24 Августа 2019

"Последнее китайское". Репортаж из Гонконга

Новости все материалы

Больше новостей

Реклама от YouDo
Услуги мастера: евроремонт на маленькой кухне по данной ссылке.
Смотрите: найти работу по ремонту квартир в Москве, подробнее здесь.


Аналитика все материалы


Политика В России

Никакого тандема нет

Холдинг "Минченко консалтинг" опубликовал сегодня доклад о сформировавшейся после весенних выборов управленческой системе. В докладе, в частности, говорится о том, что Путин смог реализовать американскую модель "большого правительства", фактически подчинив себе всю вертикаль исполнительной власти за счет резервного "пульта управления" внутри аппарата президента – различных комиссий, советников. Кроме того, воссоздал "политбюро 2.0" - аналог ЦК КПСС. Таким образом, отмечают авторы доклада, Путин получает полный контроль и над правительством, и над администрацией президента. Еще один напрашивающийся вывод - никакого тандема больше нет.

В докладе отмечается, что к третьему срока президентства Путина традиционная схема создания системы элитных "сдержек и противовесов" была усложнена: внутри администрации президента (АП) создан фактически резервный по отношению к правительству "пульт управления" в лице помощников президента и контролируемых ими профильных управлений. По своему кадровому наполнению эти управления могут конкурировать с министерствами и департаментами правительства по скорости прохождения бюрократических процедур. При этом существуют и альтернативные администрации президента центры формирования кадров – к примеру, переместившаяся в правительство команда Владислава Суркова, оттесненная в данный момент от управления внутренней политикой, но при необходимости готовая вновь вернуться к реализации этой функции.

Президент сформировал ряд новых комиссий (в том числе по ТЭК и по контролю за исполнением собственных предвыборных обещаний), в которые входят как министры, так и представители АП. Тем самым демонстрируется контроль президента и над правительством, и над администрацией. Фактически реализована давняя мечта Путина – внедрить в России американскую модель, при которой президент руководит всей вертикалью исполнительной власти (своеобразное "большое правительство"), отмечают эксперты.

Однако внутри путинского "большого правительства" заложен целый ряд структурных противоречий, в том числе, чрезмерный объем полномочий ряда вице-премьеров, конкуренция за контроль над финансовым блоком между Сердюковым, Шуваловым и бывшей кудринской командой, аппаратная конкуренция за контроль над ТЭК, борьба за влияние между Минкомсвязи и новым управлением в АП, возглавленным бывшим министром Щеголевым, усугубляемая тем, что министерство уступило ряд важных полномочий недавно созданному профильному агентству. Механизмом разрешения этих и иных аппаратных противоречий является неформальный орган – путинское "Политбюро 2.0", утверждается в докладе.

Действительно ли Путин воссоздал "политбюро", а тандем рухнул, Накануне.RU рассказал политолог, проректор РЭУ имени Плеханова Сергей Марков.

Вопрос: Насколько согласитесь с главными выводами, представленными в докладе?

политолог, проректор РЭУ им. Плеханова, член Общественной палаты РФ Сергей Марков|Фото: Накануне.RUСергей Марков: Думаю, Путин, безусловно, является доминантой в структуре исполнительной власти в стране и является главой "большого правительства". С этим я соглашусь. И думаю, никто не сомневается, что Медведев является председателем правительства Путина, а не своего. Путин возглавляет большую коалицию, которая включает в себя западников, либералов, государственников и технократов. Это основные силы, входящие в это правительство. С этим можно согласиться. С чем бы я не согласился в этом докладе, так это с тем, что Путин играет роль арбитра и модератора между различными кланами.

Вопрос: Почему же? 

Сергей Марков: Это, я считаю, только одна лишь из ролей Путина, и совсем не главная. Главная – он является создателем этой команды. Он является ее капитаном. Арбитр не может играть за команду, а он может, и он решает, кто будет за нее играть, а кто нет. Кроме того, Путин является ее штурманом, а исходя их концепции "политбюро глав кланов", выходит, что у них главная задача – сидеть на России, использовать ее, увеличивать капиталы, а направление движения их не интересует.

Вопрос: Порой создается такое впечатление... 

Сергей Марков: Это не так. Это команда, существующая для определенных целей, и Путин прокладывает ей курс, нацеленный на возрождение России как великой державы. Этот курс сформулирован Путиным при участии тех "ближних друзей", но Путин там играл безусловно лидерскую роль. Поэтому, я считаю, нельзя ограничивать Путина ролью медиума, посредника между различными группировками. Но роль арбитра, без сомнения – одна из тех, которые играет Владимир Путин, и эта часть картины, которую необходимо дополнять другими частями.

Вопрос: То есть с самой концепцией "политбюро 2.0" как конгломератом конкурирующих элит, который не позволяет наполнить смыслом сам термин "вертикаль власти", Вы не согласитесь?

Сергей Марков: Я полагаю, что концепция "политбюро" не вполне верная. Если сказать точнее, то через "политбюро" ее можно описывать в том числе, но она является не главной и не самой сильной. С помощью этой модели можно рассматривать ситуацию, но главное является другим. Если мы концепцию "политбюро" будем рассматривать как основную, базовую, то нам трудно будет понять реальную ситуацию. Слабость этой концепции заключается в том, что непосредственно политбюро было институтом власти, а здесь ни о какой институционализации речи нет. Это лишь одна из неформальных структур, а главным институтом является как раз система исполнительной власти, в рамках которой Путин является президентом. И вот этот институт играет решающую роль при формировании отношений между членами команды.

Вопрос: Одним из  членов этого "политбюро 2.0" авторы называют Патриарха Кирилла. На Ваш взгляд, его влияние на политическую жизнь действительно соответствует такому статусу?

Сергей Марков: Оно выше. Я полагаю, что если так вот условно расставлять по степени иерархии, то патриарх занимает минимум второе место во властной иерархии, в широком смысле этого слова. Патриарх, на мой взгляд, может быть, уступает Путину, а, может быть, и нет. И он уж, без сомнения, более влиятелен, чем Дмитрий Медведев.

Вопрос: Если говорить о Медведеве, то Вы упомянули, что он возглавляет правительство Путина, а здесь он является "одним из" членов формального политбюро. Эпоха тандема закончилась?

Сергей Марков: Эпоха тандема закончилась в тот момент, когда Владимир Путин вступил в должность президента. В тот момент мог возникнуть конфликт по инициативе Медведева, он мог пойти на самостоятельные действия, а сейчас серьезные самостоятельные действия Медведева невозможны, ему всегда нужно получать одобрение Владимира Путина.

На сегодня тандема не существует. Дмитрий Медведев играет роль очень самостоятельного, но премьер-министра в правительстве Путина. Не исключен вариант, что он – будущий президент, если ситуация будет определенным образом разворачиваться. Влияние Медведева заключается не в том, что он член тандема, а в том, что он премьер-министр. Влияние же Путина на посту премьера было еще в том, что он был создателем той политической системы, он был "создателем Медведева", и он был создателем той политической команды, которая была у власти, он был лидером этой команды. Медведев лидером команды не является, и то, что он был президентом, особо на его статусе не отражается. Но не исключено, что в какой-то момент он может стать лидером некой коалиции, которая станет его продвигать в президенты.

Вопрос: А насколько, на Ваш взгляд, было эффективным создание комиссий, появление ряда советников из числа бывших министров, которыми себя Путин окружил? Было ли это нужно для эффективного управления? И как оцените то, что в итоге получилось?

Сергей Марков: Я не согласен с тем, что  те бывшие министры, которые перешли в администрацию, они стали играть подобную роль. Голикова, например, стала отвечать за Абхазию и Южную Осетию и большой роли в своей прежней сфере она не играет. Огромную роль играют Иванов, Володин, а бывшие министры, которые заняли какие-то посты, они не стали, как многие ожидали, такими "супервайзерами" своих бывших заместителей, которые стали министрами. Они фактически отошли в сторону. Фурсенко был начальником Ливанова, но он не остался его начальником, он помогает в чем-то Путину, но Ливанов в своих действиях самостоятелен. Заместители Голиковой стали министрами труда и здравоохранения, но Голикова не осталась их начальником. Он их просто взял в качестве кадрового резерва, но они не являются частью "большого правительства".

Вопрос: Подводя итоги, авторы доклада говорят о том, что исходя из структуры управленческой системы, у президента есть на случай кризисных явлений праволиберальная и левая, народно-патриотическая площадки, на любую из которых может быть сделана ставка в определенный момент, но фактически такая система нацелена на инерционный сценарий развития. Получается, что создавая такую сложную структуру, президент учел основные варианты развития. Остается ли место для форсмажора, или нынешняя власть функционально и институционально готова ближайшие шесть или 12 лет функционировать в таком виде?

Сергей Марков: Место для форсмажора, безусловно, есть. Есть несколько моделей форсмажора. Во-первых, это глобальный экономический кризис. Во-вторых, глобальный геополитический, или даже геовоенно-политический кризис, связанный с войной с Ираном и некоторыми другими очагами нестабильности, возможны провокации против России, как это случилось в Южной Осетии. В-третьих, есть возможность внутреннего кризиса, связанного с нарастанием внутренних противоречий. Это видно и из роста протестных настроений самых разных групп, что связано с возможным падением эффективности власти. Это уже происходит. Характерный пример: Сколкина – лоббист транснациональной табачной корпорации. В прошлую думу она не вошла, в середине срока ее попытались пропихнуть, она не вошла, в самый конец срока она уже вошла, это было в 2011 году, и в новый состав она тоже переизбралась. Наличие таких людей, как Татьяна Сколкина – явный индикатор недееспособности власти. Лоббисты транснациональной табачной корпорации не должны быть в парламенте. В противном случае становится ясно, что система дает сбой. Если будет происходить нарастание таких сбоев, это может привести к усилению недовольства, к разбалансировке системы. Действительно, есть возможность маневра и в праволиберальную часть, есть возможность маневра в патриотическую часть. Есть платформы, есть люди, есть социальные сектора в обществе. Но в то же время, нынешний курс я бы не назвал инерционным, поскольку существует достаточно четкий план продвижения по этому курсу, и он инерционным не является. 

add_circle ОБСУДИТЬ (7)


Читать все комментарии (7)


Добавить комментарий:

Никакого тандема нет

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *





Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Голосование

Есть ли в России здоровая оппозиция?

Результаты 220

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС