05 Июля 2020
форумfeedback
search

Путин резко снизил налоги на офшоры

Новости все материалы

Больше новостей


Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
Реклама от YouDo


Аналитика все материалы

Политика России в Донбассе: США на шаг впереди

Борис Рожин о событиях в Донбассе, роли олигархов и "идеологии Путина, которой нет"

Как уже не раз было отмечено, политика Кремля в вопросе гражданской войны на Украине всегда носила двойственный и ситуативный характер. Форсированный США государственный переворот на Украине и свержение Януковича вынудили Россию перейти к более активной политике на украинском направлении. Присоединение Крыма совместными силами крымчан и "вежливыми силами специальных операций" оказалось неожиданным ходом как для США и ЕС, которые не ожидали от России такой прыти, так и для самих россиян, которые в принципе привыкли к трескучей патриотической риторике, но в целом воспринимали это как часть какой-то идеологии, об отсутствии которой сам Путин неоднократно говорил. Все это породило настоящий феномен "Крым-наш", когда рейтинг Путина (причем не нарисованный, а реальный) перевалил за 80% и обществе возникло консолидированное пропутинское большинство, что вынуждены были признавать даже открытые враги существующего режима. Были озвучены программные вещи о защите соотечественников, восстановлении исторической справедливости. В феврале-марте Россия фактически перешла в контрнаступление на украинском направлении, причем риторика на этот раз не расходилась с делами. После успеха Крымской весны, эйфория поднялась до небывалых высот - многие люди впервые после окончания советских времен почувствовали сопричастность к чему-то историческому, грандиозному. Многие противники Путина в этот период публично каялись или открыто выражали свою поддержку Владимиру Таврическому. И ведь Крымом же дело не ограничилось - разгоревшийся в Крыму пожар восстания против американских марионеток в Киеве рассыпался тлеющими углями по всему Юго-Востоку Украины, и если где-то эти искры так и не привели к пожару, то Донбасс полыхнул в полную силу.

Разумеется, часть этого взрыва была следствием не только протеста против государственного переворота или местного сепаратизма, но и попыткой местных олигархов использовать этот взрыв в целях торга с Киевом о гарантиях власти и собственности. Полновластный владелец Донбасса через своих людей пытался действовать по формуле "Не можешь победить – возглавь". Но он не до конца понимал, какие силы он невольно высвобождал, путаясь в своих манипуляциях.

Восстание очень быстро начало выходить из-под контроля Ахметова, при этом российская политика и российская пропаганда всячески поддерживала происходящее брожение. Парадокс Новороссии в значительной степени состоит в том, что в отличие от Крымского сепаратизма, местный сепаратизм был очень слаб и не имел широкой поддержки в обществе. Но в ходе восстания, сугубо виртуальная идея неожиданного для очень многих стала обретать форму. Появился Губарев как "народный губернатор Донбасса" (чистая калька с "народного мэра Севастополя Чалого), и эта идея независимого Донбасса стала набирать сторонников. Так как хунта фактически обрушила старый государственный аппарат, то в Донбассе образовались уникальные условия, когда незначительное восстание вокруг виртуальной идеи довольно стремительно превратилось в мощное сепаратистское движение, которое имело корни именно в Донбассе. Разумеется, оно получило подпитку российскими добровольцами и крымчанами, приехал Стрелков со своими людьми, но очень важно понимать, что без внутренней основы ничего в Донбассе не получилось бы. Виртуальность стала реальностью меньше чем за месяц, природу этого феномена еще предстоит в полной мере изучить.

На волне крымской эйфории Россия вполне открыто одобряла процессы, происходившие на Юго-Востоке, где массово вывешивались российские флаги в ожидании, что крымский сценарий, ставший ответом на киевский переворот, повторится и там. Именно в марте-апреле активно продвигалась, в том числе и официальной идеологией идея Большой Новороссии, составленной из областей Юго-Восточной Украины, причем в полном соответствии с мартовскими заявлениями Путина, Кремль был готов оказать как различные формы неофициальной поддержки, так и ввести войска для защиты населения Юго-Востока. Активно шла работа соответствующих служб по борьбе с аналогичными американскими службами (и их украинскими марионетками) в ключевых регионах, через границу РФ вполне себе спокойно на территорию Донбасса начали приезжать первые организованные добровольцы. Киевский режим официальной пропагандой подавался как преступный и нелегитимный. Это было необходимо для обоснования продолжающейся линии на создание Большой Новороссии.

Укрепление хунты и появление в Донбассе американских силовых подразделений (ЧВК "Грейстоун" и "Академи"), усиление работы СБУ по борьбе с сепаратистскими структурами и агентурными сетями российской разведки, в конечном итоге, привело к переводу противостояния в силовое русло, так как, захватив большую часть Украины (потеряв при этом Крым), американцы и их киевские марионетки вступили в борьбу с РФ за контроль над Юго-Востоком. Теневое противостояние американских спецслужб, подпитывающих хунту, и российских, подпитывавших местных ополченцев, постепенно вело ситуацию к логичному переходу к открытому силовому противостоянию в начале апреля. На фоне убийств в Харькове, зачистки местной ОГА и начавшихся арестов активистов в городах юго-востока, разгорается восстание в Донецке и Луганске, где начинают захватывать административные здания и прежде всего, Луганское СБУ, где было захвачено вооружения на целый моторострелковый батальон. 12 апреля в Славянске группа Стрелкова, выдвинувшись из Крыма (среди тех, кто тогда поехал в Донбасс, были такие известные люди как Безлер и Бабай), захватывает здание МВД. Восстание перекидывается на Донецкую область, Ахметов в этот период стремительно теряет контроль над происходящим (фальшивые ролики с переговорами под ОГА никого не убеждают в том, что Ахметов то, что нужно Донбассу), на первый план выдвигаются народные вожаки, многих из которых мы сейчас хорошо знаем. Так как процесс теперь уже не контролируется Ахметовым, то хунта объявляет АТО и под Славянском завязываются первые бои - полноценная война началась.
По городам Донбасса начинает катиться волна свержений украинской власти (простые люди начинают уничтожать символы украинской власти и вешать новую символику, создавая отряды ополчения), начинается процесс складывания новой государственности, которая с самого начала содержала в себе определенный дуализм - с одной стороны это были как бы народные республики, но с другой стороны над ними довлела идея Новороссии, которая в тот период рассматривалась как один из возможных вариантов переформатирования Украины.

Если март был месяцем наступления России, то уже апрель стал во многом переломным. Посаженный в Днепропетровске Коломойский развернул бурную деятельность по подавлению сепаратистского движения в этом ключевом регионе, положив начало созданию карательных батальонов, окончательно сделавших неизбежной гражданскую войну. Хунта смогла путем террора и силы удержать за собой Харьков, началось подавление сепаратистских движений в Николаеве, Запорожье, Одессе. Пост-крымское наступление, поддержанное обществом, ожидавшим новых успехов, начало буксовать по сугубо объективным причинам. Кремль в какой-то степени пожинал плоды собственной политики в отношении местного русскоязычного населения, которое годами подвергалось украинизации и не имело сколь-нибудь системных пророссийских партий и движений для консолидации и отпора хунте.

В отличие от американцев, еще за год развернувшими на Украине организационную и информационную инфраструктуру для будущей войны, Кремль в этом вопросе (когда игра пошла уже по всему Левобережью) начал катастрофически отставать в организации масс для реализации своих целей. Плюс ко всему, сказались плоды 23 лет воспитания молодых поколений жителей Украины в ненависти к России (американцы также весьма плотно работали с этим вопросом, в отличие от России). Иллюзии на тему уже умершей советской идеи дружбы народов, спонсирование Украины даже в ее откровенных антироссийских проявлениях, опора на заведомо гнилого Януковича, не могли сформировать сколь-нибудь внятной и последовательной стратегии России в Украинском вопросе, в отличие от тех же американцев, которые хорошо знали, чего они хотят тут добиться, как этого добиться и за чей счет.

Конечно, даже отнюдь не идеальная американская линия была более эффективной, нежели робкие попытки привязать к себе Украину экономическими подарками или частично разворовываемыми деньгами на поддержку пророссийских движений. В итоге к началу войны среди "пророссийских сил" числилась "классово-чуждая" КПУ, гнилая "Партия регионов" (многократно ухудшенный клон "Единой России") и спешно накачиваемая российскими деньгами партия бывшего главы аппарата Кучмы Медведчука, что было особенно симптоматично, с учетом того, что именно патрон Медведчука накатал книгу "Украина не Россия" и немало сделал для удушения реальных пророссийских организаций.

В итоге, на фоне весьма аморфного населения, пронизанного "хатаскрайничеством", потребительством и не имеющим даже каких-то серьезных пророссийских организационных структур (Крым тут исключение из правил), американцы и их марионетки смогли опереться на уже развернутую инфраструктуру и подготовленные для борьбы массы (обученные в лагерях фашистские боевики и обученные на евромайдане "сотни", ставшие основой будущих карательных батальонов). Если говорить коротко, то США значительно опережали Россию в развертывании и уровне организации, и наша страна фактически находилась в состоянии догоняющего, пытаясь отыграть в короткий срок упущения многих лет и даже десятилетий.

Тем не менее, имевшееся преимущество США не помешало им потерять Крым (это был отнюдь не хитрый план Обамы, а именно что серьезный просчет США, потерявших во время перехвата власти управляемость процессом) и допустить возможность российской контригры на Юго-Востоке. Несмотря на торможение процесса, Россия активно поддерживала развитие восстания в Донбассе, которое должно было стать запалом для ускорения процессов в других регионах. В условиях слабости хунты такая возможность была вполне реальной. Но замедление темпа развития восстания начало постепенно играть роковую роль - оправившись с помощью американцев от первого шока, хунта начала подготовку к реализации силового сценария в Донбассе. На границах Запорожской, Днепропетровской и Харьковской областей началось развертывание блок-постов, Изюм был превращен в передовую базу готовящейся карательной операции, начался вывод войск с мест постоянной дислокации и монтирование ударной группировки, в Днепропетровске и Киеве были развернуты американские информационно-разведывательные штабы, обеспечивающие координацию карательной операции, общество накрыли плотным информационным колпаком. Основной целью американцев в этих условиях был полный захват Донбасса силами хунты и переход к довольно удобной борьбе за Крым с опорой на захваченную территорию Украины и ее ресурсы.

Все это привело сначала к первым столкновениям, а затем и первой попытке штурма Славянска, который имел ключевое значения для перехвата коммуникаций войск хунты, прикрывавшей границу, и обеспечивал богатые оперативные возможности в случае прямого ввода войск. Собственно, именно такая задача стояла перед Стрелковым и именно ее он там с успехом решал. Бои в пригородах Славянска, начавшиеся с середины апреля, продемонстрировали низкое качество войск хунты, которые терпели позорные поражения от маленького гарнизона Славянска. Ставки стремительно повышались – то, что начиналось с дубинок и щитов на майдане, под Славянском уже выросло до БТРов и вертолетов. В 20-х числа апреля ситуация обострилась, хунта наконец смогла двинуть вперед армейские части, выдвинув со стороны Изюма колонну танков при поддержке вертолетов. Россия в это время проводила "учения" у границы и так же начала выдвижение войск непосредственно на границу. 24 апреля в Кремле состоялось заседание Совета Национальной Безопасности, где обсуждался вопрос - вводить ли войска в соответствии с имевшимся документом от Совета Федерации и публичными обязательствами защищать местное население. Войска было решено не вводить, тем более что и хунта, увидев начавшееся движение (на границе было сосредоточено до 40 тыс. солдат и офицеров, до 1200 единиц бронетехники и до 800 артиллерийских систем, не считая авиации и вертолетов), перепугалась, и колонна техники начала отступление. Тогда еще хунта не имела четкого понимания, как поведет себя Россия, в случае начала открытой войны.

Причины отказа от ввода войск были весьма прозаичными - помимо торможения темпов развития восстания, США и их сателлиты начали раскручивать санкционную петлю, забрасывая ее на шею российской экономики, прочно вписанную в глобальную экономическую модель, зависимую от Вашингтона, причем раскручивать ее начали еще с Крыма, так что те, кто думают, что санкции есть следствие российской политики в Донбассе, и стоит тут уступить, их снимут - глубоко заблуждаются. Санкциями будут Россию душить до тех пор, пока она не сдаст Крым и не откажется от своей политики на Украине.

Одновременно пошло сильнейшее политическое давление как на официальные власти, так и на российский крупный капитал, которому открыто угрожали новой холодной войной, черными списками и конфискацией собственности. Путин, несмотря на попытки представить его абсолютным монархом, конечно, таковым не является, будучи выразителем сложившегося в России элитного консенсуса или, как это назвал Губанов, "Пакт компрадорской стабильности". Имея стабильную политическую систему и балансируя на интересах российского крупного капитала, силовиков и бюрократов, Путин сосредоточил в своих руках и руках своего окружения значительную власть, используя которую, он начал проводить внешнюю политику в интересах уже российского, а не американского империализма. Мюнхенская речь, война в Осетии, помехи для США в сирийском вопросе, присоединение Крыма - все это отражало простую вещь, Путин был и остается зависим от глобального капитала в экономических вопросах (попытки строить комбинации с торговлей нефтью за рубли или проекты, связанные с БРИКС, отражают попытки добиться большей самостоятельности в глобальном экономическом раскладе и вырваться из-под экономического диктата США), но в политических пытался проводить собственную линию, в результате чего стал восприниматься США не как удобный смотритель над зависимой страной, а как досадное недоразумение, а затем и опасная помеха, которую надо устранить, как были устранены автократы Северной Африки и Ближнего Востока. Поэтому совершенно шаблонно США активизировали как внешнее давление на Путина и военно-политический истеблишмент, так и своих агентов влияния внутри власти и оппозиции в самой России.

Политическое давление на Путина по дипломатическим каналам дополняется давлением на те круги, баланс которых он обеспечивает. В первую очередь это касается бюрократии, имеющей экономические интересы за границей, и компрадорский финансовый и сырьевой капитал, который завязан на глобальный рынок. В результате этого нарастающего давления, Путин продолжал выполнять свою основную функцию по балансированию элитных интересов, в результате чего от наступательной линии (ставшей следствием Крымской весны), Россия отказалась. Была выбрана промежуточная линия - поддерживать восстание в Донбассе, защищать присоединенный Крым, но от открытого ввода войск отказаться и попытаться уклонится от прямой конфронтации с Западом. То есть - и вашим и нашим. Баланс интересов должен быть соблюден. Но США, разумеется, этим не удовлетворились, так как, нащупав слабое место, начали в него упорно долбить.

Была развернута мощнейшая информационная кампания в поддержку фашистской хунты и демонизации России, и персонально Путина. Попутно завязанные на глобальный капитал российские системные либералы начали открыто угрожать, что противостояние угрожает интересам крупного бизнеса, что санкции приведут к настоящей рецессии (уже без всякой казуистики правительства Медведева на этот счет) и Холодной Войне 2.0 с США. Это движение, объединяющее конгломерат российских олигархов и членов Семьи (Фридман, Авен, Волошин и т.д.), и связанной с ними бюрократии (Сурков и Ко), а также их медийной обслуги сейчас называют "шестой колонной". Традиционная же пятая колонна в лице уличной либеральной тусовки во главе с политическими трупами Немцовым, Касьяновым и прочими стала элементом давления на власть через улицу, требуя от Кремля не просто уступок, а полной капитуляции. В качестве запасного варианта на замену Путину, США начали потихоньку лепить образ "будущего народного вождя" из Ходорковского, который весной ездил на Украину как "представитель России" (пытаясь безуспешно замирить Донбасс).

Разумеется, действия и тех, и других отражали интересы США в борьбе за Украину. США активировали свои ресурсы влияния в самой РФ с целью оказания корректирующего давления на официальный курс, и в этом вопросе своего добились, вынудив Россию отказаться от наступательной линии в украинском вопросе. Когда в охранительных кругах говорят о том, что Путин начал в ходе Крымской весны революцию сверху, они отчасти правы, так как присоединение Крыма – шаг с точки зрения текущей системы действительно революционный, но эта "революция", о которой столько разговоров, так и не привела к устранению системных факторов влияния США на российскую политику. Если Крымскую Весну расценивать не только как историческое воссоединение Крыма с Россией, но и как некую революцию сверху, в попытках избежать революции снизу, или, что более вероятно "революции из-за рубежа", то на данном этапе эта "революция" осталась незавершенной и далее будет видно почему.

Пока официальные пропагандисты трудились в поте лица, объясняя общественности, почему не надо вводить войска (если бы, кстати, решение о вводе войск было принято 24 апреля, то они бы с тем же рвением доказывали обратное - а так уже в мае общество пугали ужасами противостояния с США и уговаривали согласиться с будущими большими жертвами, чтобы избежать еще больших), либеральная пресса вопила об опасности Холодной Войны с Западом, а официальная пропаганда начала процесс информационного торможения поддержки восстания (была даже целевая установка снизить показ ужасов с Донбасса), внешнеполитическое давление нарастало и после ряда встреч Путина и Лаврова с Буркхальтером и Керри, хунта получила гарантии от американцев, что при начале полноценной войны российские войска не будут введены. Все это, естественно, привело к переходу на следующую стадию. Последовали Одесская Хатынь (больше сотни зверски убитых людей), майский штурм Славянска (позорно провалившийся - десятки убитых солдат хунты, несколько сбитых вертолетов), кровавая бойня в Мариуполе на День Победы. Кремль, оказавшийся заложником уже принятого решения, был вынужден все это проглотить.

Отказ от ввода войск под давлением США и собственного бизнеса начал разрушать пост-крымское пропутинское большинство - за уступки во внешней политике пришлось расплачиваться внутренними издержками. Мем "Путин слил", устоявшийся в мае-июне, стал одним из символов недовольства официальной политикой в Донбассе. Надо понимать, что это как часть информационной кампании против Путина, так и часть реального и объективного существующего недовольства в обществе, когда люди не согласны жить по принципу "Лопай что дают". В этом плане, уступки Кремля под внешним и внутренним давлением и последствия этих уступок объективно будут использованы против Путина. По сути, таким образом подготавливается смена власти в стране, когда США смогут собрать на улице не просто отмороженных и малопопулярных либералов, а недовольных патриотов, выдернув из-под режима одну из его опор и соединив это уличное движение с деятельностью внутриэлитных агентов влияния, организовать замену неудобного управляющего на удобного.

Этот вариант, очевидно, устроит и "пятую" и "шестую" колонны, но вряд ли устроит население, которое в лучшем случае просто останется статистом при переделе собственности в зависимой от США стране, а в худшем окунется в очередную Смуту, где уже не будет никаких большевиков, которые бы страну оттуда достали и привели в чувство. Чтобы Путин в случае чего не попытался опереться на тех же патриотов или охранителей (не дуболомов в стиле "Чего изволите", а тех, кто всерьез хочет сохранить существующую систему), их сейчас активно шельмуют, мол, они готовят "майдан в России", хотя на деле, именно такие наезды на различных охранителей и патриотов и провоцируют дальнейший распад пропутинского большинства и готовят пресловутый "майдан" в центре Москвы. По умыслу это происходит или же по глупости, не так важно. С точки зрения интересов США, это очень удобный сценарий, который они несомненно задействуют. Вынуждаемые уступки по Новороссии служат катализатором недовольства в патриотической среде, которое попытаются помножить на ухудшение социально-экономической ситуации в стране под грузом текущих проблем и санкционного пресса. К концу июня этот сценарий начал становиться все более очевидным.

Пока продолжалась реконфигурация информационного пространства, политические уступки на этом не закончились, Россия была вынуждена признать легитимность фашистской хунты и согласиться на назначение Порошенко президентом Украины в ходе сфальсифицированных выборов. Выбрав курс на купирование конфликта (который превращался в прямое противостояние с США и их сателлитами), Россия спешно пыталась остановить процессы складывания новых государств, что институциализировало конфликт, что уже в мае стало казаться крайне нежелательным. От народных республик начали рекомендательно требовать отложить референдумы о независимости, но процесс зашел очень далеко, и его было не остановить. В результате, возникли непризнанные полувиртуальные государства ДНР и ЛНР, и Москва оказалась в двойственном положении, когда инерция предыдущей стратегии мешала ей купировать конфликт в рамках изменившихся приоритетов. Попытка уклониться от конфликта не удалась.

В мае-июне хунта развернула первое крупномасштабное наступление в Донбассе, захватив значительные территории ДНР и ЛНР. Этому способствовало все более активное участие ВСУ и помощь американцев в развитии карательной операции. США обеспечивали поставку не летальных грузов (формы, бронежилетов, касок, пайков, спецоборудования), инструкторов и специалистов по разведке, работе с БПЛА, информационных специалистов и спутниковое обеспечение. Тем не менее, полной победы хунта добиться не смогла - поток добровольцев и гуманитарной помощи из России обеспечил необходимый минимум для запуска процесса складывания армии Новороссии, которая начала коваться именно в июне, когда разрозненные группы начали превращаться в первые батальоны ополчения. Тогда же в достаточно существенном объеме заработал и "военторг", как продолжение двойственной линии между отказом от ввода войск и нежеланием сдавать Новороссию, пусть даже в урезанном варианте, так как внутренние последствия этого были бы слишком катастрофичны. Была предпринята попытка спустить идущую вовсю войну на тормозах, заключив первое перемирие. Это ни к чему не привело, так как это перемирие было использовано хунтой для монтирования ударных группировок для июльского наступления. Хунта открыто об этом говорила, что мы используем перемирие для подготовки к дальнейшей войне, тем самым позиция России еще больше была дискредитирована. США открыто поддерживали такое поведение хунты, так как рассчитывали, что Россия будет вынуждена утереться и проглотить уничтожение ДНР и ЛНР. Здесь их в июле и августе ждал определенный сюрприз.

Народные республики и в первую очередь ДНР потеряли в этот период массу времени, так и не начав полноценного государственного и военного строительства - через Донецк начались сепаратные переговоры представителей крупного финансового капитала с украинскими олигархами. Назначенный еще весной вместо Володина куратор украинского направления Сурков открыто поддерживал эту линию на сворачивание войны, которая слишком явно начинала бить по кошелькам "жирных котов". Переговоры с Ахметовым в итоге вылились в июньскую сдачу Мариуполя и попытку сдать Донецк в июле. Переговоры с Коломойским успехом не увенчались, тот слишком плотно сидел под американцами. Пока Стрелков отбивался в Славянске от превосходящих сил, для него уже готовили "героическую гибель", сопровождая это нелепыми оправданиями, что "раз Стрелков грустит, это к добру". К тому времени Стрелков уже прекрасно знал, что ввода войск не будет, поэтому вместо удержания важного транспортного узла, он решал задачу прикрытия ДНР, давая республике время, чтобы та могла окрепнуть. Но это выигранное Стрелковым время было бездарно растрачено.

За два месяца донецкие сидельцы не только не удосужились взять аэропорт (позорная атака под руководством Ходаковского закончилась одними из самых крупных разовых потерь ополчения за всю войну), а также отбить у хунты танковый склад в Артемовске и оружейный в Соледаре. Присланный из России Бородай и заседавшие в Донецке вожди вроде Пушилина показывали свою несостоятельность как государственные деятели. Нелепые идеи на тему конституции, метания с национализацией, неспособность обеспечить в Донецке элементарный порядок, разворовывание гуманитарных грузов, деятельность в Донецке структур, подчиненных фашистской хунте - все это вело к дискредитации политических структур в ДНР.

В обществе постепенно нарастали вопросы о происходящем, но вера в то, что власти знают что делают, была еще крепка. Славянская эпопея внушала надежды, что Новороссия организуется и погонет хунту к Днепру, тем более что вожди ополчения открыто говорили, что вот отобьемся в обороне и пойдем на Киев. А то, что Стрелков "грустит", ну так работа у него такая "грустить". Но плоды кулуарной возни российской и украинской олигархии, а также деятельность так называемых "пятой" и "шестой" колонн в самой России вели к тяжелейшему июльскому кризису, когда фашистская хунта попыталась с подачи США утопить Новороссию в крови и стереть ее с политической карты.

Продолжение следует…

Борис Рожин (Colonеl Cassad)

add_circle ОБСУДИТЬ (5)


Читать все комментарии (5)


Добавить комментарий:

Политика России в Донбассе: США на шаг впереди

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *





Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС





Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС



Новости партнеров