывают. Потому что они увидели, как я подозреваю, что у них просто слишком много бедных – почти 80 % бедных, включая нищих. И доля нищих стала расти уже в конце 2012 года, она составляла тогда 9 %. Сейчас-то это вообще, небось, процентов 15.

Челышев:

- Давайте тогда попытаемся каким-то образом эти данные получить. Вернемся к этой французской банковской группе BNP Paribas. Есть там один аналитик - Петр Хвейчак его зовут. Который считается в мире едва ли не лучшим специалистом по курсу рубля. Он, дескать, несколько раз последние несколько кварталов наиболее точно среди всех мировых аналитиков предсказывал поведение российской валюты.

Делягин:

- Я подозреваю, что наиболее точно среди мировых аналитиков - это не очень точно, ну ладно.

Челышев:

- Михаил Геннадьевич, других-то не имеем.

Делягин:

- У нас российские еще есть.

Челышев:

- Он говорит, что…

Делягин:

- "Банк России" еще есть.

Челышев:

- Есть, да. Мы уже к нему сегодня обращались. Он говорит о том, что в конце года рубль будет стоит 65.30, и не стоит ждать каких-то резких скачков курса рубля и, соответственно, падений тоже. Девальвации не будет. Вы согласны с этим прогнозом?

Делягин:

- Ну, вы знает, я не могу сказать, что я могу у него купить 10 тысяч долларов, ну честно говорю – не могу. Но я надеюсь, что я смогу у него купить полторы тысячи долларов к концу этого года, ну не по 65.30, хорошо, пусть у него будет маленькая прибыль, по 65.50. Если, конечно, он захочет мне их продать по этой цене. Потому что я подозреваю, что рыночная цена, валютный курс будет сильно выше. Есть две очень простые вещи. Да, сейчас рубль укрепляется. И все радуются, все пляшут. Но декабрь месяц – Российской Федерации предстоит выплатить по внешним долгам, по-моему, более 23 млрд. долларов. Это сильный всплеск, это последний на самом деле всплеск, потому что средний фон до этого 6-7 млрд. долларов в месяц. Представить себе, что госпожа Набиуллина вдруг по текущему курсу ради поддержания валютной стабильности продаст эту валюту нашим бизнесменам, я не могу. Это значит, что они завалят рынок.

Челышев:

- Михаил Геннадьевич, давайте поговорим о главном показателе, от которого зависит курс рубля – это цена на нефть.

Делягин:

- Вы сказали "давайте поговорим о главном" - я так напрягся.

Делягин:

- Эрос и Танатос – это, безусловно, всегда интересно…

Делягин:

- Но это не тема нашей передачи.

Челышев:

- Хотя – кто знает, куда идем. Может быть, вполне вероятно, и к этому…

Делягин:

- Не сегодня!

Челышев:

- Сегодня не успеем, боюсь.

Делягин:

- Может быть, придем и туда, и туда, но не сегодня. По крайней мере, не в прямом эфире.

Челышев:

- Итак, мы за последние несколько месяцев, то, что мы наблюдали падение – это, как говорится, насладились, накушались сполна. Но периодически бывали и такие вот эпизодические всплески, даже всплески в несколько долларов за баррель, вдруг черное золото дорожало. Все-таки, чтобы все точки над i расставить, сейчас больше фундаментальных причин для него – для роста цены на нефть или для ее дальнейшего падения?

Делягин:

- С предельным цинизмом я скажу, что мировой рынок нефти, как и остальные рынки, управляем. Управляемый спекулянтами. Главный глобальный спекулянт – Соединенные Штаты Америки. Они завалили рынок нефти, когда они прекратили количественное смягчение, когда они перестали вливать доллары и тем самым перестали пополнять спекулятивные капиталы. Потом они договорились с Ираном о снятии санкций и завалили второй раз – с 67 до 42,7, между прочим, упала цена на нефть. Потом немножко стала восстанавливаться. Но есть маленькая деталь. Дело в том, у США тоже есть нефтяная отрасль. И она для них очень значима. И вот нефтяная промышленность США рентабельна при 60 доллар за баррель. Это не сланцевая нефть, это нефть в целом. Чтобы получать какую-то прибыль, им нужно иметь 65 долларов за баррель. Ну, допустим, они будут модернизировать ударными темпами отрасль. Допустим, они будут снижать себестоимость. Допустим, все-таки даже с учетом прибыли будет 60 долларов за баррель. Вот рынок смотрит туда. Рынок идет туда – 60-65. Это среднесрочный ориентир.

Конечно, есть предвыборная кампания, когда демократы давят республиканцев, в том числе нефтянку, которая стоит на их стороне. Есть процессы на сланцевом рынке. Ведь сланцевый рынок – там была свободная конкуренция практически. И крупные корпорации стараются монополизировать этот рынок, зачистив всю мелочевку. А это делают при помощи низких цен. Все это есть. И Америка богатая страна, нефтянка Америки может очень долго работать себе в убыток, но не бесконечно. Поэтому я думаю, что нефть будет, естественно, колебаться, цена нефти. Но в целом ориентир к концу следующего года – все-таки 65, может быть даже больше.

Я подчеркну, что у меня на стене в кабинете висит плакатик: "Проект вечного двигателя второго рода и прогнозы мировых цен на нефть не рассматриваются". Никому с 2000 году не удавалось в мире спрогнозировать цену на нефть два раза подряд правильно. Многим удавалось угадать, многим удавалось спрогнозировать, но чтобы два раза подряд спрогнозировали правильно, такое не бывает. Просто не было ни разу ни одного. Поэтому к моим словам нужно относиться с учетом этой тенденции. Но я так думаю. Потому что у рынка есть хозяин, этот хозяин не хочет жить в убыток. И я все-таки надеюсь, что наша страна пресечет или хотя бы подорвет поставки кровавой игиловской нефти на мировой рынок. Потому что через Турцию и курдов, через израильтян эта нефть все равно приходит к американцам. Она приходит к американским нефтяным компаниям в том числе. И позволяет им зарабатывать даже при низких мировых ценах на нефть. 60 долларов – это рентабельность американской нефти. Рентабельность нефти "Исламского государства" - даже 20 долларов за баррель, они покупают по этой цене, по 22 будут продавать – будут иметь прибыль.

Вот в этой ситуации, борясь с терроризмом, мы тем самым помогаем себе не только в том смысле, что мы убиваем террористов не в Москве, а в каком-нибудь там Хаме или Хомсе, но мы помогаем и тем, что мы, я надеюсь, что мы начнем лишать из экономической базы. Зачем убивать людей, когда можно оставить их без денег? Это более гуманно. Мы начнем подрывать их экономическую базу. Турки будут возмущаться, курды будут недовольны, израильтяне будут визжать как резаные, американцы нас в очередной раз проклянут и скажут, что мы во всем виноваты, включая глобальное потепление. Но при всем этом мы поддержим не только свою безопасность, но и свой карман тоже.

Челышев:

- Главное – делать это на сирийской территории. Потому что на турецкой территории мы не сможем никакую инфраструктуру уничтожать, на иракской, я полагаю, тоже.

Делягин:

- На турецкой территории не добывается кровавая нефть.

Челышев:

- Она туда поставляется по трубопроводам.

Делягин:

- Она туда поставляется в основном в бензовозах. И зажечь нефтяные поля, я понимаю прекрасно, что мы не американцы, мы не французы, мы не израильтяне, мы не бандиты. Мы осуществляем военную операцию на чужой территории только в рамках того мандата, который нам дало сирийское правительство, каким бы слабым оно ни было. Вот сказали сирийцы: ребята, вот бомбите террористов, а нефтяные поля пока не зажигайте. И мы не можем зажечь нефтяные поля. Но, во-первых, любая ракета может улететь не туда. Мы это прекрасно знаем. Первое. И второе. Раз уж мы спасаем сирийское правительство, мы можем обратиться к нему со смиренной просьбой, в которой нельзя будет отказать. Потому что, если удастся уничтожить "Исламское государство", вы знаете, наши специалисты, французские специалисты, американские специалисты, любые специалисты любой страны мира загасят любой нефтяной пожар. Да, это очень тяжело, это дорого. Но знаете, за 5 % этой нефти загасят. И даже меньше.

Челышев:

- Давайте так, новости относительно "Трансаэро" вас сейчас вообще в принципе интересуют? Казалось бы, все, крест поставили.

Делягин:

- Крест поставили. Очень жалко, хорошая была компания. И люди хорошие. И пилоты хорошие. Но две вещи. Во-первых, сейчас посмотрим, как будут обеспечивать интересы пассажиров. Потому что уже начались какие-то серьезные проблемы. Уже люди бьются об этот "Трансаэро" как рыба об лед. Уже им говорят: идите в суды или вы ничего не получите. А в суде вы потратите деньги, потратите время, иногда это будет дороже, чем стоимость авиабилета. Все это уже вызывает отвращение. Но есть две вещи, которые существуют помимо этого. Первое. В одной стране, в одной отрасли должна быть одна крупная корпорация. Это технологическое требование. "Летайте самолетами "Аэрофлота" - все смеются над этим советским лозунгом, но имелся в виду не "Аэрофлот", имело в виду, что не надо ездить поездом, когда можно полететь самолетом. Это была конкуренция между видами транспорта. И "Аэрофлот" был хорошей компанией. Но мы видим, что на рынке нет места для двух больших компаний. Есть одна компания и большое количество средних и мелких, которые создают конкуренцию. Вот для российского рынка сегодня, у нас сегодня не американский рынок, у нас сегодня не китайский рынок, у нас падает уровень жизни, у нас падает объем пассажирских перевозок, как я подозреваю, к сожалению. На этом рынке один крупный, много средних и мелких. Для второго крупного, что попыталась сделать "Трансаэро", места нет.

Второе. Жертвой чего пала "Трансаэро"? Почему ее так долго тянули? Потому что правительство Медведева, давая, на мой взгляд, заведомо ложные прогнозы о том, что кризис вот-вот кончится, вводит в заблуждение и себя, и других. Что случилось с "Трансаэро"? Она набрала кредиты под экспансию, начался кризис, и стало ясно, что экспансии не будет. Почему ее так долго тянули? Она пришла с просьбой. Она говорит: ребята, вы говорите, что кризис вот-вот кончится, что сейчас начнется экономический рост, что сейчас все улучшится. То есть получается, что мне нужно до экономического роста день простоять да ночь продержаться. Перекредитуйте меня на день да ночь, чтобы я смог дожить до улучшения конъюнктуры, о котором вы говорите. Никакое правительство не может сказать: дорогие ребята, вы знаете, я вас обманывал. Этого не будет. Это невозможно. Давая ложный прогноз регулярно, правительство само себя и банки, лояльные себе, загнало в тупик. И "Трансаэро" загнало в тупик.

Челышев:

- Я попрошу вас дать советы относительно ближайшего будущего.

Делягин:

- Самый главный совет – не будьте "Трансаэро". Этот кризис отличается от всех предыдущих. Это не резкое падение с последующим быстрым выходом. Прошлые кризисы продолжались полгода максимум. Полгода уже прошло не один раз. Этот кризис долгий, он будет медленно душить и будет медленно нарастать. Не ждите улучшения в конце этого квартала, не ждите улучшения в конце следующего года. Само по себе ничего не случится. Пока правительство не оздоровится, пока правительство не займется модернизацией страны, кризис будет только нарастать. Есть простой индикатор. Сидят во власти либералы из 90-х годов – ситуация будет ухудшаться. Проводят они политику Кудрина – ситуация будет ухудшаться. Этот кризис надолго, и вам нужно не воспринимать его как кризис, а воспринимать его как просто новые условия жизни. 90-е ушли в прошлое, но они пришли сегодня к вам на кухню и они будут длиться на этой кухне долго.

Челышев:

- Зато правительство обещало к этому Новому году ввести льготные цены на российское шампанское.

Делягин:

- Оно еще экономический рост обещало в конце этого года – начало выхода из кризиса.

add_circle ОБСУДИТЬ


Добавить комментарий:

"Петля Кудрина", которая душит нашу экономику, не просто так названа по его имени

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *





Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС


Магазин спецодежды