в этот день
24.05.17
07:58
В Екб.09:58
В Кремле заявили об отсутствии у Путина планов по президентской предвыборной кампании
Обыски у режиссера Серебренникова. "Прозаика" хищений в сфере культуры?
Заявка на Expo-2025: создание положительного имиджа Екатеринбурга – неиспользованный ресурс

Тема дня
Почему США сокращают военную помощь Украине? Во вторник мир облетела новость, что США могут прекратить оказывать ряду стран безвозмездную военную помощь и заменить ее на кредиты. Среди них: Вьетнам, Индонезия, Колумбия, Пакистан, Филиппины, Тунис, Ливан, а также Украина. Предложения Белого дома планируется представить 23 мая, после чего их начнут обсуждать в Конгрессе. Что стоит за этим предложением президента США Дональда Трампа и могут ли быть последствия для Украины – в материале Накануне.RU.
Аналитика

"Разоблачив пять мифов", Кудрин подтвердил, что он – агент Запада Накануне в "Коммерсанте" вышла статья Алексея Кудрина, которая громко названа "Пять опасных мифов". В ней бывший "лучший в мире" министр финансов описывает экономические, по его мнению, заблуждения, которые никак не могут быть применены у нас в стране. А все это нужно для того, чтобы, вероятно, "застолбить" место за самим собой, ведь с конца мая власти приступят к обсуждению экспертных разработок по программе экономических реформ с 2018 г.


"Мы можем попросить видеоблогера в майке "Единой России" съесть личинку, но будет ли это эффективно?" Слова 19-летней Саши Спилберг в Госдуме о том, что она "до сегодняшнего дня никогда не сталкивалась с молодежной политикой", вернули дискуссию об этом инструменте. Анонимные политические каналы в соцсетях, колумнисты в медиа и влиятельные экспертные центры на следующий же день опубликовали свои выкладки о том, можно ли влиять на молодежь через, как выразилась юная видеоблогер, "сетевых лидеров мнений" и как это делать. Между тем, политолог Константин Калачев пытается напомнить, что видеоблогинг – это, в первую очередь, часть индустрии развлечений, и чтобы рассказывать там о политике, во время разговора придется есть личинки или раздеваться. Своим экспертным мнением об этом он поделился с Накануне.RU
Чем обернется реновация жилья в Москве, на Ваш взгляд?

Действительным улучшением облика столицы и условий жизни москвичей

Продвижением коммерческих интересов застройщиков, а с мнением людей будут считаться мало

Отмывом бюджетных денег в больших объемах, обещания выполнены не будут


Результаты 531

ТНК-ВР исполнился год. Интервью Роберта Дадли
размер шрифта: A A A   в блог   версия для печати

ТНК-ВР исполнился год. Интервью Роберта Дадли

Ровно год назад в России появился новый нефтяной гигант — ТНК-BP. Прошлым летом, когда сделку между британской BP и российскими хозяевами ТНК благословляли Владимир Путин и Тони Блэр, будущее компании выглядело абсолютно безоблачным.

С тех пор ситуация в стране сильно изменилась. Из самой дорогой “фишки” российского фондового рынка “ЮКОС” превратился в компанию, стоящую на грани банкротства, иностранные банки и инвесторы заняли выжидательную позицию, а отечественный бизнес возобновил вывоз капитала из России, пишет газета "Ведомости".

Топ-менеджеры ТНК-BP почувствовали эти перемены на себе. Компанию уже проверяли Федеральная служба безопасности, миграционная служба, Минприроды, а голландский ING Bank и французский Societe Generale отказались участвовать в синдицированном кредите. Но президент и главный управляющий директор ТНК-BP Роберт Дадли уверяет, что все под контролем, и только сетует, что в сутках 24 часа, а не 30.

— Прошел год с создания ТНК-BP. Насколько удачно развивается этот проект?

— Я очень доволен. Мы смогли многого достичь в плане добычи, маркетинга, финансовых результатов, инвестиций. Мы провели независимый аудит запасов и теперь точно знаем, что ресурсная база у нас очень прочная и точно подсчитанная. Мы начали глобальный проект модернизации нашей системы бухучета, программу корпоративной реструктуризации. Мы объединили людей из BP, “СИДАНКО” и ТНК. И мы научились работать вместе.

Когда работаешь в такой компании, как ТНК-BP, которая только создана, растет и развивается, жалеешь, что в сутках только 24 часа, а не 30. Поэтому самое главное — это, наверное, выстроить приоритеты в области бизнеса и в вопросах промышленной безопасности, охраны труда и окружающей среды. Конечно, в некоторых направлениях компания должна была бы продвигаться более быстро. Но, с другой стороны, после сделки слияния нужно вести себя очень аккуратно, чтобы поступательное движение компании не отклонилось в сторону.

— А как вам лично работается в России?

— Потрясающе. В первый раз я работал здесь в 1994-1997 гг. Но то, что я делаю сейчас, очень отличается от первого опыта. Сейчас я руковожу реальным набором активов и растущих компаний. Приходится работать в очень конкурентной среде с очень напряженным режимом работы. И пока я не планирую заниматься ничем, кроме развития компании. Моей жене и семье здесь тоже нравится.

— За первые шесть месяцев 2004 г. BP получила рекордную прибыль, хотя многие подразделения группы снизили добычу. Какова в этом заслуга ТНК-BP? Какая роль в группе BP отводится компании в перспективе?

— В моей нынешней работе я представляю обе стороны акционеров, и российских в том числе. BP рассматривает ТНК-BP как долгосрочный проект — на 20-30 лет. Конечно, ТНК-BP внесла свой вклад, и это отражено в отчетности BP. У BP сейчас шесть точек роста, и ТНК-BP — одна из них. По мере того как ТНК-BP как российская компания наращивает запасы, наращивает добычу, BP как акционер получает от этого дивиденды. Я очень оптимистично оцениваю наши перспективы. И моя цель — приятно удивить обе группы акционеров.

— У ТНК-BP две группы акционеров, владеющих равными долями. Но у BP, когда она входила в этот бизнес, наверняка были свои представления о том, как должна работать компания. Правда ли, что одним из требований британских партнеров было снижение зависимости от “Альфа-групп”, например отказ от обслуживания в Альфа-банке?

— Когда формируется совместное предприятие, принципы работы акционеров должны быть очень четко оговорены, и с ТНК-BP было точно так же. У нас есть намерение ограничить сделки с заинтересованными сторонами, что, однако, не является самоцелью. Нельзя говорить о том, что есть какие-то специальные ограничения на работу с “Альфа-групп”. Если менеджмент рекомендует работать по каким-то вопросам с “Альфой”, “Access/Ренова” или какой-то компанией из группы BP, мы самым рутинным образом представляем это на утверждение совета директоров.

— ТНК-BP обещает перенести центр прибыли в Россию, увеличивает эффективную ставку налогообложения, выделяет $25 млн в фонд развития Санкт-Петербурга. С чем связана такая подчеркнутая лояльность властям?

— Зарегистрировать холдинг в России мы планировали с самого начала. От ТНК, “СИДАНКО” и “ОНАКО”, которые вошли в группу, ТНК-BP унаследовала более 600 компаний. И эту структуру необходимо было упростить. С прошлого лета мы размышляли, как правильно развивать ТНК-BP. Это чрезвычайно сложный проект. Поэтому нам пришлось консультироваться с правительством о том, как правильно сформировать новый российский холдинг. А раз мы решили учредить российский холдинг, то Тюмень — это самое естественное место, где его можно зарегистрировать. Это решение было еще сопряжено с запуском нового, Уватского проекта. До сих пор инвестиции в этот проект были незначительные. Мы обсуждали с тюменскими властями, как нам развивать этот проект. И они предложили нам программу стимулирования инвестиций, чтобы мы могли сдвинуть этот большой проект с мертвой точки. Эта программа предусматривает снижение ставки налога на прибыль на 4%. Наверное, это пример для других регионов России.

Наш вклад в фонд Санкт-Петербурга — это только часть большой программы социальных инвестиций, которые компания планирует. Мы полагаем, что любая международная компания просто обязана делать социальные инвестиции. У нас будет много таких проектов по всей территории России.

— Могли бы вы назвать наиболее крупные проекты, общую сумму социальных инвестиций?

— Минимальная сумма будет находиться в вилке между $60 млн и $100 млн в год. Эти деньги будут израсходованы на проекты в России и на Украине.

— Несмотря на это, к компании ТНК-BP регулярно возникают претензии со стороны тех или иных госорганов. С проверками к вам приходили ФСБ, миграционная служба, Минприроды грозило отозвать лицензии на ряд месторождений. Чем, по-вашему, вызваны все эти претензии?

— ТНК-BP — очень своеобразная компания. Поэтому естественно, что она привлекает большое внимание. У нас был ряд встреч с миграционной службой, и мы улучшили какие-то аспекты работы с миграционными властями. Я не знаю, были ли какие-то крупные нарушения в этой области. Были незначительные нарушения, которые касались отдельных сотрудников, пришедших к нам из BP. Мы их исправили. Министерство природных ресурсов объявило, что будет анализировать выполнение лицензионных соглашений всеми компаниями. Поэтому я полагаю, что проверка наших лицензий — это просто часть общей ревизии лицензионных соглашений. За все время моей работы компания ТНК-BP получала в основном только поддержку со стороны власти. ТНК-BP позиционируется как образец открытого и прозрачного ведения бизнеса. Поэтому естественно, что официальным лицам интересно и любопытно узнать, как у нас идут дела, а мы стараемся их информировать как можно больше.

— Расскажите о ходе реструктуризации компании. По какой схеме будет проводиться консолидация? Как в итоге будет выглядеть структура ТНК-BP и когда планируется завершить эту работу?

— Пока у новой структуры нет названия и мы условно называем ее “Новый российский холдинг”. Сейчас завершается оценка третьими сторонами активов, которые войдут в холдинг. Естественно, придется еще раз проконсультироваться с правительством, с антимонопольным ведомством. Я очень надеюсь, что мы сможем зарегистрировать компанию до конца года. И пока нет ничего, что бы нам помешало выполнить эти сроки. С моей точки зрения, Россия должна быть заинтересована в том, чтобы здесь появилась бизнес-единица с более простой структурой и более прозрачная.

— Что будет представлять собой эта бизнес-единица?

— Мы всегда говорили, что невозможно одномоментно объединить 600 компаний. Сначала в новый российский холдинг войдут ТНК, “СИДАНКО” и “ОНАКО”, а потом к нему будут присоединяться остальные компании. Мы проведем их финансовую оценку, чтобы посмотреть, как соотносится стоимость отдельно взятой компании и холдинга. Затем мы предложим опцион миноритарным акционерам на обмен их акций на акции холдинга.

— Когда будет сделано такое предложение?

— Это зависит от наших консультаций с правительством. Скажем, до конца этого года или в крайнем случае в I квартале следующего. Много людей специально занимаются этим проектом, выясняют, как быстрее провести эту процедуру, особенно с юридической точки зрения.

— Кто проводит оценку?

— Этим занимаются четыре независимых компании. DeGolyer & MacNaughton делает аудит запасов, потому что это ключевая сторона оценки. Deloitte будет проводить официальную оценку, PricewaterhouseCoopers окажет консультационные услуги в области налогообложения, плюс White & Case выступит в качестве юридического консультанта.

— Новый российский холдинг будет платить налоги в России. Насколько увеличатся выплаты в бюджеты?

— Уже по итогам 2004 г. вы увидите, что наши налоговые отчисления резко выросли. Мы работаем в рамках российского законодательства. Единственное налоговое послабление, которое у нас осталось на данный момент, — это программа разработки Уватского проекта. Поэтому нельзя сказать, что мы агрессивно занимаемся оптимизацией налогов.

— Планируете ли вы использовать бюджетные субвенции в других регионах или по другим проектам?

— У нас таких планов нет.

— Миноритарные акционеры обвиняют группу в том, что из-за использования трансфертных цен они не получают прибыли от работы компании. Собираетесь ли вы отказаться от этой практики?

— Одна из целей формирования нового российского холдинга — разобраться с вопросом трансфертного ценообразования. Это одна из ключевых причин проведения корпоративной реструктуризации.

— Как проходит раздел “Славнефти” между ТНК-BP и “Сибнефтью”?

— Пока “Славнефть” работает как независимая компания, где мы выступаем в роли пассивного акционера. Но я надеюсь, что это в 2005 г. закончится. У нас есть предварительное соглашение по разделу АЗС и добывающих предприятий. Раздел добывающих предприятий будет производиться по месторождениям, по лицензиям. Раздел и его юридическое оформление — очень сложный процесс, который занимает длительное время даже в области переработки. Пока кажется, что совместное управление заводами — это наилучший путь и в будущем. АЗС “Славнефти” в Москве будут разделены поровну. Как будут поделены активы в других регионах, мы пока не раскрываем.

— Вы делали предложение “Сибнефти” о выкупе их доли в “Славнефти”?

— У нас нет планов сделать такое предложение.

— Несколько месяцев назад вы рассказывали, что ТНК-BP планирует оставить только два брэнда для своих заправок — BP и ТНК. Принята ли эта программа и что она подразумевает?

— Такая программа одобрена, но пока непонятны ее временные рамки. Мы планируем внести ее в бизнес-план на следующий год, который мы сейчас составляем. После слияния Amoco и BP в Америке брэнд Amoco исчез. Но процесс длился пять лет.

— Могли бы рассказать об общих принципах этой программы?

— Анализ рынка показал, что на заправках ТНК и BP обслуживаются разные группы потребителей. На заправках ТНК заправляются люди энергичные, которые вечно спешат. Им нужно быстро заправиться и уехать. А у посетителей заправок BP еще есть какое-то время на шопинг. В больших городах обычно заправки BP больше по размеру и там больший набор услуг. Конечно, есть ниша для дальнейшей экспансии обоих брэндов. Наверное, заправок ТНК будет больше и объемы продаж у них будут больше. Но у заправок BP больше маржа.

— Недавно “Газпром” получил лицензии на два прилегающих к Ковыкте месторождения. Не считаете ли вы это попыткой вытеснить оттуда вас? Какова возможная роль “Газпрома” в этом проекте?

— Мы всегда говорили, что приветствуем присутствие “Газпрома” в Ковыкте, но на коммерческой основе. Новость о том, что “Газпром” получил лицензии на Южно-Ковыктинские месторождения, публичной стала недавно, но мы о ней знали уже давно. Возможно, это послужит базой для нашего сотрудничества с ними по Ковыкте. Мы продолжаем переговоры с “Газпромом”. Мы полагаем, что правильный способ развития газовых месторождений в Восточной Сибири — делать это вместе. Я полагаю, что проект сдвинется с мертвой точки и “Газпром” войдет в него. Но я знаю, что у Китая и Южной Кореи очень быстро развивающиеся экономики и они создадут альтернативы поставкам природного газа, чтобы обеспечить свой спрос. Окно возможностей у этого проекта не безграничное, так что мы должны определить принципы сотрудничества, чтобы сдвинуть его с мертвой точки.

— Возможно ли, что “Газпром” войдет в число акционеров “РУСИА Петролеум”, владеющего лицензией на разработку Ковыктинского месторождения, в обмен на присоединение его месторождений к проекту?

— Мы не обсуждали конкретно эту возможность. Существует целый набор вариантов, как можно установить взаимовыгодное сотрудничество. Существуют и другие акционеры в Ковыкте, существуют пакеты акций, которые могут быть куплены [“Газпромом”]. База для сотрудничества окончательно не определена, но то, о чем вы спрашиваете, возможно.

— Еще одним крупным акционером “РУСИА Петролеум” является “Интеррос”, который хотел бы выйти из проекта и не согласен больше вкладывать в него деньги. Как вы собираетесь договариваться с ним о финансировании проекта, ведь “Интеррос” уже заблокировал допэмиссию акций компании и с тем же успехом заблокирует привлечение кредита у ТНК-BP как сделку с заинтересованностью? Не хотите ли вы выкупить его долю?

— Ну, во-первых, у нас уже есть 60% акций “РУСИА Петролеум”. Поэтому у нас нет ощущения, что нам нужно у кого-то еще выкупать акции. “Интеррос” и иркутская администрация сыграли важную роль в развитии проекта. Они могут принимать решение о продаже своих пакетов. Сейчас мы платим за развитие Верхнечонского месторождения и финансируем в том числе и ту долю, которую должен был вносить “Интеррос”. Потому что это необходимо делать, чтобы выполнять лицензионное соглашение. И мы предпримем все необходимые шаги, чтобы выполнять лицензионное соглашение и по Ковыкте тоже.

— Вы говорите о необходимости развивать восточносибирские месторождения совместными усилиями. Собирается ли ТНК-BP присоединяться к консорциуму “Газпрома”, “Роснефти” и “Сургутнефтегаза”?

— Мы общались на эту тему с “Роснефтью”, “Газпромом” и “Сургутом” тоже. В прессе даже были сообщения о каких-то подписанных бумагах. На самом деле пока были только разговоры. Но я полагаю, что освоение Восточной Сибири потребует сотрудничества, потому что никто не будет строить дорогостоящие длинные трубопроводы в одиночку. Я не знаю, в какой форме будет проходить сотрудничество, но, как нефтяник, могу сказать, что какая-то форма кооперации между всеми этими компаниями потребуется, чтобы развивать весь регион.

— Участники консорциума согласны, чтобы ТНК-BP стала его четвертым членом?

— Ни у кого нет сомнений в том, что ТНК-BP существует, что у нее есть крупное Верхнечонское месторождение и компания должна играть роль в развитии этого региона. Как может материализоваться эта роль, пока не ясно. Честно говоря, я не совсем уверен, какая формальная оболочка может быть у этого консорциума, есть ли у него вообще юридическая база. Никаких обсуждений на эту тему пока не было.

— Вам удалось выкупить долю “ЮКОСа” в “Роспане”. Эта сделка завершена?

— Завершена. У ТНК-BP практически не было выбора. Мы были операторами “Роспана” и работали весь 2004 г. для того, чтобы выполнить условия лицензионного соглашения. У нас 44% акций в “Роспане”, но мы на 100% финансировали проект. И, конечно, такое положение дел не могло продолжаться.

— Чиновники Федеральной антимонопольной службы утверждают, что сделка должна одобряться антимонопольным ведомством. Вы уже обращались к ним за разрешениями?

— Насколько я знаю, ТНК-BP вела переговоры на этот счет, и, конечно, мы предоставим все необходимые документы.

— Вы не опасаетесь, что эта сделка может быть признана незаконной? О намерении оспорить ее в суде уже объявила компания “Альфа Сервис”, которая также пытается признать недействительной приватизацию 40% акций ТНК.

— Все документы, касающиеся претензий “Альфа Сервис”, которые я изучал, не имеют никакой юридической основы. У каждого есть право оспаривать все, что угодно. Но есть определенный алгоритм действий, а в документах, с которыми я ознакомился, я не вижу юридической основы для успеха.

— Интересуют ли вас другие активы “ЮКОСа”, “Юганскнефтегаз” или, например, Mazeikiu nafta, который тоже не принадлежит напрямую материнской компании?

— Эти активы никто не предлагал к продаже. Но у нас сейчас так много работы, связанной с текущими активами и проектами, что я не могу сказать, что это приоритетная область наших интересов. С “Роспаном” другая история: там мы были акционером и управляющей компанией.

— Ситуация с “ЮКОСом” сейчас играет против авторитета России на мировом рынке. Потребители нефти опасаются что российская компания “ЮКОС” прекратит экспорт нефти. Как вы считаете, что могут сделать другие нефтяные компании (в частности, ТНК-BP), чтобы заместить поставки “ЮКОСа”?

— Пока нет свидетельств того, что стабильность нефтяных поставок будет нарушена из-за ситуации с “ЮКОСом”. Абсолютно не в интересах России как государства допустить срыв поставок. Если вдруг конкретная компания и сократит поставки нефти, то, я думаю, другие нефтяные компании смогут восполнить это снижение и сохранить общий объем поставок. Но я не думаю, что это произойдет.

— То есть вы рассчитываете на то, что государство не допустит, чтобы “ЮКОС” прекратил производство?

— Это немножко отличается от вопроса, который мы обсуждали, — о стабильности поставок на мировые рынки. Я, конечно, не могу говорить по поводу планов правительства относительно работы “ЮКОСа”.

— Но у вас наверняка есть оценка происходящего?

— У меня есть уверенность, что российские власти не хотят принципиальным образом нарушить способность такой организации, как “ЮКОС”, добывать и экспортировать нефть. Тем более что у этой компании такая большая доля в добыче.

— Если “Юганскнефтегаз” будет выставлен на продажу, кто, по-вашему, может принять участие в торгах?

— Можно разные версии выдвигать, кто его купит. Но это наверняка будем не мы.

— Расскажите о планах ТНК-BP на ближайшее время.

— Приоритетными проектами для компании сейчас являются Уват, восточная часть Самотлора и еще ряд проектов в Западной Сибири. Это большой фронт работ. Наша стратегия заключается в том, чтобы увеличивать и оптимизировать добычу существующих месторождений. Мы, как любая другая компания, продолжаем смотреть на Тимано-Печору и другие регионы, прилегающие к Западной Сибири. Но у нас сейчас так много работы с имеющимися активами, что не могу сказать, что мы относимся к этому с большим энтузиазмом. То же относится и к экспансии за пределами России. Если будет подходящая возможность, мы, конечно, ею воспользуемся. Мы уже объявляли, что ежегодно будем направлять $1 млрд на капитальные инвестиции в России. В этом году мы увеличим эту сумму до $1,3-1,4 млрд.

— Недавно два банка — ING и Societe Generale — отказались участвовать в синдицированном кредите для ТНК-BP. Почему это произошло и не осложнит ли это возможность заимствования для компании?

— Кредитные комитеты этих банков решили пока больше не выделять средства для кредитования российских компаний. После этого ряд банков сообщили нам, что они хотели бы занять место этих двух банков в синдикате. У нас нет проблем с тем, чтобы найти замену банкам, вышедшим из синдиката. Но мы хотели бы в первую очередь определиться с суммой, которая нам необходима. И как только мы определим объем денежных средств, станет понятен и набор банков.

— Вы собирались разработать программу избавления от нерентабельных месторождений. Она готова?

— Мы уже представляли ее на рассмотрение совета директоров. Мы постоянно анализируем качество активов с точки зрения геологии. Мы должны быть уверены, что весь потенциал месторождения исчерпан. В перспективе мы, я думаю, будем поступать так же, как другие нефтяные компании, — покупать и продавать активы. Но в ближайшем будущем, я думаю, мы не будем освобождаться от каких-либо месторождений.

— Вскоре компанию можно будет поздравить с новосельем — вы переезжаете в новое здание на Новом Арбате, которое раньше принадлежало “Альфа-групп”.

— Да, это правда. Когда проводилась сделка по слиянию, российские акционеры предложили включить в число активов ТНК-BP это здание, чтобы расположить в нем штаб-квартиру компании. Сначала “Альфа-групп” продала это здание ТНК. А накануне завершения сделки BP реализовала опцион и согласилась включить это здание в число активов ТНК-BP. Официальное открытие нового офиса состоится в конце октября. Я думаю, что это будет колоссальный шаг вперед для компании. Наконец-то люди из четырех или пяти зданий в Москве будут работать вместе. Я надеюсь, это положительно скажется на строительстве нашей команды.


О КОМПАНИИ

Вертикально-интегрированная нефтяная компания ТНК-ВР была создана в сентябре 2003 г. в результате слияния российских компаний ТНК и “СИДАНКО” и нефтегазовых активов компании ВР в России и на Украине. Компанией владеют на паритетной основе британская ВР и группа российских инвесторов (“Альфа-групп”, Access Industries и “Ренова”). Акционеры ТНК-ВР также контролируют 50% акций “Славнефти”, которые в дальнейшем войдут в состав ТНК-ВР.
ТНК-ВР — третья по размеру нефтяная компания в России, по объему добычи входит в десятку крупнейших негосударственных нефтяных компаний в мире. В компании работает около 100 000 человек. В 2003 г. средний объем добычи нефти составил 1,276 млн баррелей в сутки (64 млн т в год). Сегодня компания добывает около 1,4 млн баррелей в сутки.
ТНК-ВР принадлежат пять нефтеперерабатывающих заводов в России и на Украине, а также более 2200 автозаправочных станций, работающих под брэндами ТНК и ВР.
По результатам независимого аудита запасов компанией DeGolyer & MacNaughton на 31 декабря 2003 г. доказанные запасы ТНК-ВР составили 4,3 млрд баррелей нефтяного эквивалента по стандартам Комиссии США по ценным бумагам и фондовым биржам (US SEC) и 9 млрд баррелей по стандартам Общества инженеров-нефтяников (SPE).

БИОГРАФИЯ

Роберту Дадли 49 лет. Окончил Иллинойский университет (США) по специальности “инженер-химик”. Имеет степени магистра международного управления бизнес-школы Thunderbird (США) и магистра экономики управления Southern Methodist University (США). С 1979 г. работал в Amoco, где отвечал за коммерческие и производственные аспекты проектов компании на территории США и в Северном море. В 1987-1993 гг. участвовал в разработке и реализации проектов в Южно-Китайском море.
В 1994-1997 гг. работал в московском офисе компании Amoco. В 1999 г. возглавил группу ВР по стратегическому планированию в Лондоне, а до слияния ВР и Amoco занимал аналогичную должность в Amoco Corporation в Чикаго.
После слияния ВР и Amoco Дадли стал исполнительным помощником главного управляющего группы ВР лорда Джона Брауна. До начала работы в ТНК-ВР отвечал за проекты BP в России, каспийском регионе, Анголе, Алжире и Египте. С осени 2003 г. — президент и главный управляющий директор ТНК-ВР.


01.09.2004 08:36 Мск | Москва | информационная служба Накануне.RU
10:36 Екб



Если Вы заметили ошибку, выделите текст, ее содержащий, и нажмите Ctrl + Enter







Добавить комментарий:

ТНК-ВР исполнился год. Интервью Роберта Дадли
Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *








Новости партнеров



Новости Екатеринбурга и Свердловской области       
вверх
Рейтинг@Mail.ru
Наш проект  Наша команда 

РИА Накануне.RU
© Институт Информационных Технологий, 620142, г. Екатеринбург, ул. Степана Разина, д. 16
Свидетельство о регистрации СМИ ИА№ФС77-56094 от 15 ноября 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ФС77-56357 от 02 декабря 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Телефоны: (343) 295–15–36, 295–15–94, 295–14–38. E-mail: news@nakanune.ru
Использование материалов агентства допускается только с согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за содержание комментариев к материалам сайта. Комментарии к материалам сайта - это личное мнение посетителей сайта.
18+