20 Апреля 2019

"ПОЗОРге"? Глумление над историей на "Первом"

Новости все материалы

Больше новостей

Реклама от YouDo

Аналитика все материалы

Константин Семин: Перезапустить советский проект может только Россия. И больше никто

Как и в 1941, есть ультраимпериализм (неолиберальный фашизм) и ресоветизация (социализм). И Боливар не выдержит двоих

У меня есть друзья в Киеве, с которыми я иногда спорю. Чисто технически спорить, конечно, все сложнее теперь. Поэтому я их и не называю по имени. К сути нашей дискуссии, впрочем, это никак не относится. Я попробовал изложить свою позицию в разговоре с ребятами из ансамбля "Гренада", которые недавно решили взять у меня интервью. Вот что получилось.

Украинский конфликт - это борьба с нацизмом или что-то большее? Противодействие США, Европы и России или борьба одних олигархов с другими олигархами? *во вчерашнем выпуске АгитПроп немного об этом говорилось, пожалуйста, раскройте этот вопрос поподробнее.

С моей точки зрения, гражданская война на Украине — это в первую очередь война с фашизмом. И речь даже не об украинском национализме, поскольку украинский национализм — лишь режущая кромка широкого лезвия, нацеленного нам в горло. России придется расстаться с традиционным пониманием слова фашизм, которое в массовом сознании прочно связано с 41-м годом, ползущими к Москве “тиграми”, фрицами и “Гитлером с хвостом”. Германия и Италия не являются родиной фашизма. В разгар глобального экономического кризиса 30-х годов обе эти страны (точно так же, как Украина теперь) были инфицированы фашизмом извне, превращены в стенобитное орудие, с помощью которого предполагалось уничтожить Советское государство. А потому и победа СССР над Германией не означала победу над фашизмом. В действительности идейно, концептуально фашизм уходит корнями в англосаксонскую политическую и философскую традицию. Социал-дарвинизм, основные положения неолиберализма, экономический расизм — всем этим мир обязан крупнейшей колониальной державе, матери капитализма, Великобритании. Небольшой бытовой пример. У меня есть хорошая подруга из Пакистана. Однажды я посоветовал ей посмотреть советский мультфильм “Маугли”. К моему удивлению, она не на шутку обиделась. Оказалось, и “Маугли”, и вообще весь Киплинг для жителей Индии и Пакистана — это и есть синоним слова фашизм. Гитлер для них злодействовал где-то далеко, на севере. А вот что такое расстрел сипаев, бенгальский голод и в целом “Бремя Белого Человека”, соотечественники моей подруги запомнили навсегда.
.
Как все это связано с Украиной? С момента исчезновения СССР мы наблюдаем заключительный этап становления ультраимпериализма. Нет никаких конкурирующих монстров, как в 1914. Нет Японии. Нет Германии и Франции. В глобальной экономике и политике происходит невиданная в истории концентрация капитала, ресурсов, политических и военных возможностей вокруг единственного центра силы. Этот центр силы можно называть как угодно — англосаксонским миром; сообществом транснациональных корпораций; иудео-христианской цивилизацией, базирующейся на близкой для капитализма протестантской этике; или же просто глобальной Америкой (неспроста наиболее смелые теоретики ультраимпериализма говорят о неизбежном наступлении “Нового Американского Столетия”). Все определения подходят. Все они не противоречат друг другу. Именно в этом ключе, именно под этим углом зрения необходимо воспринимать происходящее на Украине.

После провозглашения Украиной независимости национально окрашенный социал-дарвинизм стал, по большому счету, её государственной идеологией. Бог с ними, с бандеровцами, но отношение огромного количества людей на Украине (преимущественно мещанского сословия) к жителям Донбасса имеет все признаки этого социал-дарвинизма. Тут даже спорить не о чем. Достаточно залезть в интернет.

Если же говорить только о фактах, то год назад в Киеве произошел стандартный олигархический переворот. На штыках боевиков нацистских организаций к власти пришла очередная группа звездно-полосатых “сукиных детей”. Типичный латиноамериканский сценарий. Однако принципиальное отличие украинского переворота от какого-нибудь боливийского — его целью изначально было отнюдь не просто установление контроля над ресурсами и территорией Украины. Не просто замена одних эксплуататоров-компрадоров на других. Сама по себе, отдельно от России, Украина не представляет для Запада никакой стратегической ценности. Как и Германия в 30е, Украина должна стать тараном для выполнения главной задачи — уничтожения России. Вот в чем смысл и суть украинского майдана.

Здесь дело не в какой-то российской особости, не в мистике и не в духовных скрепах. Все гораздо проще. Россия это единственное государство в мире, обладающее достаточным арсеналом ядерного оружия, чтобы поставить под сомнение ту самую складывающуюся сейчас в мире экономическую, политическую и военную ультрамонополию. Нет ни одной другой страны, включая Китай, которая практически или теоретически является препятствием для ультраимпериализма. В Москве это тоже прекрасно понимают. Возможно, в Москве этому даже не рады. Многие считают наш ядерный статус проклятым наследием совка, препятствием на пути евроатлантической ассимиляции. Но бросить эту ядерную дубину слишком страшно. Даже продать по частям проблематично — хотя некоторые пытались, как мы знаем. А потому само наличие у России советского ядерного арсенала стало тем самым глобальным фактором, историческим обстоятельством, о котором постоянно забывают сторонники "чистого марксизма". Тем, кто сомневается или забыл, предлагаю пересмотреть обращение Путина к нации после трагедии в Беслане. Путин прямым текстом говорит — теракт в школе выгоден тем, кто хотел бы лишить Россию ядерного оружия. "Они считают”, говорит Путин, "что эту угрозу (Россию) надо устранить”. Ну не Басаева же он имел в виду. Все остальное — небесные сотни, честные выборы, белые ленты, гвоздики к посольству, видеообращения студентов, коса тимошенко и браслеты навального — туман. Пыль в глаза.

В этом смысле, конечно, Россия должна была готовиться к таким ударам, как Майдан. Но она не готовилась, поскольку остается достаточно слабым капиталистическим государством. Я убежден, что Майдан застал многих в Кремле врасплох. А для пребывавшей в околоспортивной эйфории российской элиты он и вовсе оказался нокаутирующим ударом. Однако неучастие в украинских событиях, пассивное созерцание того, как в Киеве жгут людей, стало бы для российской власти самоубийством. Началась игра, в которой уже нельзя пропустить ход, игра, которую с какого-то момента Россия просто не может игнорировать. Потому что играют на её собственную шкуру. На жизнь каждого из нас.

Сама эта ситуация таит в себе множество ловушек для теоретиков левого движения, которые привыкли оценивать любое явление с помощью раз и навсегда усвоенных догм. К примеру, очень легко назвать войну на Украине противоборством российской и американской буржуазии. Из этого немедленно следует, что в таком конфликте нет и не может быть “хороших”, а могут быть только плохие. Стало быть, поддерживать нельзя вообще никого. Глупость. Если любое вмешательство в конфликт капиталистических интересов — ошибка, значит, остается просто наблюдать за тем, как ультраимпериализм ломает последнюю преграду на своем пути к глобальному доминированию? Ведь никаких других способов помешать этому у современных лениных и каутских объективно нет. Так что ли? Ультраимпериализм-то сложится, будьте спокойны. Но вместо очистительной мировой революции на заключительном этапе мир получит тотальную диктатуру транснациональной олигархии, опирающуюся на сверхмощную систему подавления, слежки и контроля, да и на ядерную дубину (единственную) тоже. В этой системе у её социал-дарвинистских архитекторов не будет уже никаких тормозов — списывать в утиль неэффективных, дефектных, неугодных или негодных они смогут даже не странами — материками. И первыми, стоит заметить, будут выкошены именно те левые идеалисты, которые сегодня пытаются поставить себя над схваткой. В отличие от 1914 сегодня оппортунист — это не тот, кто жертвуя классовыми интересами, присягает своему империалистическому отечеству. Оппортунист сегодня — тот, кто в своей политической близорукости переходит на сторону ультраимпериализма, приближает его окончательный триумф, а следовательно, и приговор для всех классов, кроме класса эксплуататоров.

И еще один момент. Россия при всех её буржуазных особенностях остается правопреемницей Советского Союза. Советский менталитет, память о Победе в Великой Отечественной Войне, памятники Ленину, советская история и топонимика — все это пока еще живо, несмотря на многократные попытки расчеловечить советских героев, обелогвардеить народ нашей страны, заместить память об СССР мифами и сказками о “России, которую мы потеряли”. В России не запрещена ни одна из социалистических или коммунистических партий. Отношение к ключевым фигурам советского периода у большинства населения является однозначно положительным. Именно это и позволяет украинским националистам называть Россию совком, совдепией, красной Ордой. В России живет и крепнет низовой, по-настоящему народный культ Сталина. Причем культ этот абсолютно не равнозначен украинскому культу Бандеры. Сталин для нашего народа — не фантомная тоска по утраченному величию, не стальная рука, не мачо, не хуторской националист (что само по себе было бы абсурдом), а руководитель Советского Государства, основанного на принципах социализма, социалистического управления экономикой. Некоторые левые любят указывать на якобы имеющее место “поправение" российского народа, на русские правые марши, на рост национализма в крупных городах. Появление Новороссии полностью опровергло все эти рассуждения. В отличие от Украины национализм в России (несмотря на резко обострившиеся межнациональные отношения) остается маргинальной идеологией. Нестоличную, неблатную Россию, как и в 1917 году, социальная справедливость интересует гораздо больше, чем цвет кожи и разрез глаз.

Будем реалистами — если Россия не сумеет начать процесс ресоветизации, этот процесс в мире не начнет уже никто. Никакая Венесуэла или Куба, никакой Эквадор или Боливия. Даже Китай (хотя любопытно, что в резко осложнившихся международных обстоятельствах Си Цзиньпин призвал соратников к укреплению марксистских основ в системе образования). Остановить ультраимпериализм и перезапустить советский проект может только Россия. Возможно, при участии Китая, который — при всех оговорках — сохраняет сильнейшую инерцию социалистического строя. Поражение России и Китая будет означать диктатуру империализма и поражение социализма на десятилетия, если не столетия вперед. Запомните, нет никаких других вариантов, нет никаких "третьих, православных путей". Не получится "и рыбку съесть, и свой маленький автосервис открыть". Как и в 1941, есть ультраимпериализм (неолиберальный фашизм) и ресоветизация (социализм). И Боливар не выдержит двоих. Поэтому все вменяемые левые сегодня обязаны, сохраняя критическое отношение к российской версии капитализма, поддерживать сражающийся народ Новороссии. Он заслуживает поддержки в точно такой же степени, как и сражающийся народ Сирии. Это сегодня безусловная, не подлежащая обсуждению линия фронта.

* Интересен ли Украинскому правительству мир на юго-восточном фронте? Какой Вы видите возможный выход(-ы) из ситуации?

Украинское правительство может интересоваться чем-то не в большей степени, чем когда-то могло интересоваться правительство Южного Вьетнама. У Украины нет правительства, у нее есть оккупационная администрация. Если министр финансов страны — гражданка США, если Службу Безопасности возглавляет американский гражданин, о чем вообще можно говорить? Что же касается американской корпоративистской элиты, то ей, по разным причинам, необходим не мир, а большая война. Это и способ списания долгов, и лекарство от продолжающегося экономического кризиса, и способ присоединения новых рынков и источников сырья. И способ решения главной проблемы, о которой я подробно говорил выше.

Еще раз — России война не нужна, война для российского капитализма смертельно опасна. Именно поэтому так корчится и извивается российская олигархия. Ей не просто страшно, ей страшно потому, что воевать предстоит с идеологией, которую она сама целиком и полностью разделяет — с идеологией социал-дарвинизма. А вот американской олигархии бояться и комплексовать не от чего. Для американского капитализма война — это анаболик, с помощью которого наращивается мышечная масса. Без войны американский капитализм представить вообще нельзя. Недавно я наткнулся на интересную статистику. Из 235 лет своего существования Америка провела в войнах 214. Сопоставьте оборонные бюджеты США и следующих 14 государств. Даже если сравнивать “российский олигархический империализм” с поведением Германии, Японии, Англии, Италии и Франции, то выглядеть он будет как-то… травоядно что ли. Россия за последние 25 лет не принимала участия ни в одной колониальной войне. Она отказалась практически от всех военных баз в дальнем зарубежье. Сравните это с экспансией НАТО. Марксизм марксизмом, а стратегическое военное планирование — это стратегическое военное планирование. Снова и снова — НАТО расширяется только потому, что на востоке не решен вопрос с российским ядерным оружием. Точка. Здесь нет никаких других “если”. Тем левым, которых не убеждает даже это, советую внимательнее прислушиваться в тому, как происходящее на Украине оценивают признанные лидеры социалистического мира — Фидель Кастро, Эво Моралес, Даниель Ортега и другие. Очень похожие суждения звучат в выступлениях таких публицистов, как Джеймс Петрас, Джон Пилджер, Крис Хеджес.

Истинными оппортунистами сегодня являются те левые, которые между книжными страницами пытаются укрыться от ставшей совершенно реальной угрозы мировой войны. Их поведение напоминает маневры троцкистов в канун Второй Мировой. Те, как известно, старались быть и против фашизма, и против капитализма, и против сталинизма. Потом погибли миллионы, советский народ выстоял и победил, а троцкисты оказались на обочине истории. Я уверен, что и Ленин, и Сталин сегодня поддерживали бы Новороссию. Хотя бы ради того, чтобы защитить памятники.

Что касается выхода, то, к сожалению, выходом из глобального конфликта, да еще и в сегодняшней, терминальной стадии болезни, может быть только победа одной из сторон. Победа США/поражение СССР в 1991 тоже стали своеобразным решением, на время разрядили ситуацию, принесли некоторое подобие мира. Однако для нашей страны этот “мир” означал стремительную деградацию с огромными человеческими жертвами, а для всей планеты — деградацию постепенную, с обязательными войнами и все более жестокой, беспросветной эксплуатацией. Поэтому сегодня "выходом" может быть только поражение империализма. Мы свой лимит на поражения уже исчерпали. Отступать больше некуда.

Журналист ВГТРК Константин Семин

add_circle ОБСУДИТЬ (33)


Читать все комментарии (33)


Добавить комментарий:

Константин Семин: Перезапустить советский проект может только Россия. И больше никто

Уважаемые читатели Накануне.RU! Комментарии проходят премодерацию. подробнее...

Просьба уважать других участников форума и чтить УК РФ! Комментарии, оскорбляющие других людей, имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут. Форум наш становится более громоздким, но проявляющий крайне пристальную требовательность к нашей редакции Роскомнадзор диктует условия. Заранее приносим извинения, надеемся на понимание и конструктивную дискуссию.

Текст комментария *

Жирный Подчеркнутый

Ваше имя *





Если вы заметили ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Голосование

Поддерживаете ли Вы закон об ответственности для "антипрививочников"?

Результаты 1448

Архив материалов

   
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС