15 Декабря 2018

Ольга Глацких вернулась на работу

Новости все материалы

Больше новостей

Реклама от YouDo

Аналитика все материалы

Комитет 101: Малый бизнес Екатеринбурга обретает свой голос

Малый бизнес в России традиционно находился на вторых ролях. Так уж повелось, что государство без особой надобности никогда не интересовалось, как и чем он живет.  Между тем, в последнее время частные предприниматели стали все чаще заявлять о себе и своих правах. Чтобы их услышали и власти, и общество, они объединяются в предпринимательские союзы и комитеты. Одно из таких объединений - Комитет 101- было создано в этом году в Екатеринбурге. На днях члены Комитета обратились в Управление Федеральной антимонопольной службы по Свердловской области с просьбой провести проверку соблюдения антимонопольного законодательства администрацией Верх-Исетского района Екатеринбурга. О том, что послужило поводом для такого обращения, а также о непростых взаимоотношениях городских властей и частных предпринимателей в интервью Накануне.Ру поведал председатель Комитета 101, бизнесмен Дмитрий Головин.

Вопрос: Дмитрий Александрович, прежде всего несколько слов о том, что это за организация - Комитет 101?

Дмитрий Головин: “Комитет-101” – это общественная организация, которая объединяет предпринимателей Екатеринбурга. Цель работы Комитета, если говорить официальным языком, - наладить взаимодействие между обществом и властями. Почему 101? Первый абзац программы, выработанной членами Комитета, звучит примерно так: “Созданы сотни организаций, которые занимаются проблемами среднего и малого бизнеса, вступая на эту стезю, мы понимаем, что мы не первые и, видимо, даже не сотые. Поэтому мы сознательно назвались “Комитет 101”, понимая всю затасканность любых формулировок и названий”. Вот, почти дословно. Пока в нашем Комитете 22 человека, но любой предприниматель может придти и стать членом организации. Честно говоря, создать такой Комитет меня подвигли так называемые кухонные разговоры. Ну, знаете, предприниматели тоже иногда собираются на кухне и обсуждают свои проблемы. Я однажды предложил, мол, давайте-ка, ребята, создадим общественную организацию и будем с ее помощью решать хотя бы часть своих проблем. И в июле 2004 года “Комитет 101” был официально зарегистрирован. В числе первых инициатив, которые мы выдвинули, – составление рейтинга местных чиновников, а также ряд законодательных предложений.

Вопрос: Например?

Дмитрий Головин: Ну, например, вышли мы с законодательной инициативой об изменении закона об исполнительном производстве. Мы что хотим? Чтобы был принят закон о банкротстве физических лиц: если человек должен денег, а ему нечем отдавать, пишется акт о невозможности взыскания, ставится штамп в паспорте, подтверждающий, что этот человек решением суда признан банкротом. Далее его лишают водительских прав и заграничного паспорта. Свое предложение мы направили и в администрацию президента, и в областную думу. Нам пришел ответ, что мы нарушаем пять статей Конституции, в том числе, право гражданина на частную жизнь, на перемещение и т.д. Я понимаю, что это долгий процесс. Сейчас главное, чтобы в обществе такую законодательную возможность обсуждать начали. Другое предложение Комитета так или иначе касается терроризма. Государство что предлагает? Бояться террористов и в случае чего сигнализировать по телефону “02”. Кто хоть раз был в милиции, лишний раз в контакт с этой структурой вряд ли захочет вступать. Мы предлагаем сделать доступной информацию о людях, что-то вроде бюро кредитных историй, только этой информацией смогут пользоваться все. Я про любого человека должен иметь возможность узнать, какие у него машины, на кого они зарегистрированы, где он живет, кто там прописан. Это основные законодательные инициативы, с которыми мы выступаем. А что хорошо для малого бизнеса, должно быть хорошо и для России в целом, я считаю.

Вопрос: Если уж речь зашла об этом, то с какими проблемами сталкиваются сегодня частные предприниматели?

Дмитрий Головин: Проблема в том, что муниципальные структуры выступают у нас в роли плохой хозяйки: сколько денег не дай – все мало. И постоянно дети не прибранные, а дома – грязь. Другими словами, муниципальные службы то и дело норовят обложить предпринимателей новыми податями. Причем, схемы самые разные. Вот, например, в Екатеринбурге была разработана изящная схема с бехатоновой плиткой. Мне лично /и не только мне/ позвонили из администрации Верх-Исетского района и сказали, что надо согласовать проект благоустройства прилегающей к магазину территории. Спустя некоторое время началось давление: из районной администрации периодически раздавались звонки и чиновники мягко намекали, мол, хотите осуществлять свой бизнес по такому-то адресу – оборудуйте тротуар бехатоновой плиткой. Причем, мне не было послано ни одной официальной бумажки. Я просил выдать предписание, но мне сказали, что никакого предписания не будет. Что еще интересно: настоятельно предлагали покупать именно бехатоновую плитку, так как другая якобы не соответствует техническим характеристикам: с нее снег плохо счищать и т.д. Бехатоновую плитку в городе производят определенные фирмы. Я тогда обратился в “Опору России” с просьбой рассмотреть законность этого требования чиновников, “Опора” обратились в прокуратуру Ленинского района. В прокуратуре заявили, что вопрос этот не предпринимателю Головину адресован. Виктор Контеев /вице-мэр города - ред./приказ за №070 издал не относительно Головина, а относительно порядка благоустройства города.

Вопрос: И как разрешился вопрос в Вашем конкретном случае?

Дмитрий Головин : Плитку я так и не купил, однако, опасения, что давление усилится были. Отчасти поэтому и возникла мысль об объединении. Многие предприниматели пошли администрации на уступки, что, вообщем-то, вполне объяснимо. Предприниматель, он же мыслит категориями “выгодно-невыгодно”. Он ведь как рассуждает: есть у меня магазин, который приносит, условно, пять тысяч долларов в месяц, плитку положить будет стоить порядка трех-четырех тысяч долларов. Лучше я выполню то, о чем меня просят, и буду два-три года торговать. В противном случае, не исключено, что СЭС с проверкой наведается или пожарные. Если уж замглавы администрации района говорит бизнесмену о том, что его магазин перестанет существовать, если он не подчинится… А в рамках района власть у этого человека немалая. Он запросто может любую проверку инициировать. Такие случаи сплошь и рядом.

Вопрос: Ваше решение обратиться в Федеральную антимонопольную службу связано с другой просьбой администрации…

Дмитрий Головин : Действительно, Комитет 101 обратился в ФАС с тем, чтобы она разобралась, законно ли  требование администрации к предпринимателям оформить подписку на газеты. Тут схема такая. Собирается совещание в мэрии города с участием бизнесменов, среди прочих вопросов значится вопрос подписки: ребята, говорят нам, вы все должны подписаться на газету “Товарный рынок”. Дается разнарядка на районы: в таком-то районе, например, 100 предприятий бытового обслуживания – это означает, что 100 подписок на “Товарный рынок” в этом районе должно быть. Если их не 100, начальник районного отдела бытового обслуживания “становится плохим”. Контеев /вице-мэр Екатеринбурга/ же, со своей стороны, составляет рейтинг районов: в этом районе подписалось только 50% предпринимателей – значит он "нехороший", а другой, наоборот, хороший. Глава бытового отдела отстающего района – уже кандидат на увольнение. Это сами чиновники мне рассказывали. Дело до того доходит, что чиновник приходит и умоляет предпринимателей: ребята, подпишитесь, пожалуйста, я хочу сохранить работу. И все это продолжается уже на протяжении четырех лет. Почему мы в ФАС обратились? Потому что подписаться администрация предлагает опять же на определенные газеты: “Товарный рынок”,  “Уральский рабочий” и ”Вечерний Екатеринбург”. Материальный вопрос меня лично мало волнует: две тысячи для любого предпринимателя – не деньги.

Вопрос: И какого решения Вы ждете от ФАС?

Дмитрий Головин: Я жду, что антимонопольная служба ударит по рукам по этим жадным, которые тянутся к моему карману. Это первое. И второе: предприниматели должны узнать /а мы постараемся их проинформировать об этом через СМИ/ о том, что администрация Екатеринбурга действует незаконно. Я это и так знаю, мне надо, чтобы ФАС официально это подтвердила. Кстати, тротуарная плитка и подписка не единственные противозаконные деяния городских чиновников. Ситуация с поборами со строительных фирм, например. Я знаю, что строители сколько-то квартир отдают администрации, да еще и платят наличкой 5% от суммы проекта.

Вопрос: Как Вы считаете, система поборов с предпринимателей, о которой Вы рассказываете, имеет исключительно местные корни или это явление есть в каждом городе?

Дмитрий Головин: Наверное, в каждом городе. Другое дело, масштабы этого явления. Сравните, в Карабаше Челябинской области перевод жилого помещения в нежилое занимает двое суток, в свердловской Верхней Пышме – три недели, а в Екатеринбурге – полгода! Мы живем в одной стране, и законы у нас для всех одинаковы. У меня брат живет в Казани. Я точно знаю, что там на малый бизнес оказывается значительно меньшее давление, чем в Екатеринбурге. Почему-то тамошним властям и  в голову не пришло заставить всех предпринимателей укладывать тротуарную плитку.

Вопрос: Однако, несмотря на все преграды со стороны чиновников, малый бизнес в Екатеринбурге довольно неплохо живет и развивается. За счет чего, как Вы думаете?

Дмитрий Головин: За счет высокой платежеспособности населения. У нас много металлургических предприятий, промышленность развита. Никакой заслуги местных властей тут нет. Для нас - мелких предпринимателей, ведь что самое главное: чтобы не мешали. Нам не нужно никакой помощи – только не лезьте. Я лично не хочу даже знать, где находится администрация. Я знаю, где находится налоговая – я плачу налоги, я знаю, где находится пенсионный фонд – я плачу в пенсионный фонд, я знаю, где находится отдел по заключению трудовых договоров – все, больше я ничего не хочу знать. Комитеты по бытовому обслуживанию в районных администрациях, вообще, непонятно зачем нужны, торговые отделы – то же самое. Они только и делают, что “стригут” деньги с предпринимателей.

Вопрос: Не опасаетесь ли Вы того, что после Ваших заявлений давление на Вас усилится?

Дмитрий Головин: Опасаюсь. Уверен, что схемы давления будут продолжать изобретаться, так как бизнес по определению связан с деньгами.

Вопрос: Если отойти от муниципальных властей, то , как Вы считаете, наше с Вами государство повернулось-таки лицом к малому бизнесу?

Дмитрий Головин: Я могу сказать только, что государство мелкими шажками продвигается навстречу пердпринимателям, а должно бы бегом бежать. Уже хорошо, что недавно на государственном уровне было принято решение о том, что фирму нельзя закрыть без суда и следствия. Если говорить в целом, то до развитых стран нам еще далеко. В той же Америке существует антикоррупционная направленность законодательства – у нас этого нет. А мы, частные предприниматели, готовы вкладывать деньги в общество, если будем четко знать, что это важно для нашей страны, и все они не уйдут в карман отдельному чиновнику. Вот и все.

add_circle ОБСУДИТЬ (1)


Читать все комментарии (1)


Добавить комментарий:

Комитет 101: Малый бизнес Екатеринбурга обретает свой голос

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *



Теги:



Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Голосование

Вдохновил ли вас конкурс "Великие имена России"?

Результаты 1465

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС